Ивашов Л. Г. (Москва)

О вечном противостоянии «моря и суши»

геополитическая сущность «холодной войны»

Необходимо осуществить три стратегические и
военно-политические цели: создать англо-американский
союз; ... ликвидировать антифашистскую коалицию; ...
сделать господствующим фактором в мировом
развитии политику силы.
У. Черчилль, 1946

 

Окончилась самая жестокая и самая масштабная в истории человечества война. Многое изменилось в мире, да, собственно, мир стал другим. Закончилась многовековая западоцентричность миропорядка, наступила биполярность, трактуемая не только как полярность силы, но и как различие смыслов жизни, систем ценностей, идеологий и мировоззренческих платформ. Таким человечество никогда в своей истории не было. Колонизированные ранее народы («дикие и варварские» в западной трактовке) обрели свободу выбора в своем развитии. Наметилось возрождение основ цивилизаций, почти ушедших с исторической сцены (Индия, Китай, Латинская Америка, исламский мир). Неизменной осталась геополитика — ее теории и доктрины ведущих мировых держав практически не изменились. Корректировались и изменялись геополитические стратегии. Англосаксонский мир (морская цивилизация) еще более возмечтал о единоличном мировом владычестве. Континентальная Европа во главе с Германией в ходе мировой войны в очередной раз была разгромлена и поделена на зоны влияния. Немецкая геополитика Нюрнбергским трибуналом была осуждена и поставлена под запрет. Англосаксы и мировой капитал в короткие сроки сформировали мощную систему из стран Западной Европы, Японии и государств-сателлитов с целью реализации планов мирового господства. Советский Союз, внесший решающий вклад в Победу, понес тяжелые потери, и его первоочередной задачей являлось восстановление разрушенного войной хозяйства, налаживание мирной жизни, обеспечение военной безопасности. Создание и немедленное применение Соединенными Штатами ядерного оружия поставило руководство СССР перед острой необходимостью обеспечить советским людям мир, защитить те народы, которые «прижались» к советскому геополитическому проекту. Но практически все народы мира, включая американский, не желали новой войны. На первый план в мировой политике выходила проблема международной безопасности и предотвращения войн.

 

Геополитическая модель послевоенного мира

В результате победы советского народа в Великой Отечественной войне в мировом устройстве человечества произошли следующие изменения:

— ушла в историю неустойчивая многополярная, европоцентричная модель мироустройства;

— под влиянием советской Победы рухнула колониальная система мира, деление человечества на дикие, варварские и цивилизованные народы прекратило свое существование, все народы получили культурно-цивилизационное и политическое равноправие;

— геополитическая структура мира обрела классическую (естественную) форму: два устойчивых балансирующих друг друга мировых центра, плюс, менее устойчивый, формирующийся, третий полюс в лице сообщества государств, становящихся на путь самостоятельного развития и нейтральных стран;

— изменилась качественная сущность человечества: у народов планеты появился выбор пути развития, три типа государств (капиталистическое, социалистическое, смешанного типа) стали определяющими в структуре геополитических систем мира;

— геополитические системы (капиталистическая, социалистическая и «третий мир») стали формироваться на культурно-цивилизационной основе;

— произошли качественные и структурные преобразования в западном ареале: во-первых, однозначной стала доминанта стран морской цивилизации; во-вторых, в англосаксонском противостоянии произошла смена лидера, Британия уступила первенство Соединенным Штатам; в-третьих, сформировался исторический феномен в лице единого Запада, включая Японию и Южную Корею;

— в западном сообществе государств в результате Второй мировой войны заметно усилилась роль частных финансовых структур, ТНК, теневых органов скрытой власти; роль государств, независимость их политики резко снизилась;

— изменились основы геополитического противоборства — главной сферой борьбы стали не территории и ресурсы, а смысл жизни, духовно-цивилизационная среда; главным объектом — сознание людей;

— впервые в истории сложилась система международной безопасности, основанная на принципах баланса сил, управляемая наднациональными структурами планетарного масштаба.

Произошли серьезные качественные изменения в Советском Союзе:

— СССР «надел» майку лидера большей части человечества и возглавил строительство другого, ранее неизвестного народам мира типа общества, с иными смыслом жизни, характером межгосударственных отношений, приоритетом интеллектуально-духовных ценностей над материально-потребительскими;

— закончилась борьба двух линий на построение социализма в СССР: «русская партия» одержала победу над космополитизмом, о чем объявил И. Сталин 24 мая 1945 г. на приеме по случаю Победы, провозгласив тост за здоровье русского народа, как самого выдающегося народа среди всех народов СССР;

— перед советским руководством жестко встал вопрос о теории социалистического строительства в глобальном масштабе (И. Сталин, 1946 г.: «Без теории мы погибнем»);

— И. Сталин за годы войны проявил себя величайшим и общепризнанным геополитиком мира. Со смертью Ф. Рузвельта и отставкой У. Черчилля И. Сталин стал фигурой № 1 в мировой политике.

В сознании народов всех стран мира проблема безопасности и предотвращения новой войны стала главной. Для советского народа и руководства страны эта проблема стала стержнем внешней политики и главной функцией государства.

Система послевоенной международной безопасности стала закладываться еще в ходе первого этапа Великой Отечественной войны и окончательно оформилась на ее завершающем этапе. Решающими факторами, вызвавшими стремление сообщества государств и народов сделать мир безопасным для существования и развития, стали:

— масштабные жертвы и разрушения, коснувшиеся большинства стран и народов мирового сообщества;

— всеобщее желание человечества не допустить новых войн и вооруженных конфликтов;

— деградация человеческой цивилизации в результате мировой войны и необходимость восстановления разрушенного образа жизни;

— изменившаяся после войны геополитическая структура миропорядка.

Сюда же можно добавить скрытое чувство вины западной цивилизации за развязывание самой кровавой и разрушительной в человеческой истории мировой бойни.

Понесенный человечеством ущерб был несравним ни с одной из ранее развязанных войн, что позволяло сделать вывод о неверном историческом пути, заданном европоцентричным миропорядком и навязанном народам западным смыслом жизни. Поэтому уже в ходе войны происходило переосмысление мировых исторических процессов и планирование будущего всего человечества. На историческую арену выходили новые игроки, а развязавшие мировую войну Европа и Япония откатывались на второй план. На первые роли в мировой политике выходили Америка (США), Евразия (СССР), Азия (Китай, Индия). В западном ареале произошла смена лидеров — Германия повержена, Великобритания уступила лидерство Соединенным Штатам. Главный победитель во Второй мировой войне — Советский Союз стал фактическим лидером незападного мира. Вслед за разгромом гитлеровской коалиции и милитаристской Японии на планете развернулась антиколониальная борьба, приведшая к ликвидации системы глобального колониализма. Сложилась ситуация, когда безопасный мир был необходим всему человечеству. Ялтинская и Потсдамская мирные конференции, во многом определившие послевоенный миропорядок, проходили в условиях жесткой конкурентной борьбы, а их результаты явились глобальным компромиссом, отражавшим реальное соотношение сил в стане победителей. Главными фигурами в мировой «шахматной партии» на завершающем этапе войны являлись И. Сталин и Ф. Рузвельт. Их понимание будущего миропорядка и необходимости избегать новых войн во многом совпадали и отличались от мировосприятия г-на У. Черчилля, а также ряда американских и британских генералов. Именно Черчилль пытался продолжить войну ударом по группировке советских войск, освободивших Европу от нацизма. Рассекреченные Лондоном материалы показывают, что уже в марте 1945 г. в обстановке строгой секретности по инициативе У. Черчилля рождался замысел войны с СССР, создавалась американо-британская ударная группировка с привлечением немецких войск, планировался мощный удар с целью окружения и разгрома советских армий, нанесение воздушных ударов по городам и военным объектам Советского Союза (Операция «Немыслимое»).1 Однако этому воспротивился британский Генеральный штаб (фельдмаршал А. Брук) и штабы ВВС и ВМС. Процитирую заключительный их вывод: «Союзники (США и Англия. — Л. И.), безусловно, могут обеспечить доминирующее превосходство своих сил на море. Из соотношения сухопутных сил сторон ясно, что мы не располагаем возможностями наступления. ... мы считаем, что, если начнется война, достигнуть быстрого ограниченного успеха (разгром советских войск, вошедших в Европу. — Л. И.) будет вне наших возможностей, и мы окажемся втянутыми в длительную войну против превосходящих сил. Более того, превосходство этих сил может непомерно возрасти, если возрастет усталость и безразличие американцев»2. Поблагодарим британского фельдмаршала за то, что он и его коллеги объективно оценили соотношение сил и предотвратили новую войну. Не поддержал новую войну и президент США Ф. Рузвельт, после чего внезапно скончался. Но именно Ф. Рузвельт стал активным создателем Организации Объединенных Наций (ООН), как глобальной структуры по предотвращению войн и вооруженного насилия. Он же предлагал вообще разоружить все страны мира, кроме США, СССР, Великобритании и Китая, вооруженные силы которых, действуя совместно под эгидой ООН, поддерживали бы всеобщий мир и противостояли вооруженному насилию. У. Черчилль был настроен против. И. Сталин не возражал против такого подхода, но предлагал в состав «вооруженных» стран включить и Францию.

К сожалению, скоропостижная смерть в апреле 1945 г. президента США изменила расстановку политических сил в Соединенных Штатах и на Западе в целом, и не позволила осуществить задуманное. Тем не менее, Организация Объединенных Наций была создана, а принятый 24 октября 1945 г. Устав ООН заложил международно-правовую и политическую основы для формирования комплексной системы коллективной безопасности в интересах всего человечества.

В преамбуле и первых статьях Устава главное внимание уделено теме предотвращения войны и сохранению мира. Наделение ООН соответствующими правами и возможностями, ее политический вес и военное оснащение превращали организацию в реальный инструмент, способный противостоять попыткам угрозы силой, применения силы, актам агрессии и другим нарушениям международного мира. В концепции, заложенной в основу международной системы коллективной безопасности, предусматривалось сочетание в деятельности ООН как мирных (политико-дипломатических) средств, так и мер принудительного характера, включая использование вооруженных сил организации. Особыми наднациональными полномочиями наделялся Совет безопасности ООН, для организации операций по принуждению к миру образовывался Военно-штабной комитет организации. Основу Совета безопасности ООН являли постоянные представители стран-победительниц и Китая. Интересным было соотношение сил в СБ. СССР, естественно, представлял интересы своей страны, а также интересы будущей системы социализма и народов, ведущих борьбу против колониализма. Британия и США защищали интересы англосаксонского мира, американских монополий и ТНК, стран-сателлитов, совпадающие интересы Запада. Франция представляла романно-германскую Европу и свои колонии в Северной Африке. Китай выделялся как представитель «третьего мира» так называемых развивающихся стран. Постоянные члены СБ ООН (представители пяти стран) обладали каждый правом вето на проекты резолюции СБ, что способствовало поиску компромиссных решений в рамках Совета и служило делу обеспечения мира.

Соотношение сил в СБ ООН отражало соотношение сил на карте мира. Высокий авторитет СССР, рост его могущества и привлекательность социалистических идей вызывали обеспокоенность в правящих кругах Вашингтона и Лондона, а также в структурах крупного капитала. С разрушением колониальной системы и утраты контроля над межконтинентальными морскими коммуникациями таял геополитический потенциал Великобритании (потенциал влияния), и Лондон активно включался в политику Вашингтона. Причем Лондон, опираясь на более богатый, чем у Вашингтона, опыт династической дипломатии, деятельности спецслужб и масонских организаций, доминировал в разработке и осуществлении теневой (тайной) стратегии англосаксов. Соединенные Штаты, разбогатев на результатах Второй мировой войны, не понеся серьезного экономического ущерба в ходе военных действий (на территории США за годы войны взорвались четыре японских аэростата), привязав в 1944 г. большую часть мировой экономики к американскому доллару, подчинив своим интересам экономику промышленно развитых государств, Западной Германии и Японии прежде всего, стали безусловным лидером западного мира. Сутью геополитической стратегии США после Второй мировой войны прочитывалось:

— изменение сложившегося баланса сил в послевоенном миропорядке в свою пользу и утверждение американского гегемонизма;

— подрыв динамики развития СССР и его союзников;

— дискредитация идеологии социализма;

— достижение решающего военного превосходства и готовность к нанесению массированного ядерного удара по территории Советского Союза.

Руководство СССР, как показывают послевоенные документальные факты, стремилось закрепить геополитические результаты войны, но главным стратегическим направлением советской внешней политики являлось предотвращение новой войны и создание ситуации устойчивого безопасного мира. Поэтому Советский Союз активно участвовал в работе ООН и способствовал формированию эффективной системы коллективной безопасности. Девиз «Миру — мир!» был не просто пропагандистским лозунгом, а стержнем внешней политики не только СССР, но и всего социалистического содружества. Однако подспудно действовал и другой девиз: «Хочешь мира — готовься к войне». Развязанная англосаксонской элитой «холодная война» являлась далеко не мирным соревнованием, не конкуренцией двух систем. Это была война на уничтожение СССР, как лидера иной, более перспективной модели развития человечества. Одновременно это была война за контроль над «хартлендом», без контроля над которым (по Х. Маккиндеру и другим классикам западной геополитики) невозможны контроль над Евразией и мировое господство.

Послевоенный миропорядок носил четко выраженный биполярный характер. Но после войны возник и развивался третий фактор международной безопасности — постколониальный или развивающийся мир. Слабо организованный, находящийся под влиянием двух полюсов, он, тем не менее, играл определенную роль в системе международной безопасности. По крайней мере, за голоса стран «третьего мира» в ООН шла постоянная борьба между державами первой величины, а оформившееся в 60-е гг. Движение неприсоединения обрело (действует по сей день и включает более 100 стран) планетарный масштаб и своей деятельностью способствовало укреплению международного мира. Признанными лидерами движения неприсоединившихся стран были Индия, Югославия, Египет. Массовость этого движения и его политическая стратегия (пусть и не четко выраженная) усиливали потенциал Востока в его противостоянии Западу, оно же составляло основу Юга (бедные страны) в противостоянии по оси Север–Юг.

Тенденцией стало и формирование региональных подсистем безопасности, таких как СБСЕ (ОБСЕ), ОИК, АСЕАН и др. Проявлялась и другая тенденция, продвигаемая англосаксонской элитой и поддерживаемая крупным западным капиталом, — создание военных блоков. Наряду с образованием в апреле 1949 г. Североатлантического альянса (НАТО) были созданы блоковые организации Багдадский пакт, СЕНТО, СЕАТО, АНЗЮС. Укреплялись двусторонние военные союзы США с Японией, Южной Кореей, Ираном, Турцией и т. д. В ответ на создание НАТО Москва заключила военно-политический союз с КНР, а в мае 1955 г. СССР инициировал создание Варшавского пакта, после того как провалились все попытки сформировать совместную с западными странами систему коллективной безопасности в Европе.

Сразу после окончания войны развитие и практическое применение получили миссии ООН. Кроме того, в Уставе и деятельности ООН поощрялось сотрудничество стран в экономической, социальной, культурной, экологической и иных областях, а также создание и деятельность региональных структур по безопасности. В 50-е гг. ХХ столетия наметилась тенденция к признанию необходимости участия ООН в разрешении внутренних конфликтов стран-участниц. Возникла новая форма деятельности структур ООН — операции по поддержанию мира, предусматривающая использование специальных международных воинских контингентов в качестве военных наблюдателей и миротворческих сил третьих стран. В лихие 90-е прошлого столетия сформировалась современная концептуальная основа миротворчества, как совокупность мер, предпринимаемых в интересах сохранения и поддержания международного мира.

Достижение к 70-м гг. прошлого столетия паритета между СССР и США в ракетно-ядерной сфере позволило запустить процесс ограничения, а затем и сокращения стратегических наступательных вооружений, но первым геополитическим прорывом в этом направлении стал Договор 1972 г. об ограничении систем противоракетной обороны. Геополитическим потому, что в ходе переговоров была применена иная, не военно-стратегическая логика: обесценивание стратегических наступательных средств отказом от их противоракетной защиты, как и защиты территории страны. Развивались процессы ограничения, сокращения и полного запрета некоторых видов химического и биологического оружия. В 80-е гг. начались переговоры по ограничению обычных вооружений в Европе, сущностью которых было ограничение возможностей двух противостоящих военных блоков — НАТО и Организации Варшавского Договора, создавать наступательные группировки войск для внезапного удара. И это стремление было обоюдным как для европейцев, так и для СССР.

Таким образом, система международной безопасности, сложившаяся по результатам Второй мировой войны, носила всеобъемлющий комплексный характер, охватывала все планетарное пространство и базировалась на принципе сложившегося баланса сил. Субъектами системы являлись государства, группировавшиеся вокруг двух полюсов силы, или занимавшие позицию нейтралитета. Принцип нерушимости государственных границ доминировал над принципом самоопределения наций. Советский Союз, вкладывая огромные политические усилия и материальные ресурсы в поддержание комплексного баланса сил, развитие стран «третьего мира», достижение и поддержание военно-стратегического паритета, вносил свой геополитический вклад в стабильность и безопасное развитие человеческой цивилизации. СССР своими жертвами «работал» на будущее всего человечества. Такая система имела определенный запас прочности и потенциал развития, учитывала потенциал культурно-цивилизационной сущности структур современного мира, о которой еще в 1869 г. писал выдающийся русский мыслитель Н. Я. Данилевский, развивали геополитики немец О. Шпенглер, англичанин А. Тойнби, американец С. Хантингтон.

 

«Холодная война» как продолжение и развитие геополитики «морской цивилизации»

Однако, несмотря на ужасы только что завершившейся мировой войны, сущность западной геополитики как теории и политической практики фактически не изменилась. Устремление на мировое господство скорее усилилось, чем ослабло. Причинами тому явились следующие факторы:

— контроль со стороны США над промышленно-развитыми Европой и Японией;

— доступ к ресурсным регионам мира;

— создание мировой финансовой системы на основе американского доллара (Бреттон-Вудское соглашение);

— усиление американской экономической и военной мощи, монопольное обладание США ядерным оружием;

— усиление влияния национального и транснационального капитала на геополитику англосаксонской элиты.

Сущность «холодной войны» на практике носила следующие проявления:

— острое политическое и идеологическое противостояние между коммунистической и западной либеральной системами;

— создание системы военных союзов (НАТО, Организация Варшавского Договора, СЕАТО, СЕНТО, АНЗЮС, АНЗЮК);

— форсирование гонки вооружений и военных приготовлений;

— резкий рост военных расходов;

— периодически возникающие международные кризисы (Карибский кризис, Корейская война, Вьетнамская война, Афганская война);

— негласный раздел мира на «сферы влияния» советского и западного блоков и жесткая борьба за контроль над «своим» геополитическим пространством (Венгрия, Чехословакия и т. д.);

— создание разветвленной сети военных баз (в первую очередь, США) на территории иностранных государств;

— пропаганда собственной идеологии и образа жизни;

— дискредитация в глазах населения «вражеских» стран и «третьего мира» официальной идеологии и образа жизни противоположного блока;

— сокращение экономических и гуманитарных связей между государствами с различными социально-политическими системами.

«Холодная война», как мы видим из вышеизложенного материала, началась задолго до фултонской речи (5 марта 1946 г.) У. Черчилля. Уже в ходе Второй мировой войны «союзники» действовали не только против германского нацизма, но и против СССР. Затяжка с открытием второго фронта, попытки договориться за спиной СССР с гитлеровцами о капитуляции перед англоамериканскими войсками, сохранение 10 немецких дивизий для удара по советским войскам и т. д., есть по сути дела не что иное, как реализация закона фундаментального дуализма о вечном противостоянии «моря и суши».

«Холодная война» — это глобальная геополитическая конфронтация между СССР и США и возглавляемыми ими цивилизационными системами (суши — моря) в период с середины 40-х до начала 90-х гг. ХХ столетия. Это новый тип геополитического противоборства в условиях отсутствия у агрессивной стороны (англосаксов) превосходства в военной силе для разгрома или подчинения геополитического соперника. В ходе этой войны были запущены два процесса против СССР — военный удар с применением ядерного оружия и процесс «мирного» уничтожения соперника.

Западная Европа была поставлена под контроль США с помощью «плана Маршалла» и военного присутствия англо-американского военного контингента, а затем через блок НАТО. В отношении Советского Союза были приняты совершенно иные планы. 18 августа 1948 г. Совет национальной безопасности США утвердил Директиву NSC 20/1 «Цели США в отношении России»3. Гриф секретности самый высокий — «Совершенно секретно». Директива определяет два взаимосвязанных плана борьбы против СССР — мирный и военный. Процитирую сначала некоторые выдержки из этого исторического документа: «... нашей первоочередной задачей в мирное время является планомерное ослабление влияния и мощи России при балансировании на грани войны, а также преобразование нынешних сателлитов России в независимые государства, самостоятельно действующие на международной арене... Мы должны содействовать развитию в Советском Союзе института федерализма всеми имеющимися у нас средствами... Нашей второй задачей в отношении СССР в мирное время является осуществление тайных операций, направленных на развенчание мифа, который заставляет народы... быть в подчинении Москвы»4.

В военной части директивы есть также немало интересных моментов. И первый, США делают оговорку: «Мы не должны рассматривать войну как неизбежность. Мы не должны отрицать возможность достижения всех наших целей в отношении СССР без развязывания войны». То есть, несмотря на планирование ядерных ударов по СССР, главным вариантом все же был план «мирного» уничтожения советской системы, потому что «безоговорочная капитуляция (советского режима) маловероятна». Да, как запасной вариант в документе подчеркивается: «А если этого не произойдет, мы не можем быть уверенными в том, что нам удастся уничтожить советскую власть другими средствами, кроме как крупномасштабными военными действиями, направленными на установление контроля над всей территорией России»5 Читая этот документ, поражаешься тому полному совпадению с тем, что происходило в конце 80-х и что произошло в лихие 90-е. Например, после привода к власти в России либеральных группировок господа американцы не склонны доверять им самостоятельность, а обязаны держать под строгим контролем. Процитирую из раздела «Ликвидация советской власти»: «...даже если установившийся режим будет некоммунистическим и формально дружественным по отношению к нам, мы должны будем обеспечить следующее:

— отсутствие у подобного режима большой военной мощи;

— его сильную экономическую зависимость от внешнего мира;

— соблюдение им прав национальных меньшинств;

— отсутствие попыток установить подобие железного занавеса при контактах с внешним миром».

Все это мы наблюдали, начиная с 1991 года. Но в директиве есть положения и про 2014-й. Во-первых, это Украина. Ей уделено целых несколько страниц: «В случае с украинцами ситуация иная. Они слишком близки к русским... тем не менее, мы также не должны препятствовать какому-либо независимому режиму на Украине. Украина должна быть освобождена от влияния России, она должна развиваться как самостоятельное независимое государство». (С. 204). Во-вторых, это про то, если возникнет неподчинение на какой-то части СССР, то вариант тоже предусмотрен в виде особых «дипломатических отношений и договоренностей: «...условия подобных договоренностей должны быть жесткими и носить явный оскорбительный характер... Они должны быть подобны условиям Брест-Литовского договора». Видимо, г-н Обама или его советники внимательно читают директиву СНБ США № 20/1, которая, кстати, по сей день не отменена. В развитие и во исполнение этого плана уничтожения СССР последовали «доктрина Трумэна» как возвращение «политики большой дубинки» Т. Рузвельта (1901–1909), соответствующие планы ЦРУ, минобороны, госдепа и пр. Американцы нация исполнительная.

Но стержнем американской геополитической стратегии сохранялась формула мирового господства, выведенная Х. Маккиндером: контроль над Восточной Европой позволяет контролировать «хартленд» (Россию); контроль над «хартлендом» ведет к контролю над Евразией; контроль над Евразией ведет к мировому господству. Главным элементом стратегии США после Второй мировой войны становилось геополитическое противоборство с СССР, олицетворявшим не только «хартленд», но и Евразию. Появление у Советского Союза ядерного оружия фактически сделало войну, в ее классическом понимании, невозможной. «Холодная война» явилась альтернативой войне классической. Но цели и задачи ее остались прежними, что мы и видим в Директиве № 20/1. Началась сложная геополитическая игра, охватившая все сферы жизнедеятельности государства и общества. В эту игру вовлекались и другие государства и народы, так или иначе входившие (или имеющие возможность войти) в орбиту Советского Союза. Не решаясь столкнуться в военной схватке с СССР непосредственно, США постоянно провоцировали вооруженные конфликты в «третьих» государствах. За 50 послевоенных лет Соединенные Штаты 30 раз вторгались в пределы суверенных государств. Непосредственное боевое столкновение американских и советских войск происходило в Корее и во Вьетнаме, где советские воины явно превосходили американцев.

Другим важным направлением «холодной войны» была борьба с коммунистическим движением, как союзником СССР. Первое, что сделали американцы, это уничтожили всякую левую оппозицию у себя в стране. Развернулись такие мощные идеологические потоки, как маккартизм, «охота на ведьм», суды Линча, коммунисты объявлялись предателями нации, отправлялись в тюрьмы. Подавлялись и дискредитировались компартии в других, особенно союзных США, странах.

Была также развернута гонка вооружений, провоцировались напряженность и конфликты вблизи границ СССР, нарушалось советское воздушное пространство, территория окружалась сетью военных баз (стратегия анаконды А. Мэхэна). Очевидной прочитывалась тактика изматывания противника.

В апреле 1949 г. в Вашингтоне был подписан договор о создании военного блока НАТО. В основу его были положены теоретические разработки Н. Спайкмена. Мотивировалось создание НАТО необходимостью сдерживания СССР и защиты от коммунистической угрозы. Но это всего лишь прикрытие, легендирование, фикция. Советскому Союзу было не до мировой революции и не до военных походов. Замысел подобного военного блока закладывался гораздо раньше. И об этом мечтали, прежде всего, в Лондоне: о контроле европейского пространства. Именно об этом контроле говорилось еще 28 января 1942 г. (после разгрома немцев под Москвой) в секретном меморандуме Идена — министра иностранных дел Великобритании WP/42, добытом вскоре советской разведкой. В меморандуме, в частности, есть такая фраза: «Я думаю, что если в ближайшем будущем Франция не будет восстановлена как великая держава, то в наших интересах иметь на французском побережье военные и морские базы. Бельгия и Голландия должны находиться в открытом военном союзе с Великобританией, с правом последней иметь в этих странах военные и морские базы, а также, при наличии необходимости, держать там свои войска». В отношении Германии в меморандуме есть четкое указание: «восстановить в наших собственных интересах такое соотношение сил, ... которое могло бы помешать возрождению Германии, ... чтобы в военном отношении Германия была окружена». Прочитывается и предупреждение о недопустимости сотрудничества России с Германией: «Если допустить, что Германия потерпит поражение, германская военная мощь будет уничтожена, ... может оказаться необходимым и дальше сотрудничать с Россией, потому что иначе она может поддаться искушению сотрудничества с Германией, побужденная к этому историческими тенденциями и экономической необходимостью». Здесь явно прочитывается предупреждение Х. Маккиндера о недопустимости союза Германии и России. И не случайно именно Лондон противился объединению ФРГ и ГДР, не хотелось англичанам усиления своего вечного соперника — континентальной Германии, к тому же стремящейся стать центром Европы и активным партнером России. Но в противостоянии за лидерство в западном мире Великобритания проиграла Соединенным Штатам. Америка за годы войны удвоила доходы своих корпораций и золотой запас. Территория США фактически не подверглась ни одному удару авиации противника. Экономика на военных заказах серьезно укрепила свое лидирующее положение в западном мире и полностью избавилась от последствий великой депрессии 1929–1933 годов. Поэтому британские идеи о военном союзе с целью контроля над Западной Европой были перехвачены и реализованы Вашингтоном. Как и максима Х. Маккиндера о мировом господстве.

Признаем, что НАТО — удачный геополитический проект США и Британии, поставивший на многие годы Европу под англосаксонский контроль, вынудивший Советский Союз держать более чем миллионную группировку войск в Восточной Европе, что вело к огромным материально-финансовым затратам, загрузкой экономики военной продукцией в ущерб гражданскому производству. Плюс, присутствие большой массы советских войск на территории стран — союзников СССР вызывало напряженность в отношениях между народами стран социалистического блока.

Добавим к этому масштабные операции спецслужб Запада, экономические санкции и идеологические диверсии против соцстран по подрыву стабильности и единства. В конце концов, стратегия США, наложившаяся на ошибки послесталинского руководства СССР и явное предательство в политической элите, привели к разрушению всего социалистического лагеря как перспективной мировой геополитической системы.

Был ли выход из ситуации «холодной войны» с положительным для СССР итогом? Полагаю, что был. Карибский кризис 1962 г., когда США обнаружили у себя под носом советские ядерные ракеты, коренным образом повлиял на общественное сознание американцев. Впервые за всю свою историю США вдруг оказались перед угрозой не только вторжения иностранных сил на американский континент, но и перед угрозой полного уничтожения. Американское население впервые примерило на себя тот ужас войны (в данном случае ядерный), который они приносили другим народам. И поэтому советскому руководству следовало бы этот исторический момент активно использовать в переговорном процессе по восстановлению послевоенного статус-кво, достигнутого в ходе Ялтинской и Потсдамской конференций. Во-вторых, американцы выявили наличие на Кубе только советских ядерных ракет, но там базировались наши самолеты Ил-38 с ядерными бомбами на борту. В договоренностях по мирному разрешению кризиса речь шла о выводе советских ракет, но по решению Н. Хрущева мы вывели и боевые самолеты — носители тактического ядерного оружия, в то время как США таковые держали у наших границ. Если бы мы поступили иначе, был бы шанс впоследствии договариваться об отводе военных баз США от наших границ и по сокращению противостояния с НАТО. Дело в том, что США с удовольствием воюют на отдаленных от своей территории театрах военных действий. Но как только их территория подвергается угрозе, они идут на компромиссы. Так случилось не только в 1962 г., но и в 70-е, когда у Советского Союза появилось достаточно межконтинентальных ракет, достигавших территории США (договоры ОСВ-1, ОСВ-2, ПРО-1972 и др.). Учитывая этот фактор, можно было смело идти на понижение (даже в одностороннем порядке) уровня военного противостояния по оси НАТО — Варшавский Договор, но усиливая непосредственную угрозу, в случае войны, территории Соединенных Штатов, а не Европе. Это позволило бы серьезно сократить военные расходы СССР и его союзников.

 

Деформация системы международной безопасности в результате развала Советского Союза

Деформация послевоенной системы международной безопасности началась с приходом к руководству Советским Союзом М. Горбачева. Не обладавший геополитическим кругозором и глубоким пониманием сложных мировых процессов, новый советский руководитель довольно быстро стал объектом западного манипулирования, отказался от поддержания баланса сил в мировом пространстве, стал сдавать стратегические позиции СССР, веками утверждавшиеся российскими императорами, И. В. Сталиным и другими советскими руководителями. Доходило до того, что в ходе переговоров по сокращению стратегических наступательных вооружений (чему автор был свидетелем) Горбачев и Шеварднадзе (министр иностранных дел СССР) играли за спиной советских генералов и дипломатов на стороне американцев. То есть находились в тайном сговоре с главным противником, если не сказать большего. Об этом также вспоминали руководители советских переговорных групп Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев и Г. М. Корниенко, первый заместитель министра иностранных дел СССР6.

Горбачев и его ближайшее окружение не имели четкой внешнеполитической концепции, стратегии национальной и международной безопасности, не видели перспективной модели развития советского государства и мировой системы социализма. Вместо творческого развития национально-государственной идеологии, укрепления культурно-цивилизационных основ советского общества они встали на путь подражательства западной витрине, заискивания перед американской экономической и военной мощью, измеряя соотношение сил только лежащей на поверхности (пропагандисткой) материальной шкалой. Провозглашенные Горбачевым геополитически совершенно бессодержательные «новое политическое мышление» и выход из «холодной войны» на самом деле означали идеологическую капитуляцию перед Западом и разрушение баланса сил в мировом пространстве, на основе которого формировалась система международной безопасности. Деятельность Горбачева и его команды подпадает под определение цивилизационного или геополитического предательства. Позднее, после развала СССР, помощник президента СССР Г. Шахназаров признавался, что они в аппарате Горбачева о геополитике ничего не знали, а о геополитических законах, закономерностях, теориях и концепциях вообще никогда не слышали.

Развал Советского Союза и мировой социалистической системы коренным образом изменил геополитическую структуру мира и расстановку сил в мировом политическом пространстве. Рухнул один из полюсов биполярной мироконструкции. Резко ослаб третий полюс — движение неприсоединения. США остались единственной сверхдержавой и, по сути, единственным полюсом силы. Но и они оказались не готовы к такой ситуации, несмотря на то, что более полутора веков стремились к мировому владычеству. Не было готовой и осмысленной теории однополярного миропостроения, философии безопасной жизнедеятельности народов и цивилизаций в подобной конструкции, разумной стратегии управления развитием человечества. Властвующая элита США, с учетом ее состава и смысла жизни, скатилась на привычную колею глобального диктата. Инструментарий также оказался испытанным — экономическое и военное превосходство, инфраструктура информационно-психологического подавления несогласных, игнорирование норм международного права и утверждение в качестве принципа внешней политики права силы.

Уже в начале 1992 г. Пентагон представил Конгрессу и Президенту доклад о стратегии национальной безопасности США, в котором говорилось: «Нашей главной целью является предотвращение возникновения нового соперника, будь то на территории бывшего Советского Союза или в другом месте, который представлял бы собой угрозу, сопоставимую стой, которую представлял Советский Союз. Нашей стратегией должно быть предотвращение возникновения любого потенциального глобального соперника»7. Это была заявка на единоличное управление мировыми процессами и одновременно указание России (и Китаю) не пытаться соперничать с Америкой.

Госсекретарь США М. Олбрайт, обращаясь к американским генералам, четко определила главный инструмент внешней политики Вашингтона: «Какой резон иметь эту превосходную военную машину, о которой постоянно говорят военные, если мы не можем ее использовать?»8. Как это созвучно тезису Р. Челлена: «государство не должно напрасно носить меч!» То же самое подчеркнул в январе 1998 г. президент США Б. Клинтон, выступая в Национальном оборонном университете: «Дипломатия и сила являются двумя сторонами одной и той же монеты». Итак, Соединенные Штаты сразу после исчезновения Советского Союза объявили нормативную базу системы международной безопасности «утратившей силу».

Наступила эпоха международного беззакония, насилия и разбоя. И это не стало новым явлением в истории человечества. Еще великий Гегель, анализируя геополитическое поведение континентальных и морских народов, утверждал, что «море призывает к разбою». Давайте, читатель, на мгновение углубимся в историю Великобритании. Кто торжественно провозглашался национальными героями, громогласно избирался лордами, назначался командующими военно-морскими силами? Да еще объявлялся первооткрывателями новых земель и континентов? Наиболее успешные и жестокие морские разбойники — пираты, приносившие Британии больше других золота, пряностей, алмазов и колонизированных территорий. Победа «морской цивилизации» в «холодной войне» в результате не поражения СССР, а предательства его властвующей «элиты» восстановила прежнюю традицию англосаксов, возродила их геополитическую мечту о мировом господстве во имя богатства и глобальной власти. Другой мечты, тем более воплотившейся в научной теории и политической стратегии, у англосаксов никогда не возникало. Насильственная экспансия, безмерная жестокость, всеядная нажива и ссудный процент со времен Кромвеля, во имя глобального подчинения этой наживе (прибыли) всех других народов мира, стало смыслом жизнедеятельности англосаксонской элиты. Изменение геополитической ситуации в 1991 г. только укрепило элиту США и Великобритании в следовании прежнему многовековому курсу на мировое владычество. Развал СССР способствовал воплощению этой мечты и даже придал ей некий мистифицированный смысл и соответствующий обряд.

И в решении этой «божественной» задачи наличие силовых возможностей, по мнению ряда американских политических экспертов, «открыло перспективу чистого, быстрого и приемлемого решения насущных проблем, «вооруженные силы стали предпочтительным инструментом американского государственного искусства. Результатом стала обновленная, интенсифицированная — и, возможно, необратимая — милитаризация американской внешней политики». Это я процитировал известного американского эксперта А. Басевича9. И вот резюме более весомого эксперта американского политолога Т. Фридмена: «...мир поддерживается присутствием американской мощи и американским желанием использовать эту военную мощь против тех, кто угрожает их глобальной системе... Невидимая рука рынка никогда бы не сработала без спрятанного кулака. Этот кулак виден сейчас всем»10. В этом изречении мы уже наблюдаем тесную взаимосвязь военной силы с «невидимой» рукой рынка, то бишь с крупным олигархическим капиталом. Напомню уважаемому читателю, что еще в 1907 г. на одном из островов вблизи США состоялось тайное совещание крупнейших мультимиллионеров мира. На нем была принята следующая формула (план Марбурга), закрепившая приоритет в деятельности родившейся мировой финансовой элиты: «Власть — это товар. Пусть и самый дорогой. Поэтому мировая власть должна принадлежать международным финансистам». С ликвидацией мировой системы социализма эта формула обрела реальные очертания. Но первое, что следовало предпринять, это завоевать реальную власть в Соединенных Штатах Америки. Как это осуществлялось, подробно исследовал член-корреспондент Академии геополитических проблем, доктор политических наук В. Б. Павленко в своей объемной монографии11. Последним американским президентом, кто пытался отнять власть у Федеральной резервной системы, превратившей обесцененный доллар одновременно и в товар, и в инструмент власти, был Дж. Кеннеди. За что его и ликвидировали.

И, подводя промежуточный итог, мы можем констатировать: ослабление сил, сдерживающих мировую олигархию в ее неудержимом стремлении к обладанию мировой властью ради выкачивания глобальных прибылей из всего сущего на планете, развязало ей руки на достижение таких властных полномочий. А система международной безопасности, ставящая во главу угла приоритет прав народов над правами частных лиц, социальных и национальных меньшинств, стала преградой на пути установления мировой власти денежных мешков. Поэтому с точки зрения новых претендентов на роль глобальных диктаторов такое препятствие должно быть устранено всеми имеющимися в распоряжении средствами, военно-силовыми прежде всего. При этом государство по имени США стало, само того не подозревая, главным инструментом завоевания мировой власти для транснационального олигархического сообщества, основу которого составляет еврейский финансовый капитал. Но «битва» финансистов за полный контроль над Америкой продолжалась почти 10 лет и завершилась победой в 1999 г., когда президент США Б. Клинтон, игнорируя все основополагающие международно-правовые нормы, принял решение о начале бомбардировок Союзной Республики Югославия. Это решение ему далось нелегко, он долго перед теневыми финансовыми структурами апеллировал к Уставу ООН, к правилам международной безопасности. Но когда ему предъявили угрозу импичмента, он, памятуя, чем закончилось сопротивление Дж. Кеннеди Финансовой резервной системе США, передал управление Америкой в руки финансистов. Далее в дело вступила стратегия перехвата управления мировыми политическими процессами от государств и структур, сформированных на межгосударственной основе, финансовыми кругами.

 


1   Подробнее см.: Ильинский И. М. Главный противник. Изд-во «Книжный дом Университет», Московский гуманитарный университет, 2006.
  Там же. С. 493.
  Там же. С. 175.
  Там же. С. 187 — 190
  Там же. С. 196
6    Ахромеев С. Ф., Корниенко Г. М. Глазами маршала и дипломата. М.: Международные отношения, 1992.
  Нью-Йорк Таймс, 8 марта 1992 г.
  Уткин А. И. Мировой порядок XXI века. М., 2001. С. 22.
  Baceyich A. Policing Utopia. National Interest Summer 1999. Р. 5.
10  The National Interest. Spring, 1999. Р. 5.
11  Павленко В. Б. Мифы «устойчивого развития». «Глобальное потепление» или «ползучий» переворот? М.: ОГИ, 2011. С. 233–258.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Доспехи О вечном противостоянии «моря и суши»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва