Шаляпина Е. Л. (Санкт-Петербург)

Россия в период царствования Императора Николая II: некоторые факты

Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа -- вот девиз для нас всех, русских! Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!

П. А. Столыпин, 1909 г.

 

В годы правления Императора Николая II Российская Империя, преодолевая известное промышленное несовершенство и не имея при этом столь необходимого ей продолжительного внешнего и внутреннего мира, тем не менее достигла результатов, достойных восхищения. Это было время широкой законодательной деятельности, экономических, социальных и политических реформ. Заметно повысился уровень жизни народа, увеличился естественный прирост населения. К 1914 году Россия достигла еще невиданного в ней уровня материального преуспеяния. По заключению французского экономического обозревателя Э. Тэри, сделанного в книге «Россия в 1914 г. Экономический обзор»: «...Экономическое и финансовое положение России в настоящий момент превосходно... От правительства зависит сделать его еще лучше... Если у большинства европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

Одной из первых реформ, проведенных в России при Императоре Николае II, была денежная реформа. Еще со времени Крымской войны Россия не имела устойчивой валюты, что затрудняло развитие торговли и промышленности. В 1870–1880-х годах кредитный рубль испытывал значительные колебания, его курс внутри страны составлял в среднем 64 коп. Не только золота, но и полноценного серебра почти не было в обращении. Если население России как-то приспособилось к такой ситуации, то внешняя торговля весьма страдала из-за спекуляций на курсе рубля. Необходимость реформы становилась очевидной. Подготовка к ее проведению началась еще при Александре III и заключалась в накоплении золотого запаса, предназначенного для стабилизации рубля. Были сокращены бюджетные расходы. При министре финансов С. Ю. Витте в 1892 году государственные доходы превысили расходы уже на 1 млрд рублей. В 1896 году в периодической печати появилось сообщение о предстоящей денежной реформе. В русском обществе это известие не встретило, однако, сочувствия. Протестовали против реформы некоторые члены Государственного Совета. Были и зарубежные противники стабилизации (например, Франция). Основания для критики выдвигались самые различные. Витте пришлось вести нелегкую борьбу с общественным мнением. В итоге вопрос о реформе был разрешен на самом высоком уровне. 2 января 1897 года на особом заседании финансового комитета под председательством Государя Николая II было постановлено приступить к осуществлению реформы. Указ 3 января предписывал начать чеканку новой золотой монеты. Новый золотой рубль приравнивался к полутора дореформенным золотым рублям. Новые российские кредитные билеты стали свободно обмениваться на золото. Чеканилась также полноценная серебряная монета: рубли и полтинники. Момент для реформы был выбран очень удачно, после больших урожаев в 1893–1896 годов. В своих мемуарах С. Ю. Витте писал: «В сущности, я имел за себя одну только силу, но силу, которая сильнее всех остальных — это доверие Императора, а потому я вновь повторяю, что Россия металлическим золотым обращением обязана исключительно Императору Николаю II»1. Благодаря удачно проведенной денежной реформе Россия упрочила свое финансовое положение. Устойчивая золотая валюта пользовалась высоким доверием и на внутреннем денежном рынке, и за границей. Прямым следствием твердой обеспеченности российской валюты явился быстрый рост промышленности в силу возросшего притока иностранных капиталов (хотя при этом общий объем иностранных вложений в промышленность не превышал 9–14 % всех промышленных капиталов, как и в большинстве стран Западной Европы). Пользовались неизменным спросом облигации внутренних займов Государственного банка: «К 1914 году россияне одолжили государству 4,5 млрд рублей, причем держателями ценных бумаг были в основном средние слои населения. Доверие было настолько велико, что, даже когда во время Первой мировой войны прекратился обмен банкнот на золото, население по-прежнему купило бумажные деньги, надеясь обменять их после окончания войны»2.

В 1897 году была произведена первая всероссийская перепись населения, по результатам которой численность населения России (без Финляндии) составила почти 126,6 млн чел.

 

Численность постоянного населения Российской Империи по данным ЦСК МВД
в 1897 г. и 1909–1914 гг. (на январь, тыс. человек)3

 

Регионы

1897 г.

1909 г.

1910 г.

1911 г.

1912 г.

1913 г.

1914 г.

Евр. Россия

94 244,1

116 505,5

118 690,6

120 558,0

122 550,7

125 683,8

128 864,3

Польша

9456,1

11 671,8

12 129,2

12 467,3

12 776,1

11 960,5

12 247,6

Кавказ

9354,8

11 392,4

11 735,1

12 037,2

12 288,1

12 512,8

12 921,7

Сибирь

5784,4

7878,5

8220,1

8719,2

9577,9

9788,4

10 000,7

Сред. Азия

7747,2

9631,3

9973,4

10 107,3

10 727,0

10 957,4

11 103,5

Финл.

2555,5

3015,7

3030,4

3084,4

3140,1

3196,7

3240,0

Всего

129 142,1

160 095,2

163 778,8

167 003,4

171059,9

174 009,6

178 378,8

Без Финл.

126 586,6

157 079,5

160 748,4

163 919,0

167 919,8

170 902,9

175 137,8

 

Согласно приведенной таблице за двадцать с небольшим лет правления Императора Николая II население России возросло почти на сорок процентов. Вообще за 100 лет (с 1810 по 1910 год) рост населения Европейской части России превысил рост населения в других странах Европы. Если население России увеличилось на 192 %, то в группе всех остальных стран Европы — на 102 %. Причем за 50 лет (с 1860 по 1910 год) рост населения России превышал рост населения Англии, Германии, Италии и Франции4. При этом естественный прирост населения европейской России в 1913 году был примерно на 50 % выше, чем в 17 государствах Европы5. Естественный прирост населения постоянно увеличивался в период с 1896 года по 1913 год. Если в 1896–1900 годах среднегодовой естественный прирост составил 1661,5 тыс. человек, то в 1911–1913 годах — 2017,2 тыс. человек6. Бурное развитие российской промышленности в конце XIX — начале XX века оказало существенное влияние на рост городского населения. «С 1897 года по 1 января 1914 года численность городского населения России (без Польши) возросла на 8581,2 тыс. чел. или на 58,4 %... Население Петербурга увеличилось более, чем на 1 млн и составило 2,3 млн чел., население Москвы за тот же период увеличилось на 816 тыс. и составило 1,8 млн чел. Причем увеличение численности населения обеих столиц происходило не только за счет притока извне, но в известной мере за счет естественного прироста (то есть за счет превышения числа родившихся в городе над числом умерших)»7. При этом рост городского населения поглощал лишь небольшую часть естественного прироста сельского населения, тогда как в странах Западной Европы города не только поглощали весь естественный прирост сельского населения, но также и часть его основного состава. При Николае II Россия достигла самого высокого в своей истории уровня рождаемости. Одновременно снижались показатели смертности русского населения, хотя в этом отношении Россия уступала Западу (в основном за счет высокой смертности в детском возрасте до 5 лет).

Рост населения, свидетельствующий о жизненной силе нации и о наличии условий, дающих возможность прокормить возрастающее число жителей, сопровождался заметным повышением уровня благосостояния. Народный доход России вырос с 8 млрд руб. в 1894 году до 22 млрд в 1914 году, то есть почти в три раза. Количество товаров, отечественных и импортных, потребляемых внутренним рынком, более чем удвоилось за двадцать лет. Потребление сахара, к примеру, возросло с 25 млн пудов в год (8 фунтов на человека) в 1894 году до 81,7 млн пудов в год в 1913 году (19 фунтов на человека). Высокими темпами росли доходы промышленных и сельскохозяйственных рабочих. В среднем по европейской России годовой заработок сельскохозяйственных рабочих увеличился в 2,5 раза, промышленных — почти в 4 раза; «уровень реальной оплаты труда в промышленности России следует оценить не ниже 85 % американского»8 (с учетом цен на важнейшие пищевые продукты). Сумма вкладов населения в государственные сберегательные кассы удвоилась за предвоенное десятилетие9. Доходная часть российского государственного бюджета увеличилась с 1200 млн (в 1894 году) до 3,5 млрд рублей к 1914 году10. Бюджет возрастал без введения новых налогов и без повышения старых, отражая рост народного хозяйства. Налоги в России, и прямые, и косвенные, были самыми низкими в мире.

 

Налоговое бремя в разных странах мира на одного жителя в 1913 г. (руб.)11

 

 

Все налоги

Прямые налоги

Косвенные налоги

Россия

9

3

6

Англия

43

27

16

Франция

22

12

10

Германия

22

13

9

Австрия

21

10

11

 

Общая сумма налогов на одного жителя России была в два раза ниже, чем во Франции, Германии и Австрии и в четыре раза ниже, чем в Англии. Особенно низкими были прямые налоги. К слову сказать, в конце 1904 года, находясь в состоянии войны с Японией, Россия почти не ощущала экономических и финансовых затруднений. Налоги поступали как и в мирное время, а золотой запас Государственного банка возрос за год на 150 млн рублей (с 32,9 млн руб. на 01.01.1904 до 878,2 млн руб. на 01.01.1905)12. Хочется вспомнить обязательства Государя Николая II, принятые им на себя при начале царствования: «...с твердою решимостью всецело приять на себя высокую задачу, которую предначертал себе незабвенный возлюбленный его родитель Император Александр III, посвятить все свои заботы развитию внутреннего благосостояния России и ни в чем не уклониться от вполне миролюбивой, твердой и прямодушной политики, столь мощно содействовавшей всеобщему успокоению»13.

Миролюбие, которое В. О. Ключевский назвал «историческим призванием России», всегда полагалось в основу внешней политики русского правительства. Известно стремление Императора Александра III оградить Российскую Империю от военных столкновений. Император Николай II сделал в этом направлении следующий, весьма знаменательный шаг.

Провидя опасность мировой войны, как провидели ее многие, Николай II один оказался в состоянии поставить перед мировыми державами вопрос об ограничении вооружений. Нота русского правительства от 12 августа (1898 года), распространенная по всему миру, начиналась словами: «Охранение всеобщего мира и возможное сокращение тяготеющих над всеми народами вооружений являются при настоящем положении вещей целью, к которой должны бы стремиться усилия всех правительств»14. В ноте было высказано предложение о созыве международной конференции для обсуждения мер по сохранению всеобщего мира. Несмотря на непонимание, с которым была встречена правительствами государств мира русская нота 12 августа (и последующая за ней — от 30 декабря 1898 г.), конференция все-таки состоялась летом 1899 года в столице Голландии Гааге. Слова русского делегата барона Стааля: «Ограничения военного бюджета и вооружений — главная цель конференции; мы не говорим об утопиях, мы не предлагаем разоружения; мы хотим ограничения, остановки роста вооружений»15, — не были услышаны. Тем не менее Первая гаагская международная конференция положила начало всем последующим мирным конференциям XX века. Хотя на первой конференции 1899 года соглашения были достигнуты лишь по некоторым второстепенным пунктам, сама постановка вопроса на международном уровне была безпрецедентной. Американский президент Гардинг на Вашингтонской конференции 9 ноября 1921 года по вопросу о морских вооружениях сказал: «Предложение ограничить вооружения путем соглашения между державами не ново. При этом случае быть может уместно вспомнить благородные стремления, выраженные 23 года назад в Императорском рескрипте Его Величества Императора Всероссийского»16.

Гаагская конференция показала, что рассчитывать на мирные разрешения международных конфликтов нельзя. Неизбежным выводом из неуспеха конференции была необходимость усиления военной мощи России. Еще с 1895 года Государь предвидел возможность военного столкновения с Японией за преобладание на Дальнем Востоке. Он всегда учитывал это как на дипломатическом уровне, так и на военном. В этой связи в первой половине царствования большое внимание уделялось строительству военно-морского флота и перевооружению армии, ускоренными темпами велось строительство Сибирской железной дороги. Однако темпы военных приготовлений России были много ниже по сравнению с японскими, чему было немало причин. Необходимость укрепления позиций русских войск на Дальнем Востоке не вызвала должного энтузиазма ни в лице министра финансов С. Ю. Витте, ни в лице военного министра А. Н. Куропаткина. Финансирование было явно недостаточным, распоряжения Николая II выполнялись крайне медленно и не в полном объеме. Было упущено время. В итоге Россия оказалась слабее подготовленной к войне. В правительственных кругах преобладало равнодушное отношение к надвигавшейся войне с Японией, в народных массах — непонимание целей этой войны. В русском обществе патриотический подъем первых месяцев войны быстро прошел ввиду неудач русских войск, уступив место совсем иным настроениям. Обыватель не считал Японию серьезным противником и в большинстве своем не мог понять, как мы не можем справиться с «какими-то» японцами. Этим обстоятельством не замедлили воспользоваться революционные партии, оседлав излюбленного антимонархического конька. Антивоенная агитация, политические убийства: финляндского генерал-губернатора Г. И. Бобрикова, министра внутренних дел В. К. Плеве, московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича. Затем забастовка на Путиловском (военном) заводе, политическая провокация 9 января (так называемое «кровавое воскресенье»), ряд забастовок в других городах, военные бунты (броненосец «Потемкин»), ограбления банков, почтовых контор (ради добычи средств на нужды «революционного» движения, на покупку оружия, на пропаганду). Таковы были средства, пущенные в ход врагами самодержавия на фоне трагических событий русско-японской войны. В дестабилизации внутригосударственной жизни России безусловно были крайне заинтересованы ее военные противники, в первую очередь Япония. Ее военные и финансовые ресурсы были сильно истощены за один год войны, тогда как Россия не испытывала больших затруднений, использовав свою военную мощь только на одну десятую часть. Частичные мобилизации коснулись всего одного миллиона призывных, что было не намного больше армии мирного времени. Тогда как Япония перед началом войны увеличила армию мирного времени в два с половиной раза. Государь верил в Россию и не считал ее побежденной, он готов был продолжать войну. Мирные переговоры начались не по его инициативе. Переговоры начались по инициативе США и Германии. Никто не верил, что Япония согласится на условия, выдвинутые Николаем II. Но она согласилась. Никаких контрибуций, которые могли бы покрыть военные расходы, только материальное возмещение содержания русских военнопленных, и южная часть Сахалина при условии безвозмездного возвращения северной, — вот, собственно, все, что получила японская сторона.

Россия осталась в Азии великой державой. Ее хозяйственный механизм продолжал свое поступательное движение, практически не пострадав от войны. Была полностью достроена и введена в эксплуатацию на всех участках Сибирская железная дорога. О ней стоит сказать несколько слов отдельно. «В 1892 году Наследник Цесаревич назначен был председателем комитета Сибирской железной дороги, председательство в котором оставил за собою и по восшествии Своем на престол»17. Закладка пути была произведена Наследником Николаем Александровичем во Владивостоке. Строилась дорога одновременно на нескольких участках.

Протяженность Великого Сибирского пути составила 8000 верст, это была самая длинная в мире железнодорожная линия. В процессе ее строительства были сооружены десятки тоннелей, сотни мостов и виадуков, в том числе мост через р. Амур длиной 2500 метров. Военно-стратегическое значение Великого Сибирского пути трудно переоценить: именно по нему осуществлялась переброска войск и военной техники на дальневосточный фронт. Но и хозяйственное значение этой дороги было велико. Лесные пространства русского севера и Сибири принадлежали казне. Даже при малоинтенсивной разработке они давали государству ежегодно несколько десятков млн рублей. Во время строительства Сибирского пути стало увеличиваться число переселенцев, быстрее стали развиваться города Сибири: Омск, Иркутск, Хабаровск, Владивосток и др. В 1895 году был основан новый город Ново-Николаевск (в советские годы переименованный в Новосибирск). К 1914 году он насчитывал почти 100 тыс. жителей. Земельная реформа Столыпина способствовала увеличению потока переселенцев в несколько раз. Всего с 1894 по 1914 год в Сибирь из внутренних губерний переселилось около 4 млн человек. Их устройством занималось Переселенческое управление, бюджет которого вырос с менее одного миллиона рублей в 1894 году до тридцати миллионов рублей в 1914 году. Государь Император Николай II уделял исключительное внимание «большой азиатской программе» и во внешней и во внутренней политике. Население азиатской части России возросло за двадцать лет с 12 до 21,5 млн человек, при этом западной Сибири — с трех до семи млн человек18. Еще в 1900 году указом от 12 июня Государь провел реформу об отмене ссылки на поселение в Сибирь, чтобы, как сказано в указе, «снять с Сибири тяжелое бремя местности, в течение веков наполненной людьми порочными». Указом 16 сентября 1906 года свободные земли Алтайского округа Сибири, состоявшие до того в личной собственности царствующего Императора, были переданы Переселенческому управлению для устройства безземельных и малоземельных крестьян европейской России. Крестьянам, как переселенцам, так и старожилам, было передано свыше 27 млн га плодородных земель на льготных условиях (земли переселенцам предоставлялись за почти номинальную плату 4 руб. с десятины с рассрочкой на 49 лет)19. Государство всячески поддерживало переселенцев: освобождало от налогов на длительный срок, выделяло денежные пособия, обеспечивало бесплатный перевоз имущества в места нового проживания, снабжало сельскохозяйственными орудиями по умеренным ценам. К 1913 году крестьянство в Сибири было уже заметно зажиточнее, чем в европейской части России. Переселенческие потоки достигали и Дальнего Востока, и Туркестана. В жарком и сухом климате Туркестана успешно решалась проблема орошения земель. На площади в 100 тыс. десятин засушливой степи были созданы водохранилища, в которые собиралась вода реки Мургаб. В период с 1895 по 1910 год там была устроена хлопковая плантация площадью 25 тыс. десятин, разведены фруктовые сады, образовались поселения, освещаемые электричеством. В Самаркандской степи открыт был оросительный канал, получивший название Романовского. В год 300-летия Дома Романовых был отпущен 1 млрд руб. на оросительные и мелиорационные работы. Заселение и освоение новых земель требовало строительства новых железных дорог. Широкомасштабное железнодорожное строительство началось в России еще в 1861 году. Интенсивность развития железнодорожной сети по всей территории России видна из нижеприведенной таблицы.

Железнодорожное строительство в России20

 

Годы

Открыто для движения дорог (в верстах)

 

До 1880

 

Казной 2158

Частными обществами 19078

 

Всего 21236

1881–1890

5 023

2 349

7 372

1891–1900

7 750

11 272

19 022

1901–1909

7 542

3 678

11 220

1910

1 177

468

1 645

1911

193

1386

1 579

1912

164

586

750

1913

733

248

981

 

24 740

39 065

63 805

 

К 1917 году в России было в эксплуатации уже свыше 76 000 верст (1 верста = 1,067 км) и примерно 14 000 верст в постройке. Рост железнодорожного строительства сопровождался столь же интенсивным ростом паровозои вагоностроения. Отечественный железнодорожный парк пополнялся за счет отечественного же производства. Наиболее известные заводы транспортного машиностроения в Петербурге: Невский и Путиловский. В 1897 году быстроходный паровоз конструкции завода Путилова, развивавший скорость до ста верст в час, демонстрировался на парижской выставке. Паровозы и вагоны строились не только для внутренних потребностей, но и на экспорт. В Центрально-промышленном районе производством подвижного состава для железных дорог занимались Брянский, Коломенский и Сормовский заводы, на Юге — Луганский и Харьковский, на Урале — Боткинский. Рельсы также производились преимущественно на отечественных заводах, как для российских железных дорог, так и на экспорт. Развитие железнодорожной сети стимулировало рост добывающей промышленности, прежде всего — угольной и нефтяной отраслей.

Угольная промышленность России начала стремительно наращивать производительность с середины XIX века. Уже на Всероссийской выставке 1896 года (в Нижнем Новгороде) был отмечен рост добычи каменного угля с 230 млн пудов (в 1882 году) до 500 млн пудов. Председатель Нижегородского ярмарочного комитета С. Т. Морозов отметил, что «целые отрасли промышленности у нас могут с успехом заменить иностранцев»21. Эти слова можно отнести и к каменноугольной отрасли. К 1913 году производство угля достигло 2,2 млрд пудов.

Главным центром добычи угля был Донецкий бассейн. Если в 1894 году он давал менее 300 млн пудов, то в 1913 году — свыше 1,5 млрд. Рост каменноугольной промышленности с самого начала сопровождался государственной поддержкой. Началась разработка новых залежей Кузнецкого бассейна в Западной Сибири. Всего по России за двадцать лет добыча угля возросла более, чем вчетверо.

Нефтедобывающая промышленность в России начала развиваться в последней четверти XIX века. На этот период приходится особенно быстрый рост нефтедобычи, что связано с разработкой обильных нефтяных пластов Бакинских месторождений. К 1914 году Россия становится крупнейшим в мире производителем и экспортером нефти, причем на экспорт шли продукты ее переработки (керосин, мазут), а не сырая нефть. В 1913 году по показателю добычи (10 млн т) Россия занимала второе место в мире после США. На экспорт шло свыше 700 тыс. т нефтепродуктов, что составляло 14 % мирового вывоза22.

В период царствования Императора Николая II бурно развивалась и металлургическая промышленность. Центр черной металлургии перемещается с Урала на Юг России, где располагались Криворожское и Керченское месторождения железной руды. Постройка в 1880-х годах Екатерининской железной дороги, соединившей Кривой Рог с Донецким бассейном, дала толчок небывалому росту металлургической отрасли в этом районе. Южная металлургия по технической оснащенности, по технологичности и по производительности превосходила западноевропейскую, но отставала от США. «В 1912 году выплавка на одну печь на Юге России составляла 3,2 млн пудов, в Англии — 2 млн, в Германии — 2,6 млн, в США — 5 млн пудов»23. Всего по России за предвоенное пятилетие рост суммы производства на одно предприятие металлической отрасли составил: 91,9 % (черная металлургия), 208,1 % (добыча железной руды), 75,4 % (цветная металлургия)24. За двадцать лет, с 1894 по 1914 год, выплавка чугуна увеличилась почти в 4 раза, выплавка меди — в 5 раз. Перед Первой мировой войной по производству чугуна Россия вышла на пятое место в мире, по производству стали — на четвертое. В предвоенный период наблюдается рост продукции металлообрабатывающей (главным образом машиностроительной) промышленности почти в два раза: с 330,7 млн рублей (в 1908 году) до 646,1 млн рублей (в 1913 году)25. К 1913 году 63 % оборудования и средств производства, необходимых в промышленности, производились внутри страны. Соответственно, сократился импорт машинного оборудования. Сокращался ввоз сельскохозяйственных машин и оборудования за счет увеличения производства отечественной техники. Объем производства сельскохозяйственных машин в России за 1897–1912 годы увеличился почти в шесть раз: с 9,2 млн до 52,3 млн рублей. Промышленный рост сопровождается внушительным ростом производительности труда, в основном за счет технического перевооружения, а также за счет внедрения различных форм научной организации труда. В России создается своя школа научной организации труда, в периодической печати появляется серия статей по этой теме. К началу Первой мировой войны в России было 8 заводов, применявших научную организацию труда, тогда как, например, во Франции — лишь один. Государство, всячески поддерживая развивающуюся промышленность, в то же время ограждало рабочих от чрезмерной эксплуатации. Еще в 1896 году был издан закон 2 июня об ограничении рабочего времени. Для мужчин была установлена максимальная продолжительность рабочего дня не более 11,5 часов, а в субботу и в предпраздничные дни — не более 10 часов; 10-часовой предел вводился также для работ в ночное время. Норма ниже русской была в то время только в Австрии (11 часов) и в Швейцарии (10,5 часов). В Англии, Германии, США, Бельгии вообще не было законодательных ограничений труда для мужчин. В 1903 году в России был издан закон об установлении ответственности предпринимателей за несчастные случаи, по которому фабрикант освобождался от ответственности только в случае доказанной вины рабочего. Пострадавшему, в случае утраты трудоспособности, назначалась пенсия в размере двух третей заработка; на лечение выдавалось пособие в размере половины заработной платы.

Рост русского хозяйства в предвоенное десятилетие был настолько силен, что на русской промышленности почти не отразился мировой промышленный кризис 1907–1908 годов, поразивший США и европейские государства. За десять лет (1903–1913) «продукция всей нашей горной и фабрично-заводской промышленности почти удвоилась. В том числе за вторую половину этого периода, после мирового кризиса 1907–1908 годов, мы имеем средний ежегодный прирост не менее 10 %. Это блестящий темп для капиталистической страны. Но если взять 1905–1907 годы... то окажется, что в России за этот период мы имели, в среднем тоже свыше 10 % прироста в год, а в сумме за 2 года — 21,5 % прироста. В Германии за те же два года индекс промышленной продукции вырос всего на 4,4 %, в США — на 5,4 %»26. Некоторое сокращение производства по ряду отраслей в 1905–1909 годах сменилось резким подъемом 1910 и 1911 годов.

 

Итоги промышленности за 1903–1913 гг.27

 

Год

Тяжелая промышленность

Легкая промышленность

Итого

число раб.

(тыс.)

продукция (млн руб.)

число раб.

(тыс.)

продукция

(млн руб.)

число раб.

(тыс.)

продукция

(млн руб.)

1

2

3

4

5

6

7

1903

777

970

884

1421

1661

2391

1904

782

1099

863

1521

1645

2620

1905

786

1111

873

1392

1659

2503

1906

790

1145

909

1577

1699

2722

1907

826

1265

931

1776

1757

3041

1908

840

1187

976

1788

1816

2979

1909

841

1275

964

1812

1805

3087

1910

870

1359

1018

2172

1888

3531

1911

965

1495

1042

2307

2007

3802

1913

1034

1863

1060

2434

2094

4297

1914

1240

2237

1117

2526

2357

4763

 

Из отраслей легкой промышленности выделялось текстильное, в основном хлопчатобумажное производство. С развитием хлопководства в Туркестане снизилась зависимость России от ввоза хлопка. К 1913 году туркестанский хлопок покрывал половину потребности русских предприятий. Продукция ткацкой промышленности почти полностью обеспечивала потребности населения страны, но и импорт тканей увеличился в несколько раз, отражая возросший спрос. Из отраслей пищевкусовой промышленности наибольшее значение имели сахарная, мукомольная и маслодельная. По производству сахара Россия занимала второе место в мире, давая пятую часть его мирового производства. Богатейший выбор кондитерских изделий на любой вкус полностью удовлетворял спрос широких слоев населения. Своего расцвета достигло маслоделие. Прежде всего, это производство растительных масел: подсолнечного, льняного, конопляного, горчичного, хлопкового и др. Производство сливочного масла начало возрастать в связи с постройкой Сибирской железной дороги. Именно в Сибири начался интенсивный рост маслодельной промышленности. К 1910 году Россия стала крупнейшим в мире (после Дании) экспортером сливочного масла.

Производство сахара в 1913–1914 гг. (тыс. т)28

 

Весь мир

8855

Россия

1724

США и Канада

675

Германия

2716

Франция

781

Италия

328

 

Благосостояние русского народа определялось прежде всего уровнем развития сельского хозяйства. Сельскохозяйственным трудом в России занималось свыше 75 % населения. Продукция сельского хозяйства являлась главным предметом экспорта. Россия считалась житницей Европы. Вследствие финансовой политики С. Ю. Витте, считавшего главной задачей индустриализацию народного хозяйства, в последнее десятилетие XIX века в сельском хозяйстве накопилось множество проблем, требующих неотложного решения. Война с Японией и революционная смута 1905–1907 годов задержали проведение преобразований, подготовленных большой предварительной работой. Рядом указов в августе-сентябре 1906 года был образован земельный фонд. Указом 5 октября 1906 года крестьянское сословие было уравнено с другими в отношении государственной и военной службы и поступления в учебные заведения. Начало земельной реформы было положено Императорским указом 9 ноября 1906 года. Указ предоставлял каждому крестьянину право выхода из общины. Крестьянин мог в любое время потребовать закрепления в личную собственность того участка земли, которым он фактически пользовался. Предприимчивым крестьянам открывались широкие возможности: они могли получить кредит в Крестьянском банке (согласно указу 19 октября) под залог своих земель и могли приобретать, на льготных условиях, новые участки из земельного фонда, состоявшего из нескольких млн десятин в европейской России и обширных площадей в Сибири (для переселенцев). При этом неприкосновенной оставалась жизнеспособная часть крупного землевладения, хотя земельный фонд пополнялся в немалой степени за счет скупки Крестьянским банком помещичьих земель. Процесс ликвидации крупного землевладения, в основном дворянского, с экономической точки зрения был негативным, поскольку снижал общую эффективность землепользования. Но дворянское сословие в значительной своей части перестало заниматься сельским хозяйством. Поэтому земельная реформа предполагала не только обеспечение крестьян собственной землей, но и меры по повышению производительности мелких хозяйств. «С аграрной реформой, ликвидировавшей общину, по значению в экономическом развитии России могут быть сопоставлены лишь освобождение крестьян и проведение железных дорог», — писал в «Русской Мысли» П. Б. Струве29. Главная заслуга в осуществлении реформы принадлежит П. А. Столыпину. «Поставив на ноги, дав возможность достигнуть хозяйственной самостоятельности многомиллионному сельскому населению, законодательное учреждение заложит то основание, на котором прочно будет воздвигнуто преобразованное русское государственное здание. Поэтому коренною мыслью теперешнего правительства, руководящею его идеей, был всегда вопрос землеустройства. Не беспорядочная раздача земель,.. а признание неприкосновенности частной собственности и... создание мелкой личной земельной собственности, реальное право выхода из общины и разрешение вопросов улучшенного землепользования — вот задачи, осуществление которых правительство считало и считает вопросами бытия русской державы»30. Результаты реформы должны были сказаться не сразу. Но уже в 1908 году П. А. Столыпин в своей речи в Государственной Думе 5 декабря мог сказать: «Господа, нужна вера. Была минута, и минута эта недалека, когда вера в будущее России была поколеблена, когда нарушены были многие понятия; не нарушена была в эту минуту лишь вера Царя в силу русского пахаря и русского крестьянина. Это было время не для колебаний, а для решений. И вот, в эту тяжелую минуту правительство приняло на себя большую ответственность, проведя в порядке ст. 87 закон 9 ноября 1906 г., оно сделало ставку не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных. Таковых в короткое время оказалось около полумиллиона домохозяев, закрепивших за собой 3 200 000 десятин земли»31. Законодательство по ст. 87 Основных законов, в данном случае, означало принятие закона 9 ноября без участия Государственной Думы, так как I Дума была распущена 9 июля 1906 году, а II Дума открылась только 20 февраля 1907 году. К 1911 году было подано уже свыше 2,6 млн прошений на передел или выделение земельных участков. К 1913 году наблюдается значительное улучшение в области сельского хозяйства. Повысилась производительность сельскохозяйственных угодий, увеличился экспорт сельскохозяйственной продукции. Государство выделяло немалые средства на оказание агрономической помощи крестьянскому населению, на распространение сельскохозяйственного образования. Так, «ассигнования из казны на эти цели возросли за 1908–1912 годы с 5702 тыс. до 21 880 тыс. рублей. В 1913 году они достигли уже 29 055 тыс. рублей... Открыто свыше 300 новых сельскохозяйственных учебных заведений, более 1000 курсов; проводятся чтение лекций, беседы по разным вопросам сельского хозяйства — в 20 тыс. пунктов; во всех губерниях европейской России организуется система опытных станций, полей, участков; на Кавказе и за Уралом их более 290; земства ввели институт участковых агрономов; приняты меры по поддержанию и улучшению животноводства, по распространению усовершенствованных машин и орудий, семян, посадочных материалов и удобрений; осуществляются меры по осушению и орошению земель и т. д... Значительное внимание обращается на развитие молочного хозяйства и в особенности маслоделия. В этой области сельского хозяйства достигнуты крупные успехи, как о том свидетельствуют нижеследующие данные о вывозной торговле маслом32:

 

 

Вывезено масла

 

в 1901 г.

в среднем за год

 

в 1912 г.

 

в 1913 г.

в 1902–1907 гг.

в 1907–1911 гг.

тыс. пудов

1968

2575

3675

4422

4736

на сумму (тыс. руб.)

 26 434

33 329

52 997

68 074

 71 159

 

Для подготовки опытных руководителей в данной области был открыт молочно-хозяйственный институт в г. Вологде. К этому времени уже действовали такие высшие сельскохозяйственные учебные заведения, как Лесная академия в Москве, Петровская земледельческая академия, Петербургский земледельческий институт, Новоалександровский институт сельского хозяйства. Всего в России в 1913–1914 годах было 10 высших государственных сельскохозяйственных учебных заведений (6 земледельческих и 4 ветеринарных). В 1913 году по сбору главных сельскохозяйственных культур Россия вышла на первое место в мире. Было выращено около половины мирового производства ржи, четвертая часть пшеницы, почти четвертая часть овса, около двух пятых ячменя, шестая часть картофеля. Очень высокими были показатели экспорта яиц (3572 млн штук) и льна (16 632 тыс. пудов)33. На долю России приходилось две пятых мирового вывоза сельскохозяйственной продукции. Это был практический ответ всем оппозиционным силам существующего государственного устройства. Здесь уместно вспомнить знаменитые слова П. А. Столыпина: «В западных государствах на это потребовались десятилетия. Мы предлагаем вам скромный, но верный путь. Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!»34 В целом, начало XX века было отмечено устойчивым превышением экспорта над импортом. В то же время Россия вывозила не более 6–8 % своей продукции, доля же ее в мировом импорте составляла всего 3,5 %35. Таким образом, Российская Империя практически обеспечивала сама себя всем необходимым. После 1906 года чрезвычайно быстро начала развиваться кооперация, и в виде торговой организации, и в виде кредитных обществ. К 1912 году число кооперативов приблизилось к семи тысячам, за пять лет их число увеличилось в шесть раз, причем количество сельских кооперативов увеличилось в двенадцать раз, составив две трети от общего числа. Отдельные кооперативы имели обороты по несколько миллионов рублей. Московский союз потребительных обществ, включавший 800 кооперативов, в 1914 году имел общий оборот в 10,5 млн рублей и занимал пятое место среди кооперативных объединений Европы. Кредитные кооперативы с 1905 по 1914 год увеличили свой основной капитал в 7 раз. В мае 1912 года открылся Московский Народный Банк, акционерами которого на 85 % были кредитные кооперативы. Кредитная кооперация получила такое быстрое развитие благодаря широкой финансовой поддержке государства. Ссуды Государственного банка органам мелкого кредита достигали сотен миллионов рублей.

Нельзя обойти вниманием и такой важный вопрос, как дело народного образования. Царское правительство придавало этому вопросу большое значение, что выразилось, прежде всего, в постоянном росте размеров финансирования Министерства народного просвещения. Внимание, главным образом, уделялось начальному и среднему образованию. Бюджет МНП с 33,1 млн рублей в 1901 году увеличился до 142,7 млн рублей в 1913 году36. На нужды образования, в том числе профессионального, расходовали также средства: Святейший Синод (на содержание церковно-приходских школ и школ грамотности), Министерства торговли и промышленности, финансов, земледелия, Военное и Морское ведомства, земства, сельские и городские общества, частные лица (например, в Петербурге на средства банкира А. Штиглица было открыто художественное училище технического рисования, носившее до 1917 года его имя, в советское время переименованное в училище им. В. Мухиной). «В 1906 году Министерством народного просвещения был выработан проект введения всеобщего обучения. ...основные начала министерского проекта получили 3 мая 1908 года силу закона, и с этого времени начинается широкий отпуск средств на народное образование и планомерное открытие школ, имеющее своей конечной целью обеспечить доступность начального обучения для всего населения Империи ...русская начальная народная школа, ...ныне поддерживаемая крупными отпусками из средств казны, развивается в центральных великорусских и малороссийских губерниях достаточно быстрым ходом при должном взаимодействии правительства и местных организаций, ...достижение здесь в недалеком будущем общедоступности начального обучения можно считать обеспеченным»37. Министерство народного просвещения ставило также ближайшей задачей распространение сети русских начальных школ на окраинах Империи и в тех местностях, где преобладало нерусское население. В России в 1913–1914 годах действовало 63 государственных высших учебных заведения (в том числе 10 университетов) и 54 общественных и частных, в которых обучалось 123,5 тыс. студентов практически из всех сословий Российской Империи.

Стремительный экономический рост государства не заслонял в то же время негативных сторон хозяйственной жизни. Несмотря на растущие военные расходы и ежегодное повышение кредитов на нужды образования, бюджет оставался бездефицитным. Но значительная часть государственного дохода поступала от введенной со второй половины 1890-х годов казенной винной монополии. Повышение доходов населения с одной стороны, «отхождение крестьянского населения от храма, ослабление, особенно в молодом поколении, религиозно-нравственных начал»38 с другой, вызывало увеличение пьянства. Участились случаи хулиганства в деревнях и городах. Появились трезвеннические организации, как реакция на падение нравов.

Источник зла видели в казенной винной лавке, хотя частные кабаки скорее способствовали распространению пьянства. Вопрос о запретительных мерах дошел до обсуждения в Государственной Думе. Но министр финансов В. Н. Коковцев не верил в эффективность таких мер против пьянства и заботился о том, чтобы подобные меры не принесли ущерба госбюджету. Государь придерживался другого мнения и считал долгом царской власти начать борьбу с этим пороком. В результате Коковцев получил отставку в конце января 1914 года. 19 июля Германия объявила войну России. Государь воспользовался первыми днями войны, чтобы провести реформу о запрещении продажи спиртных напитков. Сначала запрет был введен, как обычная мера, сопровождающая мобилизацию. 22 августа было объявлено о продлении запрета (на водку, вино и пиво) на все время войны. В начале сентября, принимая Великого Князя Константина Константиновича в качестве представителя Союзов трезвенников, Николай II объявил о своем решении навсегда запретить в России казенную продажу водки. Ни в одной стране мира до 1914 года не принимались такие решительные меры по борьбе с пьянством. Государство таким образом отказывалось от одного из самых крупных своих доходов. Несмотря на появившееся самогоноварение, потребление спирта в России в первые годы войны уменьшилось в несколько раз.

В России на рубеже веков было положено начало совершенно новым направлениям промышленного производства. Это электротехническая, химическая, автостроительная, авиастроительная отрасли, строительство подводных лодок. Начало Первой мировой войны дало толчок ускоренному развитию некоторых отраслей, например автомобилестроению. Первые попытки создания в России самодвижущейся сухопутной техники начались еще в первой половине XIX века. Первый русский автомобиль с двигателем внутреннего сгорания мощностью в 2 л. с. был представлен на Нижегородской выставке в 1896 году, но большого интереса не вызвал. Тем не менее к концу века насчитывалось уже некоторое число автозаводов, выпускавших от нескольких единиц до нескольких сотен единиц автомобилей в год. Автомобили Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ) показывали высокие ходовые качества, неоднократно участвовали в различных автопробегах, выдерживая конкуренцию с заграничными моделями. Например, в 1910 году в пробеге с нагрузкой в 5 человек по сложному маршруту Петербург–Неаполь–Петербург (свыше 10 тыс. км) автомобиль не выявил никаких неполадок39. В 1915 году на высшем государственном уровне было принято решение о создании отечественной автомобильной индустрии, основу которой в первое время должны были составить шесть наиболее перспективных предприятий: завод «Автомобильного московского общества» (АМО), АО «В. А. Лебедев» в Ярославле, АО «Русский Рено» в Рыбинске, АО «Аксай» в Ростове-на-Дону, Русско-Балтийский завод (переведенный в начале Первой мировой войны из Риги в Москву) и завод «Бекас» в Мытищах. Между Главным военно-техническим управлением и АО «Кузнецов, Рябушинские и Ко» 27 февраля 1915 года был заключен договор о строительстве и пуске первого автомобильного завода в Москве.

Предприятие должно было производить полуторатонные грузовики по итальянской лицензии «ФИАТ–15 ter». С целью постройки завода 20 июня 1916 года было организовано «Автомобильное московское общество» (АМО). На должность директора будущего завода был приглашен Д. Д. Бондарев, бывший к началу Первой мировой войны директором завода «Промет» в Петербурге. Привлечено было также много талантливых специалистов из других отраслей. Место для постройки завода было выбрано на берегу р. Москвы. Строительство велось весьма интенсивно. Газета «Русские ведомости» от 21 июля 1916 года писала: «...в постройке находятся три крупных главных корпуса... Рядом с заводскими корпусами в сосновом бору строится рабочий поселок: большие здания для квартир служащих и холостых рабочих и отдельные домики, с садом и огородом, для семейных рабочих... К осени постройка должна закончиться, а весной должен быть выстроен первый автомобиль». Заведующий Главным военно-техническим управлением генерал-майор Г. Г. Кривошеин 23 августа 1916 года осмотрел строительство завода АМО и нашел его вполне удовлетворительным. Срок пуска завода был запланирован на март 1917 года. Но строительство задерживалось по причине военного времени. Например, осенью 1916 года германскими подводными лодками были потоплены два судна с грузом станочного оборудования для АМО. Тем не менее в апреле 1917 года строительство завода было в основном завершено. Но события революционного времени на несколько лет задержали начало производства. Некоторое время в корпусах завода пытались наладить ремонт иностранных автомобилей. Выпуск первого, созданного на заводе АМО, автомобиля произошел 1 ноября 1924 года. Впоследствии завод был переименован: в 1931 году он получил название ЗИС (завод имени Сталина), а в 1956 году — ЗИЛ (завод имени Лихачева). Примеров, подобных истории с заводом АМО, множество. Брянский машиностроительный завод, одно из старейших предприятий России, основанный в 1873 году как «Акционерное общество Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода», существует до настоящего времени; завод разрабатывает и выпускает тепловозы, грузовые вагоны различных типов, судовые дизели и другую продукцию. Возвращаясь к автомобилестроению добавим, что до 1917 года в отечественной промышленности автомобили выпускались еще такими фирмами, как «П. А. Фрезе и Ко», АО «Г. А. Лесснер», Товарищество «Политехник», «П. Д. Яковлев»,

«К. Крюммель», «И. П. Пузырев» (в Санкт-Петербурге), «Братья Крыловы и Ко» и др. В конце XIX века в России появились реальные условия для создания самоходных машин на электрическом ходу. По проекту инженера И. В. Романова строились первые отечественные электромобили (акционерным обществом «П. А. Фрезе» — одним из создателей первого русского автомобиля с ДВС). Первый трамвай в Российской Империи пустили 2 мая 1892 года в Киеве, его создатель — инженер А. Е. Струве. Несколько позднее трамвайное движение открыли в Н. Новгороде, Витебске, Курске, Одессе, Казани, Твери, Москве и Петербурге, в 1912 году — во Владивостоке. До 1917 года в Петербурге появилась уникальная пригородная линия в Стрельну, Петергоф и Ораниенбаум.

С 1881 года начал работу Воздухоплавательный отдел Императорского русского технического общества, открылись Петербургский, Севастопольский, Владивостокский частные аэроклубы, закупавшие французские самолеты. Было организовано Московское общество воздухоплавания, совершен первый групповой перелет на частных самолетах из Петербурга в Москву. 30 января 1910 года был образован Отдел воздушного флота при Особом комитете по усилению воздушного флота. Эту дату принято считать днем рождения нового рода войск: отечественных Военно-воздушных сил. В России началась подготовка летных кадров. Еще до начала Первой мировой войны военное ведомство обучило около 300 летчиков. Основными центрами подготовки были военные авиационные школы в Гатчине и Севастополе. Подготовка велась также при аэроклубах Петрограда, Москвы и Одессы. Большую роль в подготовке летного состава сыграли теоретические курсы авиации при Московском высшем техническом училище (Императорское техническое училище), созданные в октябре 1914 года по инициативе Н. Е. Жуковского. Назначение курсов: теоретическая и практическая подготовка будущих летчиков, летчиков-наблюдателей и мотористов. Теоретические курсы были открыты также при кораблестроительном факультете Петербургского политехнического института. С середины 1916 года школа авиации Московского общества воздухоплавания, теоретические курсы при МВТУ и частная школа А. А. Анатры (Одесса) были подчинены Управлению военно-воздушного флота и реорганизованы в военные школы, по окончании которых слушатели получали звание прапорщика. Всего к 1917 году в России насчитывалось 12 летных школ, включая школы летчиков-наблюдателей. С 1909 года начинается производство самолетов на отечественных заводах «Дукс», «Первое Российское товарищество воздухоплавания С. С. Щетинин и Ко», «Русско-Балтийский вагонный завод». Первое специализированное авиастроительное предприятие в России «Первое Российское товарищество воздухоплавания С. С. Щетинин и Ко» было основано в июле 1909 года. Производство самолетов началось в 1910 году с постройки бипланов «Россия-А» и монопланов «Россия-Б», было изготовлено по 5 экземпляров машин. Затем завод занимался выпуском самолетов французских моделей. По заказу Военного ведомства с 1910 по 1917 год выпущено 1300 самолетов. В годы Первой мировой войны Военному ведомству было сдано 1569 самолетов (французского проекта «Farman-IV») и гидропланов, выпущенных заводом «Дукс» (в 1919 году завод был переименован в Государственный авиационный завод № 1 — ГАЗ № 1)40. Таганрогский авиационный завод АО «В. А. Лебедев и Ко» (в настоящее время ОАО «ТАВИА»), основанный в 1916 году, уже в 1917 году становится крупнейшим по производственной площади авиационным заводом в России. Этот завод в основном специализировался по постройке гидросамолетов. В условиях Первой мировой войны завод в рекордные сроки организовал производство, осуществляя сборку французских и английских самолетов, а также выпуск отечественных двухместных самолетов-разведчиков «Лебедь-12» (конструктор Л. Д. Колпаков-Мирошниченко). Всего к 1917 году В. А. Лебедев открыл пять самолетостроительных заводов в разных городах (Петрограде, Ярославле, Рыбинске, Пензе, Таганроге)41. В апреле 1913 года И. И. Сикорский поднял в воздух первый четырехмоторный биплан собственной конструкции С-9 «Гранд». 25 июня самолет, совершивший посадку в Царском Селе, осматривал Император Николай II и остался доволен увиденным. И. Сикорский получил от Николая II памятный подарок — золотые часы. Позднее, после небольших доработок, машину переименовали в «Русский витязь». Следующая модификация четырехмоторного самолета, получившая название «Илья Муромец», была построена в октябре 1913 года. Эта модель на несколько лет опередила аналогичные разработки за рубежом (первые тяжелые бомбардировщики появились у союзников только в 1916 году). 28 февраля 1914 года Военный Совет утвердил представление Главного военно-технического управления о заказе «Русско-Балтийскому вагонному заводу» десяти самолетов «Илья Муромец». 16–17 июня второй самолет этого типа «Илья Муромец Киевский» под управлением И. Сикорского совершил рекордный перелет Санкт-Петербург–Киев с одной промежуточной посадкой в Орше. 1280 км было преодолено за 13 часов 5 минут. В ходе серийной перестройки, продолжавшейся до конца войны, самолет неоднократно модернизировался, менялись двигатели, усиливалось бомбардировочное и пулеметное вооружение. Всего было построено 79 самолетов типа «Илья Муромец» серий «Б», «Г», «Д» и «Е». В ходе войны была значительно усовершенствована русская морская авиация. К лету 1914 года на Балтике имелось несколько авиастанций для гидросамолетов. В 1916 году на вооружении было: на Балтийском море — 40 гидросамолетов, на Черном море — 45, объединенных в авиаотряды. На черноморском ТВД из 10-ти авиаотрядов 3 были корабельными. В начале 1915 года Черноморский военный флот получил авиатранспорты «Император Николай I» и «Император Александр I», переоборудованные из броненосцев. На Балтике имелся один авиатранспорт «Орлица», переоборудованный из парохода и введенный в строй в феврале 1915 года. Германия в 1915 году имела 2 авиатранспорта и 7 авиастанций. Россия в годы Первой мировой войны создала достаточно сильный и многочисленный воздушный флот. Спектр его боевой деятельности был широк: воздушная разведка с фотографированием, корректировка артиллерийского огня, бомбометание, воздушный бой, борьба с подводными лодками, обнаружение мин, штурмовые действия против наземных войск. За годы войны вооруженные силы России получили 6812 самолетов и 5511 двигателей, из которых 5012 самолетов и 1800 двигателей отечественного производства, остальные закуплены во Франции, Италии и Англии42. Если говорить о вооружении России в целом, то к 1916 году оно было уже вполне удовлетворительно. К концу 1916 года военное снабжение возросло в огромных размерах. Производство ружей удвоилось по сравнению с 1914 годом и составило 110 тыс. штук в месяц, производство пулеметов возросло в шесть раз (900 штук в месяц), производство легких орудий — в девять раз (665 в месяц), производство 3-дюймовых снарядов — в шестнадцать раз (1,6 млн вместо 0,1 млн штук), по другим же сведениям производство снарядов возросло с 50 тыс. (в месяц) перед войной до 2 млн в 1916 г., то есть в 40 раз. В 4 раза возросло производство тяжелых орудий, в три раза производство самолетов. С конца 1915 года Россия начала получать в возрастающих размерах вооружение из-за границы. Для обеспечения иностранного ввоза оружия и военного оборудования в начале войны было начато строительство 16 000 км железных дорог, к концу 1917 года было достроено 12 000 км. На ТВД были построены новые стратегические железнодорожные ветки для переброски войск и вооружения, в том числе Мурманская железная дорога протяженностью 1050 км (самая северная железная дорога в мире). Постройка Мурманской дороги, несмотря на огромные трудности, была осуществлена в рекордный срок 20 месяцев (с марта 1915 года по ноябрь 1916 год). Увеличилась добыча топлива: угля с 1946 млн пудов (1914 год) до 2092 млн пудов (1916 год), нефти с 550 млн до 602 млн пудов. Площадь посевных площадей под хлопком увеличилась с 430 тыс. до 534 тыс. десятин. Численность армии возросла до 8-ми млн, включая тыловые части. Строились новые сверх-дредноуты для Балтийского и Черноморского флотов. Россия блестяще справлялась и с финансированием военных расходов. Кроме того, Россия добилась от союзников, после долгих дипломатических переговоров, окончательного признания своих прав на Константинополь и проливы (Босфор и Дарданеллы)43. Россия была на пороге победы, об этом говорят факты. И не только факты, но и противники, и союзники России в этой войне. Например, У. Черчилль пишет: «Ни одно государство, ни одна нация не выдерживали доселе подобных испытаний в таком масштабе, сохраняя при этом свое строение. Гигантская машина скрипела и стонала. Но она продолжала работать. Еще одно усилие и победа должна придти. Изменить строй, отворить ворота нападающим, отказаться хотя бы от доли своей самодержавной власти — в глазах Царя это значило вызвать немедленный развал. Досужим критикам, никогда не стоявшим перед такими вопросами, нетрудно пересчитывать упущенные возможности. Они говорят, как о чем-то простом, о перемене основ русской государственности в разгар войны, о переходе от самодержавной монархии к английскому или французскому парламентскому строю... Сама негибкость строя придавала ему мощь... Самодержавный Царь, какие бы ни бывали прискорбные упущения, повелевал Россией. Никто не может доказать, что власть на три четверти или на половину царская, а на остальную долю парламентская, могла бы чем-либо вообще повелевать в подобные времена»44. Недовольство существующим государственным строем тоже являлось фактом, и фактом прискорбным. Лозунг «Отечество в опасности!» трактовался с самых противоположных точек зрения. В 1917 году русская военная мощь должна была достичь высшей точки. «Самым трудным и самым забытым подвигом Императора Николая II было то, что он при невероятно тяжелых условиях довел Россию до порога победы: его противники не дали ей переступить через этот порог»45. Самый краткий обзор экономического прогресса России показывает, что потенциал ее был далеко не исчерпан. И причины последующего тяжкого поражения ее могучего организма были, безусловно, не экономические, а духовные. Сокрушение самодержавного порядка действительно вызвало «немедленный развал» всех областей внутренней жизни, из которого страна потом долго выбиралась. Причем выбиралась, используя хозяйственный задел, созданный в бытность ее Российской Империей.

У. Черчилль, бывший во время русской революции английским военным министром, впоследствии высказался в своей книге «The world crisis. 1916–1918» так: «Согласно поверхностной моде нашего времени, Царский строй принято трактовать, как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен бы исправить эти легковесные представления. Силу Российской Империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которое она оказалась способна»46.

 

1 Цит. по: Мирек А. Император Николай II и судьба православной России. М., 2008. С. 96.

2 Мартынов С. Финансы и банкирский промысел. СПб., 1993. С. 14.

3 Россия 1913 год: Статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С. 16.

4 Рашин А. Г. Население России за 100 лет. М., 1956. С. 49.

5 Там же. С. 226.

6 Там же. С. 163.

Там же. С. 88, 112-116.

8 Платонов О. А. История русского народа в XX веке. Т. 1. Гл. 3.

9 Россия 1913 год: Статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С. 172.

10 Ольденбург С. С. Царствование Императора Николая II. СПб., 1991. С. 498.

11 Платонов О. А. История русского народа в XX веке. Т. 1. Гл. 3.

12 Ольденбург С. С. Царствование Императора Николая II. СПб., 1991. С. 260.

13 Брокгауз Ф. А., Эфрон И. А. Энциклопедический словарь. Т. 21. СПб., 1897. С. 125.

14 Цит. по: С. С. Ольденбург. Царствование Императора Николая II. СПб., 1991. С. 96.

15 Там же. С. 104.

16 Цит. по: С. С. Ольденбург. Царствование Императора Николая II. СПб., 1991. С. 107-108.

17 Брокгауз Ф. А., Эфрон И. А. Энциклопедический словарь. Т. 21. СПб., 1897. С. 125.

18 Ольденбург С. С. Царствование Императора Николая II. СПб., 1991. С. 513.

19 Там же. С. 514.

20 Россия 1913 год: Статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С. 109.

21 Ольденбург С. С. Царствование Императора Николая II. СПб., 1991. С. 61.

22 Платонов О. А. История русского народа в XX веке. Т. 1. Гл. 2.

23 Там же.

24 Россия 1913 год: Статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С. 45.

25 Струмилин С. Г. Очерки экономической истории России и СССР. М.: Наука, 1966. С. 453.

26 Струмилин С. Г. Очерки экономической жизни России и СССР. М.: Наука, 1966. С. 450-451.

27 Там же. С. 451.

28 Платонов О. А. История русского народа в XX веке. Т. 1. Гл. 2.

29 Цит. по: С. С. Ольденбург. Царствование Императора Николая II. СПб., 1991. С. 413.

30 Столыпин П. А. Полное собрание речей в Государственной Думе…: 1906- 1911. М., 1991. С. 99-100.

31 Там же. С. 178.

32 Россия 1913 год: Статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С. 59-61.

33 Там же. С. 213.

34 Столыпин П. А. Полное собрание речей в Государственной Думе...: 1906- 1911. М., 1991. С. 96.

35 Россия 1913 год: Статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С. 210.

36 Там же. С. 342, 344.

37 Там же. С. 343, 344.

38 Фирсов С. Церковь в Империи. СПб., 2007. С. 138.

39 www.avtomash. ru/pred /prom/2007120905.htm.

40 ru.wikipedia.org/wiki/ГАЗ-№1.

41 www.taganrog-avia.com./istor.htm.

42 www.transport.ru/2-period/wflota/96--/antosh.htm.

43 Ольденбург С. С. Царствование Императора Николая II. СПб., 1991. С. 590-592.

44 Там же. С. 600-601.

45 Там же. С. 642.

46 Там же. С. 643.

Комментарии   

 
0 #2 Ксения 14.01.2017 20:53
ВЕликое спасибо-за столь четко изложенную информацию(было даже что то новое)!!!
Автору респект!!!!так держать!!!!!
Цитировать
 
 
+1 #1 Юлия 07.07.2016 17:21
Спасибо большое! Сайт очень помог:)
Уважение автору
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная История и современность 400 лет Дому Романовых Россия в период царствования Императора Николая II: некоторые факты


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва