Рачков Н. Б. (г. Тосно, Ленинградской области)

Трагедия и триумф России

У меня на столе лежат две документально-публицистические книги писателя Евгения Павловича Титкова: «Тьма не победит света» и «Трагедия и триумф России». В каждой более 500 страниц. Признаюсь, я ныне не большой охотник до подобной литературы, заполонившей все прилавки, поскольку начитался за последние годы в этом плане столько полуправды и откровенной лжи, что стал сомневаться в истинности всего опубликованного. Но я уже читал предыдущие книги этого яркого публициста, а потому интерес к нему у меня не случайный. Его талантливая книга о Патриархе Сергии (Страгородском) справедливо была отмечена Всероссийской литературной премией им. А. Невского. С автором можно спорить, в чем-то не соглашаться, но не уважать его позицию и не верить тому, о чем он пишет, очень и очень трудно — он глубоко знает предмет, приводит неоспоримые факты, мыслит масштабно и неординарно.

Вот и эти книги я, честное слово, читал запоем, не в силах оторваться от текста. Почему? Что нового и неожиданного открыл мне писатель в истории Второй мировой войны, начиная от прихода Гитлера к власти в Германии и разгромом фашистского блока армиями антифашистской коалиции, какие аспекты трагической и героической истории Великой Отечественной войны увидел и осмыслил с учетом ставших доступными фактов и документов, что я, перевернув последнюю страницу, долго сидел ошеломленный прочитанным? Вроде бы, столько читал о войне, о той эпохе, в чем меня убеждать, чем поразить?

А вот и удивил, и убедил, и поразил — и масштабом документального материала, и смелостью, и цельностью темы, и непредвзятым подходом к тем драматическим событиям, и неумолимой логикой в оценке столкновений, потрясших всю планету.

Да, знание своей истории, как подчеркивает автор, это верный признак интеллигентности, здорового интереса и пытливого ума. Но не только. Добавлю: знание истории своей страны, своего народа — это еще и чувство причастности и ответственности не только к тому, что было, но и за то, что происходит, что будет.

Сегодня, когда уходят из жизни последние ветераны, а на смену пришли молодые поколения, вскормленные легендами и мифами о войне, часто фальсифицированными, опоенные надуманными в угоду политической и сиюминутной пропаганде кинофильмами о войне, о том суровом времени, вроде известного «Штрафбата», многие уже не знают элементарного: из-за чего велась война, кто с кем воевал, какова была роль англо-американских войск в Африке и на Тихом океане, даже не представляют гигантских масштабов действий Красной Армии на советско-германском фронте. Да что там, есть уже такие, что не ответят, кто такие Сталин, Гитлер, Рузвельт, Черчилль. Многие же начитались современных художественных и публицистических книг о Великой Отечественной войне, как правило, тенденциозных, уверовали, что какой-нибудь Суворов-Резун открыл им глаза на всю правду о той трагическо-героической эпохе. Великую Победу советского народа за последние годы столько раз очерняли и шельмовали в средствах массовой информации, в растиражированных поделках, что слово правды о ней стало почти недоступным широким массам. И поток информации о Второй мировой войне не иссякает в мире. О ней пишут каждый со своей точки зрения — кому как выгодно. Ибо передел мира не закончился, идет борьба за добычу полезных ископаемых, за сферы влияния, за новые рынки сбыта.

Писатель Е. Титков, профессор, доктор исторических наук, избрал доступную форму общения с читателем: он задает вопрос и тут же на него отвечает развернутым текстом, опираясь на многочисленные факты, цифры, документы, анализируя ситуацию. Делает это и доверительно, и убедительно. Нет, он не навязывает своего мнения по той или иной теме, он просто рисует пером талантливого рассказчика положение, обстоятельства, которые складывались на данный момент в стране, в мире.

Например, много нынешние обличители пишут о советско-германском сотрудничестве до войны, упрекая советское руководство в том, что, дескать, мы помогали вооружать Гитлера. Так ли это?

Судите сами, отвечает писатель. Еще 4 февраля 1931 года на Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности Сталин заявил: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». И он не сгущал краски. Это отставание проявилось еще в ходе Первой мировой войны. Германия произвела за тот период 280 тысяч пулеметов, Франция — 312 тысяч, Англия — 239 тысяч, а Россия всего лишь 28 тысяч штук. Та же картина в производстве орудий: Германия — 64 тысячи, Франция — 23 тысячи, Англия — 26,4 тысячи, Россия — 11,7 тысячи. Самолетов Германия произвела 47 тысяч, Франция — 52 тысячи, Англия — 47 тысяч, а Россия — всего 3,5 тысячи. Удивительно, как при таком соотношении сил Россия держала фронт. Конечно же, и доблестью солдат, и жертвами.

После Гражданской войны промышленность России была разрушена почти до основания. Заводы и фабрики стояли. И ни Англия, ни Франция не стремились помочь восстановить нам промышленный потенциал — требовали уплаты царского долга в 18,5 млрд. золотых рублей, это пять с половиной годовых бюджетов Российской империи благополучного для нее 1913 года.

Могла ли пойти на это Советская Россия?

Конечно же, нет.

Германия же была традиционным торговым партнером России. И после поражения она все равно оставалась мощнейшей промышленной державой. Титков подробно описывает, как германские власти постепенно возрождали вермахт, где и как размещали свои военные заказы, где готовили военные кадры. Нет, не у нас. В той же Европе, под присмотром которой она находилась.

Много пишут о Липецкой летной школе и о Казанской танковой, вот где якобы выросли немецкие асы и командиры. Это нелепость, утверждает автор. И в Липецке, и в Казани не немцы у нас учились, а мы у немцев. К тому же Липецкую школу прошли всего 100 немецких летчиков, в то время как в Европе их обучалось более двух тысяч. Немцы вложили немалые средства в оборудование школы и аэродрома. А главное — там получали летные навыки и наши будущие боевые кадры, об этом нельзя забывать. То же самое было и в Казани. Так что кто кому больше обязан — мы немцам или они нам, это еще вопрос.

Германии нужно было сырье, нам оборудование. Так завязались торгово-экономические отношения. И опять-таки, наивно полагать, что Германия ввозила сырье только из СССР. Доля Советского Союза в поставках сырья в общих цифрах была невелика. В основном железную руду, никель, медь, вольфрам и прочее немцам поставляли Швеция, Англия, Бельгия и другие капиталистические страны. Да вот наглядный пример: американские танкеры везли нефть на Канарские острова, а оттуда ее доставляли немецкие танкеры. И — только не удивляйтесь! — это в условиях войны, когда США воевали против Германии. Далеко не секрет, что в 1944 году Германия ежемесячно получала через Испанию 48 тысяч тонн американской нефти и 1100 тонн вольфрама.

Ничего себе, а?

Итак, что же поставлял Советский Союз Германии? Возьмем хотя бы данные за период с декабря 1939 года по конец мая 1941-го. Германия получила из Советского Союза 1 млн. тонн нефтепродуктов, 1,6 млн. тонн зерна (в основном кормового), 111 тыс. тонн хлопка, 38 тыс. тонн жмыха, а также лен, никель, хромовую руду, лесоматериалы, пушнину.

Что же получил Советский Союз?

Он получил 6430 металлорежущих станков, недостроенный тяжелый крейсер «Лютцоф», переименованный нами в «Петропавловск», гребные валы, компрессоры высокого давления, рулевые машины, моторы для катеров, судовую электроаппаратуру, медицинское оборудование, насосы, орудийные корабельные башни, 211-миллиметровые полевые гаубицы, батарею 105-миллиметровых зенитных пушек с боекомплектом, средний танк «Т-111», дальномеры и прочее оборудование. Немцы поставили нам даже самолеты «Хейнкель-100» (5 штук), «Юнкерс-88» (2 штуки), «Мессершмитт-109» (5 штук) с запасными моторами и запчастями. В результате были сделаны шаги по внедрению некоторых немецких технических решений в советскую авиационную промышленность. Были закуплены дизельные двигатели большой мощности, изучение которых способствовало развитию отечественного двигателестроения.

Окончательный итог торгово-экономических отношений между СССР и Германией за период с 1939 по 1941 гг. таков: Советский Союз поставил товаров на сумму 756,4 млн. марок, Германия — на сумму 689,7 млн. марок. Убыток денежный невелик, учитывая, что германская промышленность работала длительное время на наши заказы, и эта продукция пролежала на складах Германии до конца войны. А некоторые наши товары, к тому же, не способствовали повышению боеспособности немецкой армии. Например, пушнина, которую СССР поставил немцам на 10 млн. марок.

Полученное сырье немцы быстро израсходовали, новейшая же техника, оборудование и технологии, поставленные в СССР, работали на нашу Победу.

Кто ее одержал, известно.

Подробно, на основании неопровержимых документов, автор анализирует, кто и как вооружал Германию после Первой мировой войны, как и почему оказался Гитлер — эта волевая темная харизматическая личность — у власти. Убеждаешься: Германия начала готовиться к реваншу, к войне против России сразу же после своего поражения. И в этом ей помогал интенсивно Запад, ненавидевший Россию. Автор расставляет все точки над i в вопросе мюнхенского сговора европейских держав и подготовке условий для пакта «Риббентропа — Молотова», он детально рассказывает о «странной войне» на Западе и освободительном походе Красной Армии, о германском блицкриге, о битве за Англию. И планомерно, шаг за шагом писатель раскрывает борьбу технических умов и военные приготовления, вынужденное сотрудничество с Германией, ибо уже тогда и та, и другая сторона понимали: скоро, скоро начнется, кто — кого?

Много новой информации и правды о советско-финской войне, о том, как позорно пали Франция, Польша, Бельгия, Австрия и другие европейские страны в результате гитлеровского нашествия. И, пожалуй, впервые так тщательно, так скрупулезно собраны все данные о «крестовом походе» против России европейских сателлитов Гитлера: Италии, Финляндии, Румынии, Венгрии, Испании, Хорватии, Словакии, о широком обеспечении вермахта крупповской броней и сталью практически всем промышленным потенциалом Европы.

Титков подробно освещает катастрофу Перл-Харбора и создание Великой Коалиции, размышляет, как и почему до 44-го года откладывалось открытие «второго фронта», показывает, как осуществлялась «периферийная стратегия» союзников, развертывает перед читателем панораму ужасающих битв под Сталинградом и на Курской дуге. Не обошел он вниманием и трагедию американских войск в Арденнах, и тему Ленд-Лиза в обеспечении Победы, и разгром Японии. Цифры, факты, примеры героизма ярче любых рассуждений высвечивают объективную реальность тех страшных военных столкновений.

Вообще, в книгах читатель как бы зорким глазом и чутким умом прослеживает исторические события Великой Отечественной войны, вчитывается в наиболее противоречивые моменты и пытается найти истину, анализируя судьбы людей и исторические факты, которые, к сожалению, в нынешнее время обросли и домыслами, и фальшью, и лживыми изречениями.

Уж сколько написано статей, очерков, книг, сколько киношниками создано художественных и документальных лент о советской разведке накануне войны! И что Рихард Зорге называл точную дату начала войны — 22 июня, и что другие именитые разведчики об этом же доносили Кремлю за несколько месяцев до начала военных действий. А вот Сталин их и слышать не хотел.

Это все мифы, утверждает Титков. Это просто манипуляция сознанием читателей. В плане «Барбаросса» точная дата нападения на СССР сначала и не обозначалась. Говорилось о весне 41-го года. А вообще, о точной дате, как правило, высшие чины узнают от главы государства не ранее, как за 10–14 дней.

Что, какие данные прислал Р. Зорге в Москву в последнем донесении 20 июня 1941 года? «Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна».

И все.

Но об этом и так уже все знали. Сведения текли отовсюду, назывались сроки — март, май, различные числа июня. И потому не хотели попасться на провокацию, чтобы не дать лишнего шанса Германии обвинить нас в преднамеренном действии. Жили в напряжении. Гитлер лично озвучил дату нападения 22 июня как возможную дату нападения на СССР только во время совещания 30 апреля 41-го года. Эту дату через Гесса Гитлер конфиденциально сообщил англичанам. И тянул с письменным распоряжением до того момента, пока не получил от англичан гарантии безопасности на Западе в случае его агрессии на Востоке против России. Он понимал, что война на два фронта губительна, а времени упускать было жаль — все данные немецкой разведки говорили о том, что советский колосс падет сразу, как только на его землю ступит нога немецкого солдата. Как слаба Красная Армия, показали боевые действия с белофиннами. Теперь Красная Армия перевооружалась. Ждать нельзя. А с Англией можно будет покончить позднее. Этих гарантий не было до середины второй декады июня 41-го — в это время шел ожесточенный торг Гесса с англичанами.

Что же происходило?

Англия как великая держава находилась на последнем издыхании. Единственный шанс на спасение состоял в том, чтобы дать Гитлеру гарантии полной безопасности в его однофронтовой войне против СССР — тут геополитические точки зрения Англии и Германии по уничтожению России совпадали. Пусть Гитлер займется агрессией против СССР, лишь бы на какое-то время отстал от Англии, а там будет видно. Об этом стало известно Кремлю. Руководство СССР сообщением ТАСС от 13 июня 1941 года заранее приговорило Гитлера к позорному столбу истории как агрессора, который с санкции какой-то «полузадушенной» Англии готовится вероломно напасть на честно соблюдающего условия Договора о ненападении от 23 августа 1939 года партнера по межгосударственным отношениям.

В Лондоне это поняли. И все-таки выдали, пусть не письменные, пусть устные, но гарантии Гитлеру не открывать фронт. И ведь не открывали его практически до 44-го года, до тех пор, пока не убедились, что Советский Союз и сам справится с Гитлером. Если бы не эти подлые гарантии Англии Гитлеру, утверждает Титков, едва ли Гитлер рискнул бы напасть на СССР 22 июня 41-го года. Началась война с СССР — и мощь немецких бомбардировок Англии сократилась почти в восемь раз. Что и надо было «полузадушенной» державе...

Все «байки» о точной дате начала войны, о якобы какой-то нецензурной резолюции вождя на сведениях нашей разведки — это все домыслы. Нет таких документов. Иначе о них Н. Хрущев растрезвонил бы на весь мир еще на ХХ съезде. Эта фальшивка была состряпана в годы правления М. Горбачева с целью дискредитировать руководство советского правительства и Коммунистической партии Советского Союза.

Надо знать еще и то, что за четыре дня до нападения немцев Сталин приказал привести все пограничные и приграничные войска в полную боевую готовность к возможному отражению. Наши полководцы, увы, даже Г. Жуков, бывший в тот момент начальником Генштаба, осторожно и невнятно потом писали и говорили об этом, обходя каждый из своих соображений (слаб человек!) этот острейший вопрос. Почему же войска не были приведены в полную боевую готовность? Кто виноват? Почему командиры в ночь на 22 июня находились в кругу семьи в своих военных городках, а не были в частях на боевом посту? Почему командующий Западным особым военным округом Д. Павлов в это время безмятежно сидел в оперном театре? Почему на многих аэродромах с самолетов были сняты пушки и пулеметы? Почему горючее для танков было не подготовлено для внезапного боя?

Почему? Почему? Почему?

Да потому, что все были виноваты. Халатность, разгильдяйство, трусость и боязнь провокации, — все это сыграло на руку врагу. Отсюда страшный разгром наших огромных приграничных войск, в первую очередь Западного особого округа, в первые же часы и дни. Да, и самолеты были еще не те, и танки не те (новейших мало), да, и летчики с танкистами были еще не те — не было достаточного опыта, и тем более командиры не те. Там, где были действительно хорошо обученные бойцы, где на высоте оказались командиры — там немцы и споткнулись. В том же Бресте, в ряде других мест. Особенно отличились героизмом и самопожертвованием части НКВД, пограничники. Эти умели воевать. Но разве такую лавину огня и стали удержишь?

Другой пример. Если по распоряжению наркома ВМФ Н. Кузнецова все флоты были приведены в полную боевую готовность, так они стойко отразили в первый же день войны все налеты авиации и не потеряли ни одного корабля.

Автор анализирует первые дни войны на фронтах, документально подтверждая, кто и за что в то время нес ответственность, какими силами располагали особые военные округа, почему наши армии оказались в немецких «котлах».

Главный же вывод: для советских войск оказался внезапным не сам факт нападения Германии, нападения ждали. Совершенно неожиданным оказался масштаб этого нападения, поразил характер наносимых немцами ударов — мощных и потрясающе точных, сразу всеми силами от Балтики до Черного моря. А ведь советские военачальники, изучая «скоростные технологии» немцев в войне против Франции, Польши, где они действовали таким же методом, еще в декабре 1940 года сделали удивительно парадоксальный вывод: немцы не посмеют применить стратегию и тактику блицкрига в войне против страны с самой передовой общественно-политической системой.

Увы, посмели.

И маршал К. Рокоссовский впоследствии писал, что именно вот такой гигантской силы массированный удар ошеломил наши войска, которые в первый же день подверглись буквально шоку, да что там — панике.

Это надо читать. Титков развенчивает и миф о том, что в критический момент битвы за Москву Верховный якобы намеревался сдать столицу врагу и готовился к отъезду за Волгу. «Немцы войдут в Москву только через мой труп», — сказал он, когда ему осторожно генералы намекнули на такой вариант. И сам Г. Жуков, и другие военачальники поняли, что под Москвой надо или умереть, или устоять.

Устояли. Слава им.

Главы о злодеяниях немцев на нашей земле невозможно читать без содрогания. Сегодня много пишут и вещают о том, что солдаты вермахта якобы сражались по приказу, они де не виноваты, что лежат в русской земле. Надо их почтить, обустроить кладбища на местах бывших сражений. И вот уже появляются такие мемориалы. Это тем, кто войдя в деревушки ловили не догадавшихся спрятаться женщин и девушек и уводили в лес — для себя и господ офицеров. Возле города Борисова шестнадцатилетнюю Любу Мельчукову изнасиловали целым отделением, потом прибили ее штыками к доскам, отрезали груди. Всего в этой деревушке немцы убили тридцать шесть женщин, изнасилованных было больше. Другой пример. На окраине деревни близ Белостока стояло пять заостренных колов, на них было воткнуто пять трупов женщин. Трупы были голые, с распоротыми животами, с отсеченными головами. Головы женщин валялись в луже крови вместе с трупами убитых детей.

Вот так воевали немцы на нашей земле. Повсюду. Ибо они пришли не просто завоевать Советский Союз, они пришли уничтожить народ, забрать его ценности и стать хозяевами русской земли. Это была не просто война, это был геноцид. Только советских военнопленных держали в скотских условиях, делали все, чтобы они умирали десятками и сотнями тысяч в концлагерях, сжигали и расстреливали. А вот с европейцами — теми же французами, скажем, англичанами, обхождение было другое. Им присылали даже посылки из дому. Рабы, но свои.

Много, много и предметно Е. Титков рассказывает о страшных злодеяниях на нашей земле фашистов. То, что происходило тогда — это нечто невиданное в мировой истории по своим масштабам. А мы выделяем им ныне землю под кладбища...

Автор рассказал и о вымыслах и реальности заградительных отрядов, о том, кто в действительности попадал в штрафные батальоны и как они воевали. И очень подробно, опять-таки на основании документов и фактов описывает агонию власовского движения, как сражались власовцы, как и почему Власов стал предателем и почему не подлежит оправданию. В этих главах развеян и романтический миф о взятии Праги советскими войсками. Да, они вошли в Прагу, но уже после того, как первая власовская дивизия нанесла удар немцам и помогла восставшим. Немцы подписали капитуляцию, которую приняли руководители пражского сопротивления. Через несколько часов в Прагу вошли танки 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта. Правильнее будет считать, как полагают некоторые, что Прагу никто не освобождал. А правильней всего, действия Красной Армии, уже взявшей Берлин, решительно повлияли на исход последнего сопротивления фашистов в Европе.

Как и почему Россия оказалась над бездной и ... победила? Этот вопрос мучает до сих пор многих в Европе и за океаном.

Кровопролитная война действительно оказалась Великой Отечественной, Священной. Ибо встал вопрос о жизни и смерти Отечества, а Отечество дается нам от Бога, подчеркивает автор. Патриарший Местоблюститель Сергий (Страгородский) в пасхальном послании 2 апреля 1942 года обличал попытку «вместо Креста Христова признать своим знаменем свастику» и утверждал с амвона: «Им Креста не победить». И хотя мы в начале войны уступали врагу почти по всем показателям вооружения и техники, смогли выстоять и победить в этой тяжелой войне. Русский народ преодолел врага, потому что остался с Богом, и Бог не покинул Россию.

Когда началась война, возникло нерушимое единство всего народа, всех этносов, всех национальностей Советского Союза, всех социальных классов и групп. Тыл и фронт объединились, образовалось монолитное, железное единство, которое стало главным оружием в борьбе с врагом. Фашисты бросили все свои силы на раскол этого единства, но расчет стратегов Третьего рейха оказался гибельным для них самих.

А ведь Церковь тогда находилась под жесткой опекой государства, была преследуема. Но она не изменила своему духу, она защищала наши души, она была с народом. Таким образом, защита Отечества неразрывно связана с защитой веры, защитой своего духа. Это дело священное, правое, поскольку Отечество идет от Отца Небесного, а всей полнотой правды обладает только Господь. Именно тогда резко изменилось отношение государства к Церкви, к вере — был распущен «Всемирный союз безбожников» Е. Ярославского. Стали открывать храмы, возвращать пастырей из лагерей и ссылок.

Один гитлеровский генерал признался: «Нельзя победить солдат, которые презирают смерть». Вот оно, различие немецкого и русского солдата. Если в скоротечном бою у немцев удавалось выбить офицеров, это сразу и надолго парализовало все подразделение. А у русских. Если падал офицер, ближайший сержант, а то и рядовой солдат, тут же кричал: «Я командир. Слушай мою команду!» и начинал командовать, управлять боем. Немцы были поражены, когда солдаты взрывали себя последней гранатой с криком «Русские не сдаются!» А потом оказывалось, что взрывали себя татары, евреи, чеченцы — они умирали как русские! Русский народ в ходе войны объединил всех. И сколько примеров героизма на фронтах войны показали наши солдаты! Не сотни, не тысячи — это был массовый героизм.

Не случайно еще в 1939 году в беседе с А. Коллонтай о перевооружении армии И. Сталин особо подчеркнул: «Все это ляжет на плечи русского народа. Ибо русский народ — великий народ. Русский народ — это добрый народ. У русского народа, среди всех народов, наибольшее терпение. У русского народа ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям. Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные, опасные времена. Он инициативен. У него стойкий характер. Он мечтательный народ, у него есть цель. Поэтому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду».

Как в воду смотрел вождь народов.

Да, за обучение искусству воевать мы заплатили дорогой ценой. Но, убеждает автор, войны, которые ведутся на уничтожение, развиваются по своим законам, а не по правилам шахматной игры. Поэтому наши собственные ошибки, равно как и просчеты противника, не могут служить объективной мерой конечных результатов войны. Важнейшим фактором, действительно влияющим на победу в такого рода столкновениях, является «качество» народа, его характер.

Разумеется, корни принципиального различия между русскими и немецкими солдатами кроются именно в этом, но ведь и разными были и их цели в войне. Одно дело — господство «арийской расы», обогащение за счет другого народа, его уничтожение, другое — защита Отечества, самопожертвование во имя спасения своих детей, матерей, жен, своего дома, своего народа.

Писатель Е. Титков заключает, что как бы ни пытались уяснить иностранцы для себя истоки нашей Победы, им не понять, что, широко расположившись на огромном континенте, русские люди органически питали и питают до сих пор особое, почти религиозное отношение к своей суровой, неласковой земле. С этим чувством абсолютной, заложенной в генах любви и преданности к просторам, почве, к родному пепелищу, к заветам предков, к теплу семьи, забывая мороз и холод, неустроенный быт, ужас бездорожья, ярость природных стихий, жители нашей страны гибли и гибнут за то, что им дорого. На протяжении только всего жестокого ХХ века мы потеряли чуть ли не половину своего населения. Теряли, стремительно и много теряем и в начале ХХI века. Но кто из настоящих русских людей усомнится в решимости оставшейся половины?

Вот это и не учли германские вожди и их союзники в походе против России. На протяжении веков в тысячах русских деревень, где еле теплилась вечером в окне свеча или лучина, провожали кормильца со стоической убежденностью, что он ни за что не пропустит врага, пока жив. Именно в этом, убеждает автор, исток и причина нашей Победы.

Обе книги написаны ярким, живым языком талантливого публициста, кропотливого исследователя и патриота и предназначены студентам, учителям, учащимся, всем, кто интересуется историей Отечества. Вот бы да эти книги издать огромным тиражом, чтобы каждый мог купить их, прочитать и почувствовать себя гражданином великой страны, имя которой — Россия.

(Статья написана к 65-летию Великой Победы. Актуальна и в год ее 70-летия.)

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва