Митрополит Петрозаводский и Карельский Константин (Горянов)

Путь царский

К 400-летию Дома Романовых

Господи! Спаси царя, и услышь нас,
когда будем взывать к Тебе
(Пс. 19:10).

I

В 2013 г. весь мир отмечает 400-летие со дня венчания на царство «первого» Царя из Дома Романовых, юного боярина Михаила Федоровича, родоначальника той царственной династии, которая за 300 лет принесла столько славы и блага нашему Отечеству. В связи с этим юбилеем внимание многих современных русских и зарубежных историков, политологов, искусствоведов, писателей обращено не только к знаменитому роду, но и ко всей истории России, которая, конечно же, не умещается ни в совокупность частных мнений, ни в рамки западноевропейских мифов, ни в марксистско-ленинскую доктрину. Да и мнения о династии имеют сегодня разброс диаметрально противоположный. Одни считают всех русских царей святыми, другие видят в истории царствования только отрицательные стороны. Современная историческая наука заметно тяготеет к политике и сдает ей свои инсигнии, свои знаки власти в обеспечение себе безбедного существования. Еще в советские времена историк М. Н. Покровский говорил: «История — это политика, опрокинутая в прошлое»1. В современном обществе исторические знания уже без зазрения совести используются в политических баталиях и в субъективной переоценке прошлого.

Понятно, что историческое исследование, как любая наука, должно иметь свой инструментарий, критерии оценок, свою терминологию. Исследование истории любого царствования следует начинать с осмысления понятия «власть», точнее с происхождения понятия «царская власть». А происхождение это является, бесспорно, Божественным. Много сказано о царской власти в Священном Писании. Без комментариев позволю себе привести основополагающие цитаты.

«Всякая душа да будет покорна властям, ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены» (Рим 13:1).

«Мною цари царствуют, и повелители узаконивают правду» (Притч 8:15). «Слушайте цари и разумейте… От Господа дана вам держава и сила от Вышнего» (Притч 6:1, 3).

«Когда Самуил увидел Саула, то Господь сказал ему: “Вот человек, о котором я говорил тебе, он будет управлять народом Моим”» (1 Цар. 9:17). «И взял сосуд с елеем и вылил на голову его, и поцеловал его, и сказал: “Вот Господь помазывает тебя в правители наследия Своего (в Израиле), и ты будешь царствовать над народом Господним и спасешь их от руки врагов, окружающих их, и вот тебе знамение, что помазал тебя Господь в царя над населением Своим ”» (1 Цар. 10:1).

В Библии много сказано и об отношении к царю его подданных.

«Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мк. 12:17).

«Бога бойтесь, царя чтите» (1 Петр. 2:17).

«Будьте покорны всякому человеческому начальству, для господа: царю ли, верховной власти… ибо такова воля Божия» (1 Петр. 2:13, 15).

И о неприкосновенности личности царя.

«Не прикасайтесь к помазанным Моим» (П. 104:15).

«Даже и в мыслях твоих не злословь царя…» (Еккл. 10:20).

«Как небо в высоте и земля в глубине, так сердце царей неисследимо» (Притч. 24:21).

Русский народ всегда благоговел перед своими царями, относился к ним с почтением, приветствовал наследников, потому что видел в царской власти залог своего благоденствия, своего счастья, так как знал, что она осенена Божией волей, Божиим Промыслом. Русский народ веровал в то, что ничего не бывает без Промысла Божия. Как говорит преподобный авва Дорофей, «а в чем Божий Промысел, то вполне хорошо и служит к пользе души, ибо все, что делает с нами Бог, делает Он для нашей пользы, любя и милуя нас»2. Промыслом Божиим объясняется и принцип избранности. Считается, что избранничество Божие отличается от соработничества Господу и дается достойному человеку на всю жизнь. Так, вмененное апостолам проповедническое служение было делом не простым, оно было именно избранием для служения на всю жизнь. Поэтому избранничество, выражающееся в особой близости Божией, налагает на человека и особую ответственность за сохранение этой близости. Избранничество выражается в первую очередь в стяжании добродетелей. А «добродетели суть середина, тот царский путь, о котором один святой сказал: ходите путем царским и считайте поприща»3. Святой авва Дорофей, повторяя эту древнюю мудрость, под словом «поприща» понимал пути спасения. Таким образом, историческое исследование царствования династии Романовых может быть объективно проведено только в границах пути царского, направляемого Промыслом Божиим. А критериями оценки этого пути становятся дела на благо России и русского народа, вверенным в попечение венценосцам. Как говорит философ Александр Казин, «…Божие благословение на власть есть именно ограничение этой власти, а вовсе не обожествление ее как таковой. Царь (великий князь) отвечает за свой народ перед Богом — вот отличие русской православной державы от восточной деспотии (царь как живой Бог) или западного абсолютизма (король как кажимость Бога, “король-солнце”)»4.

II

России, как государству, на протяжении веков была присуща христианская государственность. В союзе с Церковью страна осуществляла в своем законодательстве идеи христианской справедливости и права. Используя мысль историка Льва Тихомирова, можно сказать, что существовало нравственное подчинение государства Церкви, которое обеспечивалось, в свою очередь, рядом обязанностей Церкви перед государством5. Свобода, равенство, братство, эти желанные и роковые для России категории на протяжении длительного исторического периода понимались не иначе, как в системе подчинения государственной власти религиозному влиянию Церкви, осуществляемому путем гармоничного их союза. Многовековым опытом в Византии было разработано учение о государственно-церковных отношениях, и Россия, усвоившая византийский опыт, жила идеей союзности Церкви и государства. Поэтому и символы власти русских царей — держава, скипетр, императорская корона и шапка Мономаха были увенчаны православным крестом.

Под скипетром венценосных государей из Дома Романовых «государство Московское» стало обширной Российской империей, раскинувшейся в берегах морей и океанов. Но не одним внешним могуществом и расширением своих границ Россия обязана преемникам Михаила Федоровича, заботами которых явилось возвышение Православной веры, народное просвещение, благоустройство государства и общества, а также развитие промыслов, торговли и усовершенствование земледелия.

Как известно, Борис Годунов во время своего правления жестоко расправлялся с боярским семейством Романовых. «Самого Федора Никитича насильно постригли в монахи и заключили тогда в Антониево-Сийский монастырь… Жену “замчали” в Заонежский Толвуйский погост… Дочь Татьяну и сына Михаила сослали в Белоозеро… Братьев тоже сослали… Еще более жестоко поступили с челядью. Многих холопов Романовых подвергли страшным пыткам…»6. Есть несколько версий причин такого отношения Бориса Годунова к Романовым, которым еще преподобным Геннадием Костромским было предречено царственное служение, и Царицей стала Анастасия, любимая, рано умершая жена Иоанна Грозного. Правдоподобнее звучит версия, представленная в сказании о том, что Федору Никитичу Романову Царь Федор Иоаннович готов был передать свой престол, который хитростью занял Борис Годунов, и так жестоко впоследствии ограждал себя от возможных боярских козней. Известный монах-писатель Авраамий (Палицын) гонение на Романовых ставит в число грехов, за которые Бог покарал землю русскую кровавою смутою. Когда Москва избирала в цари сына польского короля Сигизмунда — Владислава, Патриарх Гермоген уже указывал на юного Михаила Федоровича Романова. Но, вероятно, Россия попущением Божиим тогда еще не испила чашу страданий до дна, еще не поняла, что победить иноземных захватчиков и внутренние распри можно только единением.

Но когда поняли русские люди, что надо действовать миром, и пошли на выручку гибнущей родимой земле, стоял во главе них, по свидетельству летописца, Патриарх Гермоген «яко столб неколебимо стоял среди Русской земли, стоял один противу их всех, аки исполин муж без оружия и без ополчения воинского». Громко раздавался голос святителя, призывавшего к свержению иноземцев. И услышал Господь этот глас, и принял в жертву жизнь святого Патриарха Гермогена, и послал России русского царя, который и ближе всех претендентов был по родству к прежним царям, и по слову Авраамия (Палицына) был «избранным от Бога прежде его рождения». И впоследствии, выступая перед боярами или перед народом, Михаил Романов начинал свое выступление со слов «По воле только Божией я принял венец и царство»7.

После страшных смут государство было обеднено, разрушена социальная инфраструктура. В эти трудные годы требовалось, чтобы народ вновь напряг свои силы и восстановил Россию. Сплочению вокруг Царя много помогала его личность, в высшей степени симпатичная, Царь обладал обаянием, способствовавшим укреплению царской власти и идеи Самодержавия. При нем была сделана большей государственная печать, введен новый титул «самодержца», а над головой орла вырезана корона. Царь Михаил Федорович был человек мягкий и добрый, своими душевными качествами на народ производил самое выгодное впечатление. В начале царствования его главной заботой стало преследование и искоренение разбойничьих шаек, с некоторыми приходилось вести настоящую войну.

После возвращения из плена Филарета, сразу же поставленного в Патриархи, Михаил Романов вместе с отцом возбуждал важные государственные законы и ставил их на разрешение земских соборов. Было решено развивать в России различные промыслы, призывать на льготных условиях иностранных промышленников. При Михаиле Романове началось преобразование военного устройства с помощью иностранных офицеров. Также шла усиленная деятельность по постройке храмов и зданий в Кремле. Обобщая, можно сказать, что основной деятельностью Михаила Федоровича было успокоение взволнованного Смутой государства, истребление административных злоупотреблений и повышение общего благосостояния народа. С этими скромными, но первостепенными на то время задачами Царь справился, выполнил возложенный на него Божий замысел. Путь царский, состоящий из благодеяний — то есть благих дел, вернее, дел на благо России, Царь Михаил прошел не без труда, но с достоинством, и заметно потрудился во славу русского государства.

По современным меркам жизнь первого Царя из рода Романовых была недолгой, он скончался летом 1645 году. Его сын Алексей Михайлович, как и отец, взошел на престол в раннем возрасте, в шестнадцать лет. Первые три года за него правил его воспитатель Борис Морозов. Эти годы запомнились народным роптанием, связанным с неприятием политики временщика Морозова, открытым недовольством, соляными бунтами. Вскоре сильное влияние на молодого Царя приобрел Патриарх Никон. На времена правления Алексея Михайловича вообще выпало множество волнений, мятежей внутри государства. Так, начиная с 1648 г., после Московского мятежа, следует вспомнить последствия собора, созванного для умиротворения страны и вылившегося в подготовку бунтов Степана Разина. В 1650 г. волновались Псков и Новгород, позже — прошли знаменитые «медные бунты». Но среди всех волнений самые страшные связаны с расколом. Впервые пошатнулась симфония царской и церковной властей. Дело Никона, как представителя притязаний духовной власти, в конце концов было проиграно, но церковные реформы оставили глубокий след и неразрешенные до наших дней вопросы.

Раскол нарушил христианское существование страны и показал, что «христианская истина неизбежно должна служить для устроения жизни, а не для одних разговоров. Как только люди начинали веровать во Христа, они начинали устраивать свою жизнь согласно этой вере. Они создавали прочную обстановку для своей христианской жизни как могли, насколько хватало силы, начиная с апостольской общины. Ту же цель — создания прочной обстановки для христианской жизни имела и Церковь. Все ее догматы, вся ее иерархия, все учреждения были нужны только для того, чтобы можно было жить согласно своей вере. С этим связано и отношение Церкви к государственной власти, и требования, предъявляемые к государственной власти: имеется в виду достижение той прочности обстановки жизни, при которой можно было бы спокойно, без постоянной борьбы с окружающим насилием вести христианское существование»8. Раскол, нарушивший «христианское существование», промыслом Божиим должен был стать страшной наукой для России, которую она, судя по дальнейшей русской истории, усвоила не вполне. Не усвоила тогда Россия и непреложное правило, что не должна она корректировать свое ментальное ядро в угоду чужому миру и чуждым идеологиям.

Но не следует забывать, что во времена правления «тишайшего» Царя Алексея Михайловича, которого современники считали светлейшей личностью, произошло много знаменательных событий. В первую очередь это великое объединение России и Украины. Блистательно проведенная кампания 1654–1655 гг. привела к расширению западнорусских земель, удалось заключить мир со Швецией, а впоследствии добиться перемирия с Польшей. В царствование Алексея Михайловича Московское государство расширило свои пределы не только на юго-западе, но продвинулось далеко на восток и юг. Цари Кахетии и Имеретии, теснимые турками, просили московского подданства. Значительны были успехи наши за Уральским хребтом. В Западной Сибири казаки побили потомков Кучума. Тогда же была открыта Восточная Сибирь. Дежнев с 25-ю товарищами пробился к Берингову проливу, а служивый Поярков открыл реку Амур и Охотское море. При Алексее Михайловиче мы вступили в дипломатические отношения с Западной Европой, послы были отправлены в Венецию, Флоренцию, Рим, во Францию и Испанию. Велись торговые дела в Англии, в Голландии. Политические консультации проводились с Веной, Швецией и Данией. Россия хотела везде найти свою выгоду и не зависеть от других. Поэтому в Москве собирались даже «ходить кораблями для пряных зелий» в Индию, и Алексей Михайлович просил герцога Курляндского продать ему для этого свои корабли — словом, мечтал о море и флоте. И передал эту мечту своему сыну Петру Алексеевичу.

А может быть, самым значительным деянием Царя была положительная оценка виршей монаха Симеона Полоцкого, посвященных Алексею Михайловичу:

Радуйся церкви наша святая и восточная,
Яже испущает словеса, всем медоточная.
Ибо ты первое духом святым начася здати,
Предь Алексея Михайловича днесь расширяти…

Ведь так начиналась ставшая великой русская литература, без которой немыслима судьба России!

Набожный, болезненный Федор Алексеевич, получивший русский престол по кончине отца своего, не прославился на поле брани. Зато успешно занимался учреждением новых епархий. В царствование Федора Алексеевича значительно украсился Кремль. По большим улицам он повелел возводить каменные строения. Проводил культурную реформу. В последние дни его царствования Федор Алексеевич составил проект высшего училища или так называемой Греко-латинской академии. Несмотря на свое короткое царствование и смерть в 22 года, Федор Алексеевич сделал много полезного. Он любил стихотворство и вокальную музыку, распространил в церквах партесное пение, учредил при соборах регентов. Болезненный Царь как будто чувствовал, что его преемник на русском престоле сделает за двоих, а то и за троих. Потому, наверное, и его родной брат Иоанн Алексеевич, пятый сын Алексея Михайловича, следующий претендент на русский престол, слабый здоровьем юноша, по совести и по разумению о пользе Отечества практически отдал полагающуюся ему по закону корону младшему брату Петру, сыну Наталии Нарышкиной. Так, может быть, главным благодеянием Иоанна Алексеевича по Промыслу Божию на его царском пути стала передача престола новому (и в прямом, и в переносном смысле) Царю, которого звали Петр Алексеевич?

Воцарение Петра — не только переломный, модернизационный этап в жизни государства, но и окончательная черта под зримой эпохой Святой Руси. Но не под Святой Русью как таковой, которая, как град Китеж, продолжала незримо существовать на протяжении всего царствования Романовых. Был подготовлен этот перелом всем «сумбурным» XVII в., в который пресуществились и темы русского раскола, и произошло разделение соборной Руси на царство, священство и земство и т. д. Но до конца царствования Россия оставалась рабой Христа и находилась под Покровом Богоматери.

III

Царствование Петра I началось, как известно, трудно, трудно и продолжалось: в муках, в жертвах рождалась императорская России. Невозможно в настоящей статье даже перечислить все свершения великого Царя, результатами которых мы пользуемся поныне, осмыслить проведенные им государственные реформы, захватившие все стороны русской жизни. Трудно дать и однозначную оценку этим реформам в историческом и духовно-нравственном контексте, тем более, когда на память приходят слова Н. М. Карамзина: «мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России — виною тому Петр»9. Историк С. М. Соловьев первым изложил взгляд на реформу Петра I в связи с общим движением истории. Этот взгляд, полный широты воззрений, таков: никогда ни один народ не совершал такого великого, всестороннего преобразования, сопровождавшегося столь великими последствиями как для внутренней жизни народа, так и для его значения в общей жизни народов во всемирной истории. Следствием реформ, по мнению С. М. Соловьева, были:

— вывод посредством цивилизации народа бедного, почти неизвестного на историческую сцену со значением сильного деятеля в общей политической жизни народов мира;

— соединение обеих, дотоле разобщенных половин Европы, восточной и западной, в общей деятельности посредством введения в эту деятельность славянского племени, теперь только принявшего деятельное участие в общей жизни Европы через своего представителя, через русский народ10.

Многими историками до сего дня ставится в вину Петру I непререкаемость его императорской воли, даже открытого насилия. Но ведь основу деятельности государства всегда составляет элемент обязательности и принудительности. Вот что пишет в оправдание самовластия В. О. Ключевский, полемизируя с современником, который «признает за личное благодеяние просвещение, введенное Петром в России, оказанное ему преобразователем, и восстает на хулителей, получивших от самовластия то самое просвещение, которое помогло им понять вред самовластия. Самовластие само по себе противно, как политический принцип. Его никогда не признает гражданская совесть. Но можно мириться с лицом, в котором эта противоестественная сила соединяется с самопожертвованием, когда самовластец, не жалея себя, идет напролом во имя общего блага, рискуя разбиться о неодолимые препятствия и даже собственное дело. Так мирятся с бурной весенней грозой, которая, ломая вековые деревья, освежает воздух и своим ливнем помогает всходам нового посева»11. И Лев Тихомиров монополию насилия соотносит с христианским отношением к государству: «Полное изъятие насилия из права частного и сосредоточение его исключительно в руках государства имеет тот смысл, что насилие в частных интересах, безусловно, устраняется и воспрещается. Допускается же оно лишь в тех руках, где принципиально нет частного интереса, а есть лишь интерес справедливости. С монополизацией насилия в руках государства насилие пускается в ход только для поддержания справедливости»12.

Вот уж кого нельзя было заподозрить в обеспечении частного интереса, так это Петра I. По свидетельству современников, он всегда являлся источником разнообразных дел. Его всего труднее было бы представить наедине с самим собою, в уединенном кабинете. Он не имел ни досуга, ни привычки к систематическому размышлению. Зато у него всегда были наготове две основы его образа мыслей и действий, прочно заложенные еще с юности: это неослабное чувство долга и вечно напряженная мысль об общем благе Отечества, в служении которому и состоял этот долг.

Не со всеми реформами православного Царя соглашается верующая русская душа, не понимающая блага в реформировании Церкви. Но ведь при том верующий Царь Петр вымолил заступника своему Санкт-Петербургу, и сам благоговейно внес на плечах гроб с мощами святого Великого князя Александра Невского в Александро-Невский монастырь. И как с высоты XXI в. не согласиться с мнением философа Александра Казина: «Чудо русской истории состоит еще и в том, что Господь оборачивает в ее пользу подчас все злые силы, которым Русь подвергает свою удивительную судьбу. Применительно к опыту петровской модернизации это чудо явилось тогда, когда выяснилось уже в XIX в., — что не столько Запад духовно захватил Россию, сколько, наоборот, Россия овладела западной цивилизационной формой (технологией существования). Это сделало ее мировой империей, но это принесло и новые религиозные противоречия. Можно сказать, что Русь золотая впустила в душу грех европейского антропоцентризма и стала благодаря тому серебряной. Очевидно, в этом одно из предназначений России — брать на себя и пересиливать в невидимой брани мировое зло»13. И при всех своих реформах Петр оставил в неприкосновенности сердцевину Святой Руси и подтвердил смысл русской истории как Крестоношения.

В связи с тем, что преемницей Петра на русском престоле стала его вторая жена, иностранка, крещенная в Православие с именем Екатерина, ставшая Екатериной I, следует обратиться к личной жизни Петра, которая была тесным образом связана с его военной и реформаторской деятельностью. Но именно неисповедимые пути личной жизни Императора, который Божиим промыслом был неуязвим на полях брани, во многом свидетельствуют о Божественном предназначении этого царствования. И Екатерина, немыслимыми путями оказавшаяся русской Императрицей, ведь не раз спасала своего мужа. И когда уговорила его написать письмо в турецкий стан, и без ведома Императора приложила к посланию все свои драгоценности, что способствовало заключению мира и спасению русской армии. И когда больше сердцем, чем умом понимала его желания, обеспечивая семейный покой, и когда гладила по голове на протяжении нескольких часов спящего своего мужа, облегчая его физические мучения и давая ему краткие часы отдохновения. И даже после смерти мужа — когда, не предав ни одного его дела, пыталась продолжить его политику.

Присягнули Императрице без сопротивления. Екатерина правила с помощью тех же людей и учреждений, которые действовали при Петре. При ней жизнь стала поспокойнее. Первыми ее действиями было некоторое уменьшение податей и прощение недоимок, исполнение задуманной еще Петром амнистии сосланных и заключенных, учреждение по решению Петра ордена св. Александра Невского, отправление к Камчатским берегам экспедиции Беринга, а также окончательная организация Академии наук. Однако, в отсутствие Царя-победителя, стали нарождаться недовольства, бурления, которым вскорости предстояло вырваться наружу.

Взошедший 11-летним ребенком  на царский престол и умерший через три года от оспы внук Петра Великого — Петр II не оставил по понятным причинам о себе памяти, как государственный деятель, хотя и он занимался внутренними делами государства. Правда, иностранные послы находили, что в то время «все в России в страшном беспорядке»14. После смерти Петра II, с кончиною которого пресеклась мужская ветвь Романовых, Верховный тайный совет неожиданно, с надеждой на ограничение императорской власти в свою пользу, избрал на русский престол герцогиню Курляндскую Анну, дочь Царя Иоанна Алексеевича. Как сказал князь Голицын: «надо бы нам себе полегчить… так полегчить, чтобы воли прибавить»15. И послали к Императрице текст с ограничивающими ее власть пунктами. Сначала Анна даже участвовала в обсуждении формы своего правления, но, став полноправной Императрицей, подвергла опале русскую знать и возвысила иностранцев.

Войны, которые велись в царствование Анны Иоанновны, не доставляли государству выгод, хотя имели значение для поднятия в Европе престижа России. Обращалась Императрица и к внутренним делам, в основном отменяя прежние законы. Администрация и суды в ее бытность оставляли желать лучшего, но зато ей удалось создать более правильное устройство почты, медицинских частей, создать конские заводы. Своим наследником Анна Иоанновна объявила малолетнего сына своей племянницы — Иоанна Антоновича, участь которого в дальнейшем оказалась ужасной. Идя от присяги Императору-ребенку, гвардейские солдаты говорили о цесаревне Елизавете Петровне: «не обидно ли, вот чего Император Петр I в Российской империи заслужил — коронованного отца дочь государыня-цесаревна отставлена»16.

Очевидно, не без Божиего Промысла осуществился неожиданный, почти неподготовленный, но чаянный русскими силами переворот, который возвел на русский престол дочь Петра Великого Елизавету Петровну. Достижения ее просвещенного царствования широко известны, так как много тому сохранилось свидетельств архитектурных, живописных, литературных, научных и др. Но главное, чем Елизавета Петровна ознаменовала свое царствование — это свержение немецкого режима и покровительство всему национальному, что дало этому царствованию совершенно иной исторический смысл в сравнении с предыдущим правлением. Она была боголюбивой, набожной Царицей, совершала паломничества, заботилась о строительстве новых и украшении старых храмов. В 1749 г. Елизавета Петровна находилась в Москве, и оттуда последовал высочайший указ обер-архитектору Растрелли приступить к строительству Смольного монастыря согласно одобренным чертежам. Как говорили современники, народ должен был видеть и знать, что матушка-Императрица ничего не жалеет для укрепления веры и украшения «дома Божьего». В годы правления Елизаветы Петровны дворцы и храмы возводили Растрелли, Чевакинский, Ухтомский и их ученики, с учетом стиля и цветовой контрастности, идущих от древнерусских храмов и теремов. В возобновление программы преобразований Петра I при ней были открыты Московский университет (1755) и Академия художеств (1757).

При Елизавете Петровне много полезного вошло в русскую жизнь, и воспитался целый ряд деятелей, составивших в дальнейшем славу России. Особо необходимо отметить и фактическую отмену смертной казни при Елизавете Петровне17. Преклоняясь пред памятью своего отца Петра Великого, Елизавета, за 20 лет Божиим промыслом своего царствования подготовила почву для лучшего понимания и продолжения преобразовательной деятельности Петра. Так что можно сказать, что идея национальная, просветительская была выше ее государственных дел, которые, однако, тоже не были без славы и пользы Отечеству. Миролюбивая и беззаботная, она была вынуждена воевать почти половину своего царствования. Разбивала первого стратега того времени Фридриха Великого, брала Берлин. Были особо значимые морские победы, так как Елизавета продолжила развивать так любимый ее отцом флот. В делах торговли и промышленности шел медленный, но постоянный прогресс. Хотя ее царствование не внесло полного благоустройства в жизнь народа, однако народ оценил гуманность и национальность ее правления и сожалел о ее кончине. И только ею же назначенный наследник престола, ее племянник Петр III не был опечален.

Трудно найти какие-либо положительные отзывы об этом человеке, выросшем и воспитанном на немецкой почве. Как вспоминают современники, сама Императрица Елизавета приходила в отчаяние от характера и поведения племянника и не могла провести с ним четверти часа без огорчения, гнева и даже отвращения18. При Петре III русской политикой заправлял прусский посланник, что не устраивало русских вельмож, так что они хотели возвести на престол наследника Павла Петровича. Но случилось иначе. Наверное, краткое царствование Петра III было попущено Божиим Промыслом только для того, чтобы сохранить престол до той поры, пока осмыслит свое предназначение и подготовится к правлению Императрица, так разумно воплотившая замыслы Петра Великого, что сама стала зваться современниками и потомками Екатериной Великой.

Царствование Екатерины было не простым, сказывалось неоднозначное к ней отношение общества, знавшего, как ей достался трон. Не помогал даже знаменитый манифест, который впоследствии Павел I попытался уничтожить. Этот манифест, объясняющий и оправдывающий причину заговора, гласил: «Самовластие, не обузданное добрыми и человеколюбивыми качествами в государе, владеющем самодержавно, есть такое зло, которое многим пагубным следствием непосредственною бывает причиною»19. Ей приходилось бороться с самозванцами, были и политические противники. Тем не менее, Екатерина II соответствовала званию русской императрицы, служила России всей своей жизнью и много в том преуспела. Она несла свой крест.

Ею были проведены значительные социально-государственные реформы, в частности банковская, проводился принцип самоуправления, она, воспитанная на идеях свободы, размышляла над планом по освобождению крестьян от крепостной зависимости. Внутренняя политика Императрицы Екатерины II не стремилась вернуть русское общество к жестким реформам Петра Великого. Не подражая ни Петру I, ни Елизавете, у дел государственных она ставила людей, которые понимали русские интересы с чисто национальной точки зрения. В бытность Великой княгиней, она, веруя в промысел Божий, писала: «Я желаю только добра стране, куда Бог меня привел. Бог мне в этом свидетель. Слава страны составляет мою собственную. Вот мой принцип»20.

По сей день мы гордимся русскими победами, свершенными в ее царствование. Удачны действия русского оружия, как то: победы Румянцева при Ларге и Кагуле, Суворова при Рымнике и Измаиле, поход Долгорукова в Крым, появление русского флота, обогнувшего Европу под командованием Алексея Орлова, и морское сражение в Чесменской бухте. Все это позволило Екатерине предъявить Турции требования независимости Крыма и дунайских княжеств Молдавии и Валахии. Не к нашей чести, что на нашем веку иные из этих завоеваний мы потеряли.

Последовательница идей Петра I, завершившая реализацию его планов, она сумела совершить то, к чему веками стремились Московские государи. Ей, как Петру I, пришлось сосредоточить свое внимание на западной половине государства и, подобно своему гениальному предшественнику, Екатерина не упускала из вида и дела на Востоке. Смерть ее застала в то время, когда русские войска начали поход в Персию. Но только ли за государственные свершения за Екатериной закрепилось звание великой? Интересен ответ Императрицы на предложение дворянства принять при жизни титулы — великая, премудрая, матерь Отечества. «О званиях же, кои вы желаете, чтобы я от вас приняла, на сие ответствую: 1) на великая — о моих делах оставляю времени и потомкам беспристрастно судить; 2) премудрая — никак себя таковою назвать не могу, ибо един Бог премудр; 3) матери Отечества — любить Богом врученных мне подданных я за долг звания моего почитаю, быть любимой от них есть мое желание»21.

Сегодня мало говорится на тему, исследование которой началось в конце позапрошлого века. Считается, что на примере жизни Екатерины II можно говорить об истории воцерковления ее самой и царей, последовавших за ней. И действительно, только процесс воцерковления может помочь в осмыслении служения венценосцев. Екатерина II всей своей жизнью показала пример тому, слыша лучше многих Божию волю. Особенно обострился у нее этот слух после того, как по приезде в Россию 27 дней находилась в болезни между жизнью и смертью. Она поняла, Господь даровал ей жизнь не зря. Будучи принцессой, Екатерина с помощью русских священников всем сердцем приняла Православие. И впоследствии неколебимо стояла за него; так, например, она говорила, отвергая возможность женитьбы Великого князя на католической принцессе: «…Россия столь же привержена вере греческой, как они к латинской, и латинское или греко-латинское наследие, пока я жива, никогда не будет допущено»22. Подобный ответ Екатерина II дала и когда условием брака ее внучки с шведским королем стала перемена последней своей веры.

Трагична судьба Павла I, который всю свою жизнь соизмерял с Божией волей. И если в государственных делах он видимых успехов не достиг, пытаясь искоренить недостатки предшествующего царства, нарушал лишь стройность прежней системы, то в вопросах веры ему надо отдать должное. Будучи от природы человеком добрым, любознательным, деятельным, он с юности был предан Православию, основам которого его обучал иеромонах Платон (Левшин), будущий выдающийся митрополит Московский. Иеромонах Платон вспоминал: «Высокий воспитанник всегда был, по счастью, к набожности расположен, и рассуждение ли или разговоры относительно Бога и веры были ему всегда приятны. Сие, по примечанию, ему внедрено было со млеком покойной императрицы Елизаветы Петровны…»23

Вступив на престол, Павел I, как будто предчувствуя свою грядущую мученическую кончину, сам возложил на свои плечи миссию по защите Церкви. Эта миссия проявилась в ряде значимых исторических и незначительных, но не менее важных, бытовых свершений и дел. За несколько лет своего царствования он, отменив телесные наказания и повысив жалование, изменил к лучшему положение приходского священства. В заботе о подготовке священнослужителей открыл целый ряд новых духовных училищ и семинарий. В 1797 г. именным указом Павел I переименовал центр духовного просвещения — Александро-Невский монастырь в Александро-Невскую Лавру, а Главную (Санкт-Петербургскую) семинарию в Александро-Невскую академию.

При Павле I в Россию были перенесены великие святыни христианского мира — Филермская икона Пресвятой Богородицы, написанная, по преданию, св. евангелистом Лукой, десница св. Иоанна Предтечи и часть Животворящего Креста Господня. Их Император получил в дар от австрийского монарха за покровительство Ордену Мальтийских рыцарей. К сожалению, святыни затерялись в бурях революции.

Будучи продолжателем дела Петра I, создавшего хирургическое училище и Адмиралтейский госпиталь, Павел I считается основателем легендарной, существующей поныне Санкт-Петербургской военно-медицинской академии. В 1798 г. Император подписал указ о строительстве помещений для учебных театров (аудиторий) врачебного училища. Но ее открытие состоялось в 1800 году.

Много еще можно перечислять добрых дел Императора Павла I, который стоял на защите интересов государства и Церкви, но не смог защитить самого себя от клеветы масонов, нашедших питательную среду для пропаганды своих идей в среде обиженного на Императора дворянства. Желая облегчить жизнь крестьянам, Павел I поубавил дворянской вольницы. Недовольством аристократических кругов воспользовались английские масоны, подталкивавшие Россию к войне с Наполеоном, зная, что Россия к войне тогда не была готова, о чем свидетельствует сокрушительное поражение союзных войск под Аустерлицем. С помощью этих сил набожный Император оказался оклеветанным в веках. Хотя на самом деле сын Екатерины Великой вел себя как рыцарь, защищающий территориальные и духовные границы Отечества.

Более сложная задача — спасение от неминуемой гибели Отечества — выпала на долю его наследника, «ангела кротости и милосердия» императора Александра I, который, как сначала казалось, пришел реформировать Россию, а оказалось, спасать и ее, и Европу от порабощения. Приняв царский венец, Император Александр, обещавший подражать «бабушкину веку», таковым подражателем не стал. Он стал руководителем нового, отчасти либерального типа, который не всем современникам оказался понятен. Император в молодые свои годы без колебаний намеревался реорганизовать все сферы жизни, консультировался со специалистами, сам учился в процессе реформ. Внешняя политика его также чужда была колебаниям. В начале своего царствования он говорил: «Я буду стараться следовать преимущественно национальной системе, то есть системе, основанной на пользе государства, а не пристрастию к той или иной державе»24. Год от года внешняя политика принимала все более определенное направление, ведущее к разрыву с Францией и сближению с Пруссией. И здесь Император тоже учился в процессе. Об этом свидетельствует первый опыт — жестокое поражение союзных войск под Аустерлицем. В 1812 г. разрыв отношений между Россией и Францией оформился окончательно, и обе стороны стали готовиться к войне. Как отмечали современники, Александр I, в сущности, мало ценил то общество, которым управлял. В 1812 г. оно встало перед ним с такою силою, которая вызвала у него уважение и изумление и о которой он писал: «Нельзя не быть тронуту до слез, видя дух, оживляющий всех, усердие и готовность каждого содействовать общей пользе»25. С тех пор Александр повторял, что будет вести борьбу до конца, что, утратив армию, созовет «дорогое дворянство и добрых крестьян», отрастит бороду и будет питаться картофелем с последним из своих крестьян скорее, чем подпишет постыдный мир26.

И точно, Император Александр не ограничился изгнанием неприятеля за пределы России, но принял на себя роль освободителя Европы, продолжая вести борьбу с Наполеоном вплоть до Парижа. Европа признала со стороны победителя, то есть русских войск, великодушие и деликатность в отношении побежденного врага. После войны совершился важный перелом в душевном настроении Императора, который говорил, что пожар Москвы осветил его душу и согрел его сердце верою, какой она раньше не ощущала. Раньше мало интересовавшийся Библией и не знавший ее, Александр Благословенный не расставался с нею и не скрывал своего нового настроения. Будучи убежден, что для народов и для царей слава и спасение только в Боге, и на себя он смотрел лишь как на орудие Промысла Божия, карающее зло в лице Наполеона. Глубокое смирение было естественным последствием этих взглядов. Так что кажется правдоподобным сказание о Феодоре Кузьмиче, дающее возможность представить Императора в другом измерении человеческого бытия, простирающемся и в наше время.

IV

Окончательно ушел в прошлое «золотой» екатерининский век с воцарением Николая I, монарха, рождением которого столь была обрадована Екатерина Великая, что сама на руках вынесла его на балкон и показала народу. Наступали новые времена, в которые враги России, приняв новое обличье, сохранили старые планы. С первых же часов своего царствования Николай I вынужден был вступить в противоборство с революционными силами, с либеральной «заразой», занесенной из освобожденных европейских стран. Трудно начавшись, это царствование трудно и продолжалось. Император, себя не щадя, не оставлял без своего внимания ни одно направление государственного, военного, духовного поприщ. Невозможно коротко сказать о всех его социальных преобразованиях, военных успехах и неудачах, о череде народных восстаний, которые ему пришлось осмысливать и усмирять. Но обобщить особенности царского служения этого человека можно такими словами. «Всего 59 лет удалось прожить Государю. Примечательно, что русские Государи, в особенности выдающиеся или царствовавшие в трудное время, долго не жили. 44-х лет преставился великий стоятель за землю Русскую святой благоверный Великий князь Александр Невский. 39-ти лет скончался Великий князь Дмитрий Донской, 49-ти — Царь Михаил Федорович и 47-ми лет — Алексей Михайлович. Император Петр Великий умер, имея 53 года. Самодержавные монархи сами несут всю ответственность за судьбы своих государств. В непрестанном напряжении пребывает их совестливая душа. В особенности свойственно это русским православным царям. Огромная умственная работа с затратой физических сил ослабляет организм»27. Трудно усомниться относительно «совестливой души», когда читаешь такие воспоминания о Николае Павловиче. Вот как вспоминает князь Имеретинский о прощании Государя с полком: «На лице его светлела улыбка, стесненная перемогавшейся грусти. Когда Император начал говорить, видно было, что избыток чувств пошатнул даже эту богатырскую натуру, и слезы чуть не прервали речи. “Смотрите, молодцы, служите у меня по-преображенски, если дойдет до дела — слышите ли вы? — то мне вам больше ничего не нужно говорить, как одни слова: помните, что вы преображенцы. Господь с вами!”»28.

И сегодня имя венценосца для нас живо, воплощенное в русских, ставших родными каждому русскому человеку, духовных доминантах — Исаакиевском соборе, который пестовал Государь, и гении Пушкина, которому Царь покровительствовал.

Александр II — тоже Царь-освободитель. Больше всего он прославился в деле обновления России. Родившийся в праздник Светлого Христова Воскресения, казалось, он облечен миссией особой. Это предчувствовал и его отец, Николай I, который стал приучать наследника к государственным делам с юного возраста. Вместе с отцом юный наследник часто присутствовал на заседаниях в Сенате и в Синоде, много путешествовал по России, мечтал об облегчении положения каторжников. Смолоду цесаревич посвящал свое время трудам государственным, исполняя разные поручения своего Августейшего родителя. Он был готов к царствованию, когда взошел на престол, получив в наследство неоконченную Крымскую войну. В манифесте на окончание этой войны заключалась программа будущего царствования Александра II: «При помощи Небесного промысла, всегда благодеющаго России, да утверждается и совершенствуется ея внутреннее благоустройство; правда и милость да царствуют в судах ея; да развивается повсюду и новою силою стремление к просвещению и всякой полезной деятельности, и каждый, под сенью законов, для всех равно справедливых, всем равно покровительствующих, да наслаждается в мире плодом трудов невинных»29.

Предшественники Александра II чувствовали все зло крепостного права и стремились к его постепенному уничтожению. Но слава полного освобождения крестьян от крепостной зависимости всецело принадлежит Александру II. Он сам дал свободу крестьянам России — не при нем она была дана, но им. 22 миллиона русских крестьян освобождены были от тяготевшей над ними в течение трех столетий крепостной зависимости только по царскому слову, за что Царь получил наименование Царя-Освободителя. Это было первым шагом в деле обновления России, которое в дальнейшем происходило в следующих направлениях:

1) преобразование всей судебной части;

2) преобразование городской и земской полиции;

3) порядок составления, рассмотрения, утверждения и исполнения государственного бюджета;

4) преобразования в системе народного образования.

Царем была введена всесословная воинская повинность.

Самым важным событием во внешней политике была русско-турецкая война и знаменитые победы, последовавшие за не менее знаменитыми неудачами, показавшими великий героический дух русской армии, которая лишь 10 верст не дошла до стен Царьграда. Интересный факт, показывающий личные качества Императора: в начале самой войны Император прибыл в Болгарию и все время оставался среди действующей Дунайской армии, разделяя с нею все невзгоды и лишения военно-походной жизни. «Я буду братом милосердия», — говорил Царь-Освободитель, отправляясь на войну30. И точно, предоставляя другим всю военную славу побед над неприятелем, Государь сосредоточил все свое внимание на больных, раненых воинах, для которых являлся даже не братом, а отцом милосердия.

И непонятными для него, но явно ощутимыми, были настроения, зреющие в части русского общества, связанные с революционными намерениями и принявшие террористический характер. Царь-мученик, предваряя страшную участь своего внука и всей России, погиб по замыслу внешних, враждебных России сил. Символично, накануне необратимых революционных потрясений, обагрил землю Русскую невинной царской кровью Царь-Освободитель, воплощенная доброта, любовь, милосердие, Император, выше всех современников державший знамя человечности и совершивший немало подвигов под этим знаменем.

Александр III вступил на престол 36-ти лет. Воспитанный профессорами Победоносцевым и Чивилевым, преподавателями Московского и Санкт-Петербургского университетов, он отличался тихим нравом, простотою, прямодушием и добросовестностью в занятиях и делах. Будучи наследником престола, он принимал участие в боевых действиях, командовал Рущукским отрядом, прикрывая левое крыло нашей армии от турецких войск Мегмета-Али. Твердостью воли и любовью к строгому порядку наследник напоминал своего деда Николая I и отличался приверженностью ко всему русскому. В наследство ему достался проект Конституции, одобренный Александром II. Император хотел исполнить волю отца, но природная осмотрительность его остановила, так как он осознавал первостепенное значение для России именно идеи монархии. В самом начале царствования он произнес следующие слова: «Глас Божий повелевает нам стать бодро на дело правления в уповании на Божественный Промысел, с верою в силу и истинность самодержавной власти, которую мы призваны утверждать и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений»31. Внешняя политика Императора была вполне миролюбивой. Он посвятил себя, прежде всего, делам внутреннего государственного развития. Особенных успехов добился на поприще народного образования, к делу которого привлек духовных учителей. Император ставил одной из приоритетных задач заселение пустующих российских земель. В его царствование переехало в Сибирь до 400 тыс. человек, в Среднюю Азию — до 60 тыс. человек. Вел войны за интересы России, которые были непосредственно связаны с консервативными интересами Европы.

При Императоре Александре III, с русским обликом которого созвучны были чисто русские душа и сердце его, впервые по всей России прозвучали слова «Россия для русских». Глубоко религиозный, проникнутый идеей чести, права и правды, он был идеалом гражданина, супруга, отца. Избежавший смерти во время крушения поезда, но погибший от неожиданной неизлечимой болезни, всего 13 лет процарствовал Царь-Миротворец.

Имя Николая II стало символом всего царствования Дома Романовых не только потому, что он был последним русским Царем, а потому что своей жизнью он выразил истинную идею монархии. Служение православному Отечеству «верой и правдой» было не пустыми словами. Помазанник Божий, православный Царь брал обет, как монах, на всю жизнь. Самодержавием Московское княжество превратилось в величайшую Империю. Самодержец стоял на защите народа своего и Русской Православной Церкви, заботился о том, чтобы Церковь могла совершать святое дело спасения человеческих душ, сам служил примером в деле духовного оздоровления общества. Поэтому покусившиеся на Россию враги с XIX в. начали расшатывать основы православной монархии и в ХХ в. добились своего. Без «Удерживающего» не могли в прежнем виде существовать ни Русская Православная Церковь, ни русский народ, ни русские территории. Николай II сознательно принял мученическую смерть во искупление будущего России, которое для нас стало настоящим.

Часто можно услышать обвинения в адрес Царя, что он ничего не предпринимал по защите монархии, не находил общего языка с передовыми министрами. А он и не мог по своей природе и не должен был по своему предназначению это делать. Очень точно подметил особенности мироощущения Николая II его приближенный, генерал В. Н. Воейков. «Спорить было противно самой природе Царя. Не следует упускать из виду, что он воспринял от отца, которого почитал и которому старался подражать даже в житейских мелочах, незыблемую веру в судьбоносность своей власти. Его призвание исходило от Бога. Он ответствовал за свои действия только перед совестью и Всевышним. Императрица поддерживала в нем всеми силами эти взгляды. Царь отвечал перед совестью и руководился интуициею, инстинктом, тем непонятным, которое ныне зовут подсознанием (и о котором не имели понятия в XVI в., когда московские цари ковали свое самодержавие). Он склонялся лишь перед стихийным, иррациональным, а иногда и противным разуму, перед невесомым, перед своим все возрастающим мистицизмом. Министры же основывались на одних доводах рассудка. Их заключения взывали к разуму. Они говорили о цифрах, процентах, сметах, исчислениях, докладах с мест, примерах других стран и т. д. Царь и не делал, и не мог оспаривать таких оснований. Он предпочитал увольнять в отставку лиц, перестававших преследовать с ним одну цель. Впрочем, Царь, как многие другие русские, считал, что судьбы не обойдешь»32.

Слава Богу, сегодня из забвения восстали многие факты жизни святого Царя-Страстотерпца и ужасающие преступления его гонителей. Русские люди начинают правильно оценивать историю своей родины. Твердою опорой и почвою для национального сознания и самопознания всегда служит национальная история. В царские времена известный историк И. Е. Забелин обращал внимание на исторические принципы древних греков и римлян, которые умели изображать в своей истории лучших ее деятелей не только в исторической, но и в поэтической правде. Они умели отличать в заслугах героев не только реальную, так называемую полезную сущность, но и сущность идеальную, то есть историческую идею исполнения долга и подвига, что возвышало характер героя до идеала. Сегодня, когда «полезная сущность» многих исторических фактов исследована и разложена чуть ли не на атомы, мы чувствуем, насколько нам для правильного понимания истории не хватает «поэтической правды», идеальной составляющей. Судьбы и деяния царей из рода Романовых невозможно оценить только в реальных, видимых сущностях. Именно видение только видимого позволяет нам отрицать и обличать сегодня свою историю. Созерцание же идеальных основ исторических событий обеспечивает проникновение в те глубины, где находятся общечеловеческие идеи и идеалы, которыми руководствовались в своих поступках светлые и высоконравственные созидатели жизни. Для русского человека исторические сведения всегда служили уроками не только высокой нравственности, морали, но и пополняли знания о своей стране. Юбилей Дома Романовых дает нам сегодня возможность лучше узнать историю России, неотделимую от церковно-православного сознания. Этот юбилей должен поспособствовать идеологическому перелому в осмыслении истории нашего великого Отечества, осознанию значимости Божиего Промысла. История Дома Романовых дает много свидетельств тому, что народ и страна преображаются, получают новые силы в восстановлении нарушенной гармонии путем исполнении Божиих заповедей и предначертаний.

 


1 Цит. по: Алексеева Г. Д. Манькин А. В. Историческая наука в России XXI века. М., 2011. С. 5.
2 Добротолюбие. М., 2002. С. 180.
3 Там же. С. 184.
4 Казин А. Великая Россия. СПб., 2007. С. 28.
5 Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории // Сайт «Православие и современность. Электронная библиотека». URL: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/18t/tihomirov/tihomirov2/28.html (дата обращения: 17.04.2013).
6 Коняев Н. М. Первые Романовы. Загадки и мифы династии. М., 2002. С. 39.
7 Триста лет царствования Дома Романовых / Под ред. И. Н. Божеранова. СПб., 1913. С. 15.
8 Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. М., 2004. С. 314.
9 Историки о личности Петра I // Сайт «Курская областная научная библиотека им. Н. Н. Асеева». URL: http://www.onb.kursk.ru/virt/petr/02.html (дата обращения: 17.04.2013).
10 Там же.
11 Ключевский В. О. Курс русской истории. // Сайт «Материалы для изучения русской истории». URL: http://wordweb.ru/history/kllec68.htm (дата обращения: 17.04.2013).
12 Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. С. 315.
13 Казин А. Л. Великая Россия. С. 45.
14 Триста лет царствования Дома Романовых… С.73.
15 Цит. по: Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 2. Минск, 2007. С. 401.
16 Триста лет царствования Дома Романовых… С. 82.
17Анисимов Е. В. Русская пытка.
Политический сыск в России XVIII в. // Сайт «Электронная библиотека ModernLib.Ru».
URL: http://www.modernlib.ru/books/anisimov_evgeniy_viktorovich/russkaya_pitka_politicheskiy_sisk_v_rossii_xviii_veka/read
(дата обращения: 17.04.2013).
18  Триста лет царствования Дома Романовых… С. 88.
19 Цит. по: Ключевский В. О. Курс русской истории // Сайт «Материалы для изучения русской истории». URL: http://wordweb.ru/history/kllec68.htm (дата обращения: 17.04.2013).
20 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Гл. 3: Просвещение в России от основания Московского университета до смерти Ломоносова (1755–1765 гг.) // Сайт «История.ру». URL: http://www.istorya.ru/solov/solv26p3.php (дата обращения: 17.04.2013).
21 Тальберг Н. Д. Русская быль. М., 2006. С. 55.
22 Там же. С. 52.
23 Павел // Сайт «Церковь и государство». URL: http://historychurch.narod.ru/pavel.htm (дата обращения: 17.04.2013).
24 Цветков С. Э. Александр I // Сайт «2012». URL: http://russianimperiya.ru/aleksander-pervij?start=36 (дата обращения: 17.04.2013).
25 Там же.
26 Там же.
27 Тальберг Н. Д. Русская быль. С. 290.
28 Тарасов Б. Н. Николай I и его время // Сайт «Русская государственность». URL: http://gosudarstvo.voskres.ru/tarasov/nic4.htm (дата обращения: 17.04.2013).
29 Александр II // Сайт «Русский биографический словарь». URL: http://www.rulex.ru/01010229.htm (дата обращения: 17.04.2013).
30 Там же.
31 Манифест 29 апреля // Сайт «История в историях». URL: http://wordweb.ru/portrety3/05_11.htm (дата обращения: 17.04.2013).
32 Николай II, имп. Воспоминания. Дневники. СПб., 1994. С. 234.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва