Милоченко Н. П. (Санкт-Петербург)

Реформа без нравственности

За годы работы Петербургское общество защиты русской культуры неоднократно публиковало материалы проводимых обществом конференций «Культура горожан как составляющая культуры Санкт-Петербурга», круглых столов, посвященных различным аспектам культуры и нравственности соотечественников, выступления участников движения «Культура горожан — культура Петербурга», петербуржцев, обеспокоенных современным состоянием культуры общественного поведения, культуры языка, культуры отношения к окружающей среде.

Эта публикация не претендует стать откровением — она о нас и нашем окружении. Надеемся, что она найдет сочувствие и поддержку у людей, неравнодушных к судьбам своей страны, культуре, традициям и будущему своих детей.

 

Любая реформа, кроме
моральной, бесполезна.
Т. Карлейль

 

Свобода дарована, реформа идет, рынок диктует, а проблем все больше.

Сегодня уже очевидно, что в основе всех наших трудностей лежит небрежение к культуре, и прежде всего к таким ее составляющим, как воспитанность, образованность, нравственность, и что вне культуры политические и экономические перемены лишаются смысла, и будущее России не внушает оптимизма.

Удивительно, как мы воспользовались дарованной свободой: кто-то потянулся к наркотикам, к порнографии, кто-то незамедлительно отказался от культурных навыков.

Все чаще мы слышим неправильную, а то и нецензурную речь, все чаще видим примеры хамского поведения. Может быть, свобода и есть право кидать обертки и окурки себе под ноги, лакать пиво в автобусе, входить в транспорт, не снимая рюкзак? Может быть, свобода — это шеренги проституток вдоль наших улиц? Или это право пропагандировать пороки? На телевидении, в театрах, в прессе. Неужели обязательными спутниками свободы должны быть беспризорные дети, бомжи, фашиствующие молодчики и поголовная всеобщая безответственность. Неужели свобода — это возможность безнаказанно растаскивать все, до чего можешь дотянуться: недра, лес, заводы, икру, власть…

Государство может все. С помощью налогов и льгот, с помощью правовых механизмов можно сделать так, что станет выгодно заниматься развитием производства, вкладывать деньги в науку и образование, почетно служить в армии… Так почему сегодня состояния создаются не талантами и достоинствами людей, а их пороками? Почему атрибутами успеха в общественном сознании становятся алчность и цинизм, жестокость и безнравственность? Неужели в интересах страны, народа, государства изо дня в день внедрять через мощные электронные средства массовой информации в общественное сознание — «оторвись», «оттянись», «живи без стыда»? Неужели именно стыд — смущение от осознания предосудительности поступка мешает нам удваивать ВВП? Очевидно, нет. Стыд, это присущее лишь человеку ощущение, только и удерживает его от позорных безнравственных поступков. Тогда почему же телепередачи, адресованные молодежи, обучают надежду нации общаться матом, сплетничать, переругиваться, спариваться на глазах у страны? Кто и с какой целью создал радиостанцию, круглосуточно гоняющую воровские и тюремные песни? Едва ли именно это нужно стране, охваченной коррупцией, воровством, браконьерством. Почему оплачиваемые налогоплательщиками СМИ так часто рассказывают нам о немногочисленных странах, где легализована проституция, наркотики, однополые браки, и умалчивают об опыте стран, где нет воровства, беспризорных детей, где недопустима непристойность на телевидении, где за плевок на улице грозит большой штраф, о странах, в которых ввоз и распространение жвачки — преступление? В интересах какой и чьей свободы создаются отечественные фильмы, героизирующие бандитов, убийц, рэкетиров?

Защищая какую свободу, кинематографисты все чаще показывают нам милиционеров и офицеров спецслужб пособниками преступников?

Эти сигналы активно воспринимают подростки. Иногда, видимо, не полностью еще превратившимся в оборотней милиционерам удается остановить действие шайки малолетних правонарушителей, и мы узнаем, что она сформировалась по образу и подобию ярких персонажей телесериала «Бригада», который признан фильмом года!

Может быть, наше общество охватила эпидемия суицида? Может быть, мы все сошли с ума? Мы дезориентированы. Мы утрачиваем ценности, от которых еще недавно вели отсчет. Мы теряем культуру, которой недавно гордились. Мы стали забывать, что основой всех человеческих ценностей служит нравственность и, напротив, в основе всех человеческих катаклизмов — невежество, бескультурье и попрание морали.

Мы еще не понимаем, что свобода в отрыве от культуры — вседозволенность, что культура — это всегда ограничение и самоограничение. В противном случае общество в интересах своей безопасности начинает искать «твердую руку». Нетрудно догадаться, что в раскультуривании, а по сути в расчеловечивании не может не быть заинтересована и сама «твердая рука».

Нам важно сегодня сделать выбор: продолжать ли обучать детей языку Эллочки-людоедки, обучать их с помощью всевозможных макдоналдсов есть руками, избегая столовых приборов и вообще культурных традиций, продолжать ли телерастление подростков, либо снова начать знакомить их с нормами общежития, языка, общественного поведения, прививать им неприятие бескультурья, безнравственности, пошлости и воспитывать уважение к закону.

За несколько лет активного расчеловечивания мы создали не претендующее на индивидуальность унифицированное джинсовое стадо в наушниках с неснимаемыми сумками через плечо и неизменными бутылками в руках.

Это они, эти новые существа, едят на ходу, расчесываются в транспорте, непристойно громко разговаривают, с животной непосредственностью ковыряются на людях в неприкрытом по массовой моде пупке, откровенно зевают и закидывают ногу на ногу в метро, разговаривают по мобильному телефону в концертных залах.

Это рекруты общества потребления, запрограммированные недобросовестной рекламой, успешно занявшей место идеологической пропаганды; они охотно поглощают массовый суррогат культуры и любую пошлость, стимулируя расширенное воспроизводство дурновкусия.

Уж не с этими ли мутантами-манкуртами, стремящимися поскорей сменять бабушкину икону на любую заграничную утварь, связываем мы свои надежды на светлое будущее страны?

С устрашающей скоростью растет сеть игорных заведений — элегантных фабрик порока. Депутаты ратуют за легализацию проституции и наркотиков. Неужели секрет прорыва страны к лучшей жизни состоит в массовой ампутации культуры, морали, совести?

Некогда служившие эталоном правильной речи, телеведущие ныне говорят на смеси молодежного сленга с тюремным жаргоном, а то и просто с ошибками. Казалось бы, то, что звезды шоу-бизнеса не всегда умеют говорить — ладно. Пусть поют. (Впрочем, если «вот, блин, ё моё» — это песня, песня о любви, то лучше пусть и не поют.) Но вот когда представленная в телепередаче звездой драматическая актриса в каждом предложении два-три раза произносит «как бы» — становится не по себе. Мировой компьютерной катастрофы, в связи со сменой тысячелетия, к счастью, не произошло, но вот с родным языком неожиданно случилась беда — масса журналистов, депутатов и даже ученых несколько лет мучают наш слух «двухтысячечетвертыми» и «двухтысячнопятыми».

Недавно за шутки, звучащие теперь с эстрады и транслируемые по телевидению, шутивший в присутствии дам мог справедливо получить по физиономии. Ужас сегодняшней ситуации состоит даже не в том, что шутники за деньги сейчас могут все, а в том, что современные дамы уже и не догадываются смущаться.

В этот трудный затянувшийся переходный период нам скорее следовало бы смириться с тем, что мы имеем, чем с тем, какие мы есть, понять, что наша главная свобода — это свобода совершенствовать себя.

Когда защитники Родины продают оружие врагу, милиционеры сотрудничают с террористами, а чиновники коррумпированы — налицо дефицит нравственности в обществе. Это значит, что решение самых насущных проблем страны лежит в сфере образования, воспитания, культуры.

Казалось бы, что общего между плевком на улице, сквернословием и, скажем, коррупцией, между пренебрежением правилами общественного поведения и терроризмом?

Нужно признать, что суть и бытовой распущенности, и грозных явлений современности состоит в попрании общественных культурных ценностей, в противопоставлении личных «удобно», «хочу», «имею право» выстраданным человечеством за тысячелетия законам общежития.

Мы опасно больны. Мы нуждаемся во всеобщей прививке нравственности. И если наша национальная идея, которую мы так давно ищем, окажется не похожей на «не убий, не прелюбы сотвори, не укради…», то до выздоровления еще далеко.

Статья опубликована в № 1 журнала «Родная Ладога» за 2009 год.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Мировоззрение Реформа без нравственности


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва