Составитель А. Е. Селезнев

Блаженный инок (9)


Рукописные и машинописные источники М.И. Бубнова вплоть до 90-х годов оставались единственным документальным свидетельством, правда, анонимным, хранившим память о блаженном иноке. Потом они выходили уже в виде брошюры, но, как и в советское время, подписанные лишь инициалами. И только теперь появилась возможность открыть имена авторов воспоминаний и составителя текста.

Одним из первых издателей книжечки М.И. Бубнова в постсоветское время был иеромонах Александр (Фаут). Но отнюдь не только первенством в издании брошюры связан он с блаженным иноком. Под его началом был восстановлен храм свт. Иоасафа Белгородского в Парголово, того самого, на строительство которого блаженный инок пожертвовал серебряный рубль. Символичность этого «совпадения» будет раскрыта ниже, а пока вернемся к истории храма.

Почти 30 лет простоял он на месте своего рождения, и службы Богу совершались там вплоть до 1938 года, пока власти его не закрыли. Еще три с половиной года простоял он под замком, а с началом войны был открыт, но не для богослужений. По решению Леноблисполкома здесь расположился клуб. Поражает не само решение власти, разрушившей тысячи и тысячи храмов, казнившей сотни тысяч соотечественников — священников, монахов и мирян, а дата его принятия — 24 июня 1941 года, третий день начала Великой Отечественной войны. Будто не было в то время дела важнее.

После войны на церковных землях построили завод. Храм разрушили, а сохранившийся фундамент использовали для нового производственного помещения. Казалось бы, полная победа. Только одно невдомек «победителям», что святость неуничтожима, в борьбе с ней не помогут ни бульдозеры, ни асфальтные катки. При освящении храма ему навечно придается Ангел — духовное свидетельство святости места. Поэтому не удивительно, что в иконном уголке, организованном рабочими завода, стоящего на месте храма, в 1999 году замироточили иконы. Вернулся из небытия и сам храм свт. Иоасафа Белгородского, но не на прежнее место, а рядом, на месте дома, в котором жил протоиерей Борис Николаевский с семьей.

Промысл Божий о каждом из нас хранит до времени грядущие наши пути, и лишь в нужный час раскрываются они неожиданными встречами. Восстанавливая храм, иеромонах Александр ничего не знал о блаженном иноке Владимире. Вскоре после завершения работ священноначалие возложило на него новое послушание, и оказался он с требами в доме Александры Дмитриевны Гитис, пронесшей память о блаженном иноке Владимире через всю свою долгую жизнь. В то время она была уже глубоко пожилым человеком, но сохраняла ясность ума. Тяжелая болезнь приковала ее к постели, и знакомая Александры Дмитриевны предложила ей пригласить домой священника. Этим священником оказался иеромонах Александр; так произошло его знакомство с иноком.

После Таинства Исповеди и Причастия Александра Дмитриевна попросила гостей пообедать с ней. За столом она стала вспоминать свое детство и заговорила об иноке. С увлечением пересказывала воспоминания своей мамы о том, как он держал ее на руках и споил ей, младенцу, целую чашку чая, как ревностно хранилась память об иноке в их семье, и показала крест, принадлежавший тому, покрытый перламутровыми пластинами, очень похожий на те, что привозят паломники со Святой Земли. Лицо ее, до того момента хранящее следы болезни, во время рассказа преобразилось. Бледные щеки зарделись румянцем, в глазах появился живой блеск — видно было, как дороги ей эти воспоминания, каждое слово об иноке. Тогда же решила она передать отцу Александру святыню, хранящуюся у нее, — крест блаженного инока. Вряд ли Александра Дмитриевна нашла бы объяснение своему поступку, если бы ее тогда об этом спросили.

Не дожила она до исполнения пророчества инока Владимира о своем перезахоронении в Важеозерском монастыре. Может быть, и хорошо, что не дожила — не увидела прозаической работы могильщиков по извлечению останков «Алексеева А. В.», а не милых сердцу святых мощей блаженного инока. Но именно там и тогда обрел смысл ее поступок с крестом отца Владимира. Он оказался символом передачи памяти об иноке от уходящих остающимся, знаком благоволения Божия. Возможно, по молитвам самого инока Господь избрал иеромонаха Александра быть петербургским хранителем мощей блаженного.

По благословению высокопреосвященного Владимира, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, и высокопреосвященного Мануила, архиепископа Петрозаводского и Карельского, после согласования с городскими властями в конце июля 2000 года на Богословском кладбище была вскрыта могила блаженного инока. Игумен Иларион (Кильганов), наместник Важеозерского монастыря, с братией и сестрами (в то время монастырь из женского становился мужским) под пение «Со святыми упокой...» извлек мощи праведника и часть их отделил иеромонаху Александру1. Крест с могилы вместе с мощами отправился в монастырь (на кладбище установлен новый крест), но не стала от этого могила менее посещаемой. Наоборот, с появлением еще одного места поклонения памяти блаженного инока слава о нем стала шириться. А в Санкт-Петербурге его могила по-прежнему остается почитаемой, и все также спешит блаженный инок на помощь всем, молящимся ему.

Вот что пишет жительница Санкт-Петербурга Пономарева Е. Л.:

«О блаженом иноке Владимире я впервые узнала в начале 1994 года. Его могилу показала мне Людмила Николаевна Краевская. Мы были втроем: Людмила Николаевна, Ира Карпова (детский врач) и я, принесли на могилу цветы. Я впервые была на могиле праведника и запомнила из рассказа Людмилы Николаевны, что инок Владимир помогает при обращении к нему за помощью.

Весной того же года мы с моим мужем и нашим университетским другом Синицыным Вячеславом пошли гулять, и я сознательно повела их на Богословское кладбище, чтобы показать им эту могилу. Мне хотелось, чтобы блаженный инок Владимир помог мужу найти работу. Я не могу с уверенностью сказать, что мы нашли могилу, но мы точно были рядом с ней, и я рассказала своим спутникам о судьбе инока Владимира.

Через три дня мужа приняли на работу.

В 2003 году мы с мужем по дороге на Соловки оказались в Важеозерском монастыре в Карелии, где ныне захоронен прах инока Владимира. Мы встретились с ним как с родным».

Грацианова Вера рассказывает о том, что впервые услышала о блаженном иноке от Лидии Николаевны Орловской в 1982 году. Но еще будучи студенткой, она на себе испытала силу благодатной помощи блаженного, когда писала дипломную работу:

«Мамина приятельница, — пишет она, — то ли тетя Лиза, то ли тетя Галя, сейчас этого я не помню, дали мне шапочку инока. Я надевала шапочку на голову и с удивительной легкостью писала страницу за страницей. Защитилась я очень хорошо. Диплом мой дважды получал премии. Меня рекомендовали в аспирантуру.

Такая помощь, конечно, не забывается, и впоследствии она всегда обращалась к иноку в трудную минуту.

Перед рождением каждого ребенка (а их у нас семь) мы всегда бывали на могилке и молились. Я очень тяжело ходила с Вадимом, родился он раньше времени и дома. Но при этом врачи не находили, что ребенок нездоров. Он ползал, но на ножки не вставал. Мы поехали на могилку. Я поставила Вадима на коленочки. Пропели молитвы и увидели, что Вадим, цепляясь за крест, поднялся на ножки. Когда мы вернулись домой, Вадима оставили на полу около стенки, и я пошла разогревать обед. Прибежал муж и позвал меня в комнату: Вадим, осторожно держась за стенку, ходил».

Вера Павловна Ласкина услышала об иноке Владимире в часовне блаженной Ксении в день ее памяти 6-го февраля 1990 года. Тогда же узнала она о том, что 8-го февраля празднуется память ему, и решила поехать на Богословское кладбище. Нужда в молитвенной помощи блаженного была вызвана душевной мукой, терзающей ее. Незадолго перед этим она похоронила мужа и очень тяжело переживала свое горе. Приехала она к могиле блаженного инока и впервые почувствовала облегчение от скорби.

«Собралось несколько человек. Помолились, так стало на душе легко и благодатно. И я стала сама ходить чаще. Но хочется сказать, что приходишь на могилку к иноку Владимиру с плохим самочувствием, плохим настроением, скорбями, выскажешь ему все, помолишься, попросишь, и не хочется уходить, а уходишь исцеленной, умиротворенной, с новыми силами и хорошим настроением. Душа всегда чувствует его присутствие и его помощь. Потому и народ всегда идет к его могилке — в любое время дорожка протоптана».

Святитель Феофан Затворник, объясняя причину, по которой народ стремился видеть Иисуса Христа в пустыне близ Вифсаиды еще до совершения Им чуда насыщения пятью хлебами 5 тысяч человек, говорит о природном свойстве души и называет его сочувствием к Божественному. Божественная природа Господа, находящаяся под покровом человеческой природы, раскрывалась перед ними в словах, в делах, во взгляде — во всем, что можно было видеть у Него, явившегося людям во плоти: и видяй Мя видит пославшаго Мя (Ин. 12, 45). Она пробуждала скрытое в сердцах чувство Божественности и им увлекала человека к Господу.

Нет силы, способной удержать этот порыв. Не только извне, но и сам человек, охваченный им, не может воспротивиться этому потому, что сочувствие к Божественному в душе глубже, сильнее всех других чувств.

Нечто подобное переживаем и мы при встрече с живыми праведниками, или бывая у них на могиле.

«Инок Владимир, —   пишет далее Вера Павлов­на, — настолько для меня близок и родной, и помогает, и благословляет, что не выразить словами. Всегда беру у него благословение на путешествие по монастырям и на Украину. По молитвам инока Владимира я три раза ездила к нему в Важеозерский монастырь. Возвращаюсь в Петербург — прихожу на могилку поблагодарить.

...Инока Владимира я пишу всегда во всех своих поминальных записочках, и он мне помогает. По молитвам инока Владимира внуку моему в Сосновом Бору дали отдельную однокомнатную квартиру, хотя не надеялись, так как он молодой специалист, коллектив в институте большой, а он с семьей жил в прекрасном общежитии.

Мне очень запали в душу слова о. Василия, служившего в тот день на могиле инока, сказанные помощнику (очевидно, алтарнику. — сост.): “Хочешь жениться — бери благословение у инока Владимира”».

В день памяти инока — 8 февраля и в день Ангела — 28 июля народу у могилы инока всегда набирается много. Священники по очереди служат панихиды, кто-то приносит термос, пирожки, угощения, и после службы устраивается чаепитие, даже зимой в тридцатиградусный мороз. Обычно организатором чаепития был Владимир Владимирович Орловский, ныне покойный, но и после его смерти всегда находятся те, кому дорога эта традиция. По свидетельству участников, чувство праздника, пасхальной радости сопровождает их весь тот день.

Много интересного и поучительного можно услышать там.

Были рассказы о помощи инока с пропиской, устройством на работу, в сложных обстоятельствах с решением о замужестве. Неизвестная девушка рассказывала эпизод из своей жизни, историю с женихом. Ни один священник ее не благословлял на брак с ним, а ей очень хотелось выйти замуж именно за этого молодого человека. Приехала с ним на могилу инока Владимира, стала молиться, и вдруг ее спутник ни с того ни с сего, ни слова не говоря, развернулся и ушел. Больше она его никогда не видела.

Дни праздничные сменяются буднями. Народу у инока бывает меньше, и настроение приходящих не такое приподнятое, но чувство его живого присутствия и тогда не покидает паломников.

Валентина Васильевна Карпова живет недалеко от кладбища, давно уже на пенсии. Об иноке впервые услышала в год прославления блаженной Ксении и тогда же впервые побывала у него на могилке. На Богословском кладбище похоронила свою маму. С той поры бывает у инока почти каждый день.

«В 1990 году я похоронила на этом кладбище маму. Много было препятствий. Я ходила к иночку и все просила о помощи, и все уладилось по его молитвам. Я стала ходить каждый день. Инок меня утешал. Я уходила с мечтой о его помощи, т. к. после маминых похорон осталась одна.

...После панихиды 8 февраля в 1991 году ушел Батюшка и потихоньку разошлись все, а т. к. я живу близко, я осталась убрать. Села на скамеечку, склонилась к могилке и говорю вслух: “Инок Владимир, надо и мне уходить, а то прохладно стало”. Вдруг на мои ноги с могилки пошло тепло, как будто кто открыл духовку. Я замерла, потом думаю, что же это? О, какое чудо! Подняв голову к кресту, я сказала: “Дорогой иночек, спасибо тебе. Это чтобы я не замерзла”. Ведь я так явно почувствовала, что иночек меня спасает. Ведь не все могут поверить этому случаю, но когда я рассказываю, прихожане верят.

Одна женщина мне говорила, что привела к могилке знакомую, но они не дошли метров 50, и она стала кричать: “Куда ты меня ведешь?! Мне жарко, пошли домой”. Но все же она ее привела. Они помолились и ушли, ей стало лучше. Я не спросила, как ее зовут. Ходит она на подворье монастыря на Загородный пр., д. 7.

Мужчина лет 60-ти тоже говорил, стал приходить, т. к. у него ноги болели, а сейчас стало лучше ногам.

За эти годы я у могилки встречала много почитателей, и все всегда говорили, что инок по молитвам помогает. Если бы я записывала все, о чем говорят у инока, то весь Петербург бы приехал к нему.

В воскресные дни проходят мимо по тропинке солдатики, т. к. недалеко воинская часть. Они всегда остановятся, снимут фуражки, осенят себя крестным знамением, постоят молча, а иногда попросят об иноке сказать, а потом уходят. А я за них радуюсь и прошу иночка молитв за них.

...Инок мне помогает всегда. Когда я плохо себя чувствую или просто взгрустнется, прихожу, поговорю с ним как с живым и ухожу с легкостью на душе. Хоть мощи и увезли, но дух его здесь, и он с нами всегда.

В 2004 году по нашему дому ходили слухи о вскрытии квартир ворами. Я испугалась и спрятала все свои документы около батареи на трубу. Когда они понадобились, я не могла вспомнить, куда их положила, и думала, что их из сумки вытащили. Пошла в городской стол находок за справкой, написала заявление на восстановление ветеранской книжки, и в конце надо было идти в милицию. Но, погоревав, я думаю: “а к иноку надо сходить”. Пришла на могилку, помолилась, поплакала от потери и пошла домой. Дома к вечеру посмотрела в кухне на окно и думаю: надо с уличной стороны протереть. Стала его открывать, подошла ближе к батарее, и тут к моим ногам упал пакет.

Ведь это же я сама спрятала документы сюда.

Так иночек Владимир вразумил меня, грешную, протереть окно, хотя оно было не очень грязное. Сразу я себе сказала, что надо сперва к иноку ходить, а не в милицию».


 


1   Пока они находятся под спудом, но после прославления инока в лике святых займут свое место в домовой церкви, строительство которой в настоящее время подходит к концу.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва