Андрушкевич И. Н. (Буэнос-Айрес, Аргентина)

Бородинские торжества сто лет тому назад

Один из старших русских кадетов в Аргентине, кадет Пажеского Его Императорского Величества (Е. И. В.) корпуса, граф Александр Алексеевич Коновницын сто лет тому назад стоял семилетним мальчиком на царской трибуне, почти рядом с Государем Императором Николаем Александровичем, во время торжественного юбилейного парада Русской Императорской Армии на поле Бородина, в день столетия Бородинского боя. Он об этом подробно и неоднократно рассказывал во время кадетских встреч в Буэнос-Айресе.

Граф Александр Алексеевич Коновницын родился 10 августа 1905 г., в семейном имении его родителей, и скончался 23 марта 1998 г., в буэнос-айресском пригороде Оливос, в Аргентине. Он был праправнуком героя Бородинского сражения графа П. П. Коновницына.

В его домике в пригороде Оливос, у входа в гостиную, висела небольшая картина Бородинского сражения, на которой был изображен лежащий на земле, смертельно раненный около полудня князь П. И. Багратион, рукой указывающий на генерала П. П. Коновницына в ряду стоящих полукругом военных, чтобы он принял на себя командование боем.

Когда в 1912 г. во Всероссийской Империи торжественно отмечалось столетие Великой Отечественной войны 1812 года, все мужские потомки героев этой войны были приглашены на юбилейный парад в день Бородинского боя на царскую трибуну, в том числе и граф А. А. Коновницын. Ему тогда было всего лишь семь лет, он уже имел право надевать военную форму Пажеского Е. И. В. корпуса без погон, ибо все потомки героев этой войны имели право на поступление в этот Корпус. Он был одним из самых маленьких, принимающих этот парад, и стоял почти рядом с Царем-Мучеником, который ему даже что-то сказал и при этом погладил по голове. Граф А. А. Коновницын всегда говорил, что это был самый лучший момент в его многолетней жизни, и что ласка Святого Царя его оберегала всю жизнь и всегда ему давала силы правильно жить. После парада Царь пригласил всех участников царской трибуны на парадный завтрак в царской палатке на Бородинском поле, в том числе и его. На столе были разложены серебряные приборы с инициалами каждого гостя и с датой этого дня. После парадного завтрака все его участники, если хотели, могли взять с собой свои приборы на память.

Когда ему исполнилось десять лет, А. А. Коновницын поступил в Александровский кадетский корпус в Санкт-Петербурге, где он учился два года, а затем он поступил в Пажеский Е. И. В. корпус.

Когда началась Гражданская война, пятнадцатилетним подростком, после расстрела большевиками его отца за то, что он был графом, А. А. Коновницын поступил вольноопределяющимся в ряды Георгиевского пехотного полка Северо-Западной армии генерала Юденича. Служил в команде конных разведчиков. Участвовал в наступлении на Петроград. После разгрома этой армии ему удалось пробиться в Эстонию.

В эмиграции он жил сперва в Югославии, а затем во Франции, где в туристических центрах учил теннисному спорту и играл в балалаечных оркестрах. После Второй мировой войны переехал с дочерью в Аргентину, где преподавал французский язык, работал декоратором и, под именем «А. Ведов», играл в постановках Общества друзей русского театра в Буэнос-Айресе.

Граф А. А. Коновницын в 1990-е годы был старшим членом Кадетского объединения в Аргентине и председателем «Комиссии для определения основных предпосылок для наименования «Русский кадетский корпус», учрежденной в 1995 году, когда ему уже было 90 лет. Кроме графа А. А. Коновницына в этой Комиссии состояли: кадет Донского кадетского корпуса в Новочеркасске А. Е. Эльснер и председатель Кадетского объединения в Аргентине И. Н. Андрушкевич. Граф А. А. Коновницын сформулировал определение предпосылок для наименования «Русский кадетский корпус», которые затем были многократно опубликованы в печати. За несколько лет до смерти он почти ослеп, но продолжал посещать кадетские встречи. Дома он ежедневно упражнялся в игре с теннисным мячиком. Он сам себе смастерил для этого специальное устройство: он ударял в мячик ракеткой, мячик отскакивал от противоположной стенки и возвращался к нему по тонкой веревочке с пружиной.

Граф А. А. Коновницын почти до самой своей кончины продолжал поддерживать связь с окружающим обществом. За пару лет до его кончины меня с женой пригласили на месячную встречу одного местного клуба коллекционеров старых автомобилей, принадлежащих, в большинстве случаев, к довольно культурным слоям местного общества. В этот день они устраивали «русский обед» с русским меню. Меня попросили сказать перед обедом пару слов о русской культуре. Устроители мне обещали, что до обеда познакомят меня с «фигурой дня», как они сказали, то есть с «настоящим графом» (verdadero conde). Меня повели навстречу к элегантному пожилому господину в темном костюме с красивым галстуком, с русским орлом в петлице. Мне сказали: «Это и есть наш conde!» Оказалось, что это был наш 90-летний старший кадет, граф Коновницын. «Даже когда мне приходилось жить как нищий, я продолжал быть русским кадетом и русским графом», — сказал он мне потом.

Граф А. А. Коновницын очень интересовался событиями в России и говорил, что не надо копаться в наших общих прошлых нехороших делах, но надо стараться избегать их повторения, чего наши враги будут настойчиво и умело добиваться.

Под конец он часто вспоминал, что в часовне в их маленьком имении были похоронены его славные предки. Кто-то ему сказал, что эти захоронения были осквернены и даже уничтожены большевиками после убийства его отца. Он часто спрашивал, так ли это, а если так, то почему? Он просил устроить ему встречу с местным послом РФ, которого он хотел лично попросить узнать, что случилось с останками его предков. Когда эта встреча была намечена, он неожиданно скончался, практически не болея, так что встреча так и не состоялась.

Граф А. А. Коновницын говорил:

«Хотя я аристократ по происхождению и в душе, всю жизнь я был вне моего круга. Я должен был бороться за кусок хлеба, пробиваться зубами и ногтями: я трудящийся. В нынешнее время привилегии аристократии исключительно нравственного характера: удовлетворение нести хорошую фамилию, блюсти честь и жертвовать собой для пользы других».

 

* * *

Коновницын Петр Петрович, герой Отечественной войны 1812 г., генерал от инфантерии, родился 8 сентября 1764 г. в своем имении Кярове, под Гдовом.

Происходил из старинного дворянского рода Коновницыных. Его отец, тоже Петр Петрович, видный сановник, приближенное лицо к Императрице, петербургский губернатор, генерал-поручик, еще в детстве записал сына капралом в Артиллерийский корпус. В 1786 г. Петр Коновницын окончил кадетский корпус и получил чин прапорщика, а через два года он — подпоручик. Петр Коновницын участвовал в русско-шведской войне 1788–1790 гг. в военных действиях в Финляндии.

Затем служил в армии, которая вела войну с Турцией. В боевых действиях не участвовал, так как ко времени прибытия Коновницына в Южную армию военные действия практически закончились. В 1792–1794 гг. П. П. Коновницын принимал участие в польской кампании, командовал Старооскольским полком, получил чин полковника. Отличился при Баре, под Хельмом и Слонимом. За проявленную храбрость был награжден орденом святого Георгия IV степени. В сентябре 1797 г., в возрасте 32-х лет, Петр Петрович получил чин генерал-майора, был назначен шефом Киевского гренадерского полка. В 1807 г. Император Александр I ввел его в свою свиту. Государь советовался с Коновницыным по военным вопросам в преддверии войны со Швецией. В русско-шведской войне 1808–1809 гг. Коновницын был назначен дежурным генералом Финляндской армии, занимался вопросами снабжения армии, принимал участие в боевых действиях, командуя артиллерийскими подразделениями. Отличился при взятии крепостей Свартгольм и Свеаборг, получил чин генерал-лейтенанта, был награжден орденом святой Анны I степени.

Петру Петровичу пришлось даже возглавить морское сражение около города Або при отражении русской гребной флотилией нападения шведских канонерских лодок; он отразил попытки шведов высадиться у м. Рунсало и у о. Кимито, за эти сражения был награжден орденом святого Георгия III степени.

Перед Отечественной войной 1812 г. Коновницын П. П. командовал лучшей в русской армии 3-й пехотной дивизией, входившей в корпус генерал-лейтенанта Тучкова, в составе 1-й Западной армии М. Б. Барклая-де-Толли, расквартированной в районе Вильно.

Дивизия Коновницына, отступая в составе 1-й армии, участвовала в боях при Островно, его противниками были части маршала Й. Мюрата и генерала Е. Богарне. Затем с дивизией защищал Смоленск, был ранен, но поле сражения не покинул. Храбро сражался у деревни Лубино, прикрывая переправу русских войск через Днепр.

Затем командовал арьергардом объединенных русских армий при отступлении к Бородину, участвовал в Бородинском сражении, заменив сначала раненного командующего 2-й армией князя П. И. Багратиона, а потом — смертельно раненного командира корпуса Н. А. Тучкова. Командуя армией в Бородинском бою, Петр Петрович сумел привести в порядок находившиеся в замешательстве после ранения Багратиона части, затем передал командование армией генералу Д. С. Дохтурову. Генерал П. П. Коновницын во время сражения был дважды серьезно контужен, за проявленное военное искусство и личное мужество был награжден золотой шпагой, украшенной бриллиантами. Кутузов М. И. назначил его командиром 3-го пехотного корпуса вместо Тучкова (первого).

Надо отметить, что в повседневной жизни Петр Петрович ничем не выделялся, по воспоминаниям современников, он был глубоко религиозным, очень скромным, даже застенчивым человеком, но как он преображался во время боя! Вот какие строки в одной из своих элегий написал о его храбрости и одержимости в бою В. А. Жуковский:

Хвала тебе, славян любовь,
Наш Коновницын смелый!..
Ничто ему толпы врагов,
Ничто мечи и стрелы...

На совете в Филях генерал Коновницын высказался за проведение нового сражения под Москвой, с болью воспринял приказ главнокомандующего об оставлении Москвы. В Тарутинском лагере Кутузов назначил Петра Петровича дежурным генералом штаба армии. К этому времени 48-летний Коновницын имел большой боевой опыт и незаурядные способности. Введение должности дежурного генерала внесло существенные изменения в организацию работы штаба.

Центр тяжести по управлению войсками был перенесен на дежурного генерала Коновницына. Через его канцелярию стали проходить все распоряжения фельдмаршала, к нему стекались все сведения о состоянии войск, ходе формирования резервов, обучении войск. Коновницын был основным докладчиком по вопросам подготовки армии к контрнаступлению.

С назначением Коновницына дежурным генералом главнокомандующего значительно улучшился и порядок в Главном штабе. Судя по многочисленной переписке, которая велась в тот период по самым различным вопросам, генерал Коновницын фактически исполнял должность начальника штаба главнокомандующего, которую занимал генерал Беннигсен. Генерал Коновницын П. П. проявил на этом посту исключительное трудолюбие, неутомимость и распорядительность.

До конца Отечественной войны Коновницын — будущий военный министр — исполнял обязанности дежурного генерала, оставаясь правой рукой главнокомандующего. При этом принял участие в Тарутинском бою с авангардом Мюрата, едва не погиб.

По поручению Кутузова с 3-й пехотной дивизией принял бой под Малоярославцем, сражался под Вязьмой и Красным. Награжден орденами святого Владимира II степени, святого Александра Невского, святого Георгия II степени, золотой шпагой с алмазами. Получил звание генерал-адъютанта.

В апреле 1813 г. Петр Петрович Коновницын во главе Гренадерского корпуса принял участие в сражении при Лютцене около Лейпцига. В этом последнем для себя бою Коновницын получил тяжелое ранение в ногу — пуля раздробила кость. Рану пришлось долго лечить.

Надо отметить, что Петр Петрович пользовался большим уважением у Императора. В 1814–1815 гг. он стал военным наставником Великих князей — братьев Царя Александра I — Михаила и Николая, а затем был назначен на пост военного министра Российской Империи, затем стал членом Государственного Совета. В декабре 1817 г. Коновницын П. П. получил чин генерала от инфантерии.

В 1819 г. Александр I назначил Петра Петровича Главным директором кадетских корпусов: Пажеского, 1-го и 2-го кадетских, Дворянского полка, Военно-сиротского дома, Смоленского кадетского корпуса, Дворянского кавалерийского эскадрона и Императорского Царскосельского лицея. В этой должности он оставался вплоть до кончины в 1822 г. В этот же год П. П. Коновницын был возведен в графское достоинство Российской Империи.

Граф П. П. Коновницын скончался 22 августа 1822 года и был похоронен в своем имении Кярово, недалеко от древнего русского города Гдова, в Покровской церкви.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Русские судьбы Бородинские торжества сто лет тому назад


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва