Андрушкевич И. Н. (Буэнос-Айрес, Аргентина)

Русские государственные начала

Россия является живым историческим организмом, развивающимся в рамках собственных государственных форм и с собственным общественным и экономическим бытом в течение более одиннадцати с половиной веков, несмотря на разные попытки навязывания ей чужих форм с чужим содержанием.

С момента оформления своей государственности, условно фиксируемого в 862 году после Р. Х., Россия прошла на своем историческом пути несколько разных периодов, которые можно условно обозначить как: княжеский, со столицей в Новгороде; великокняжеский, со столицами в Киеве, Владимире и Москве; царский, со столицей в Москве; имперский, со столицей в Санкт-Петербурге; советский, со столицей в Москве; федеративный, со столицей в Москве. Россия не начиналась и не кончалась одновременно с началами и с концами этих периодов. Россия даже существовала до формального учреждения русского государства в 862 году, с культурной, этнической, социальной и бытовой точек зрения, ибо на ее территории уже тогда было много городов с вечевыми, военными и гражданскими структурами; действовали славянское обычное право и местная власть племенных князей, и через ее территорию проходил великий международный путь «из Варяг в Греки».

Во все периоды своего существования Россия всегда продолжала быть Россией, несмотря на меняющиеся внешние и внутренние обстоятельства и даже несмотря на временную гегемонию, в той или иной мере навязанных ей чужеродных надстроек над ее государственными и общественными структурами, вплоть до временного устранения ее имени. Само имя «Россия» (по-гречески Ροσια, с одним «с») впервые упоминается в международных документах в 945 году (в договоре с Византией, после русского морского похода на Царьград), во время киевского князя Игоря, при котором столица Россия была перенесена из Новгорода в Киев. Его супруга, святая княгиня Ольга, на византийских иконах изображалась с надписью «Агия Ольга, мегалэ архонтиса тон Росиас» (Святая Ольга, великая княгиня России).

Россия зародилась как геополитический, политический, культурный и цивилизационный проект, продолжавший неизменно развиваться, в той или иной мере, в согласии с ее собственными программатическими началами, заложенными в самих ее истоках. Результаты исторического хождения России по своим путям и распутьям зависели в первую очередь от ее верности своим истокам и этим своим собственным программатическим началам (принципам).

 Россия как государство и как цивилизация зародилась в глобальных цивилизационных рамках IX века, когда в мире практически уже существовали все современные т. н. «большие» культуры: на Дальнем Востоке китайская и индийская, на Ближнем Востоке византийская (греко-римская) и исламская, на Западе зарождающаяся евроатлантическая (франко-норманская). В принципе, Россия уже тогда соглашалась быть органической, симметрически равноправной частью такого многокультурного и многорегионального (многополюсного, многофокусного) мира, хотя ее тогдашнее географическое положение, при тогдашних средствах связи, значительно предопределяло ее культурные, геополитические и экономические позиции.

В самом начале своего исторического бытия Россия считала себя «великим путем из Варяг в Греки», то есть связующим звеном между берегами и бассейнами Варяжского (Балтийского) и Русского (Черного) морей. Значит, Россия сама себя политически не относила ни к Варягам, ни к Грекам, а определяла себя «великим путем» между ними, в направлении к Грекам, то есть к Византии. В духовном и культурном отношении Россия сделала свободный выбор в этом же направлении, хотя в экономическом отношении ее первая столица Новгород была тесно связана с северогерманскими ганзейскими структурами. Киевский митрополит Илларион (первый русский митрополит не грек) пишет около 1040 года в своем «Слове о законе и благодати» о русских князьях, еще до Святого Владимира: «Не в худе бо и не в неведоме земли владычествоваша, но в руской, яже ведома и слышима есть всеми конци земли».

Любые конъюнктурные политические программы всегда должны исходить из самобытных начал собственного народа и собственной культуры, в согласии с собственным историческим опытом. В случае России необходимо исходить из русских начал. В противном случае любые импортированные абстрактные и нереалистические программы будут в корне антидемократическими и в конечном итоге катастрофическими. Именно на основании своих собственных русских начал Россия к концу своего имперского периода стала самой большой страной в мире, занимавшей одну шестую часть всей земной суши, а русская культура — одной из самых высоких культур в истории человечества. Имевшиеся же в ней те или иные недостатки были, в основном, привнесены, так или иначе, извне.

Сообразуясь с сегодняшними приоритетами, эти русские начала (или принципы) России можно резюмировать следующим образом:

1. Современная Россия является преемницей всех своих предыдущих государственных структур, всех своих исторических периодов, ибо она была учреждена в 862, а не в 1991 году.

2. Россия зародилась как государственный союз восточных славян, говоривших на одном общем старорусском языке, имевших общие верования и нравы и общий быт, и на пороге своей истории сознававших себя принадлежащими к единой Руси. По своей натуре восточные славяне всегда были по-братски приветливы и гостеприимны по отношению ко всем иным народам и племенам, и в особенности к соседним, каковые в рамках Русского Государства всегда обладали равными правами с урожденными русскими, вплоть до права добровольно считать и называть себя тоже таковыми, сиречь «русскими».

3. Россия как государство была учреждена с главной целью обеспечения подлинной свободы и самобытности русского народа, для избежания любого идейного, культурного, бытового, политического или экономического пленения или зависимости. Для этого Россия с самого начала вступала в благоразумные партнерства и союзы одновременно с разными странами. Сегодняшнее сложное и часто запутанное положение в мире требует сложных отношений с разнообразными странами и объединениями стран, при естественных предпочтениях. Многосторонние и иногда концентрические союзы и содружества с участием России являются неизбежным условием для достижения справедливой симметричности в международных отношениях в мире. Например, «Восточнославянский союз» (т. е. «Союз всея Руси») может естественно и положительно вписываться одновременно в «Евразийский союз» и в «Православный (Византийский) союз».

4. Россия была учреждена с самого начала как правовое государство. В летописной формуле учреждения первой государственной надплеменной власти на Руси конкретно определяется: «Дабы правил нами по праву». Это право уже существовало до учреждения самого государства, а значит, оно было русским, а не импортным. Даже после приобщения к греко-римской (византийской) культуре в русском государстве в особенно важных случаях отдавалось известное предпочтение началам самобытного обычного русского права перед началами римско-византийского права. Киевский великий князь Ярослав Мудрый это ясно выразил, дав название «Русская правда» нашему первому своду законов. Посему Россия никогда не соглашалась подчиняться чужеродным законам и судам, ибо всегда сознавала, что это в конечном итоге равнозначно потере своего суверенитета. Даже под татарским игом русские князья решительно и неуклонно отстаивали сохранение русского права для жителей России, соглашаясь для этого даже на личные лишения и жертвы.

5. Для обеспечения реальной действительности этого русского права в России всегда придавалось большое значение высококачественности русского суда. На первом историческом этапе эту высококачественность должен был обеспечивать княжеский суд, в принципе независимый от общественных и экономических структур. Затем, реформами Ивана Грозного в 1550 году, одновременно с Земским Собором была учреждена судебная система с участием «целовальников», сиречь присяжных (целовавших крест), от всех слоев населения. Причем никто не мог быть судим, если в составе суда или целовальников не было хотя бы одного представителя от сословия, к которому принадлежал подсудимый. В рамках судебных реформ Царя-Освободителя Александра II для обеспечения суда «скорого, правого, милостивого и равного для всех» в 1864 году в России для уголовных дел был учрежден суд присяжных заседателей, привлекаемых по жребию из местного населения. Полноценное восстановление русской судебной системы должно включать также и восстановление смертной казни для особо тяжких преступлений, включая террористические акты и чрезвычайные акты коррупции высших государственных сановников, в согласии с русской юриспруденцией. (Например, при Царе Алексее Михайловиче Тишайшем смертной казни за коррупцию был предан лично Царем один воевода, член Боярской Думы, с указанием Царя, что коррупция наверху гораздо страшнее коррупции внизу.) Право на применение смертной казни на своей территории, на основании судебного приговора, является одним из главных признаков реального суверенитета страны, а отказ от этого права — отказ от полного суверенитета. Крупная коррупция в конечном итоге нарушает человеческие права самых бедных слоев народа, а посему срок давности для истечения ее наказуемости должен быть сильно увеличен, как в некоторых странах в случаях нарушений человеческих прав.

6. На территории всей первоначальной Новгородско-Киевской Руси в основании всех политическо-общественных структур лежал вечевой строй, органически сочетавший монархические, аристократические и демократические элементы задолго до первых проявлений демократических тенденций в Западной Европе. Этот вечевой строй Древней Руси был результатом органической эволюции общих политических начал индоевропейских народов, в древности нашедших свое выпуклое выражение в Афинах и в Риме, где вечевая площадь называлась агорой или форумом. Такой политический строй также предполагал прямое, непосредственное земское (территориальное) представительство, без партий или корпораций, со строгими требованиями к кандидатам (буквально «чистым», «незапятнанным»). Сама идея выборов предполагала отбор, ибо выборы служили для отбора, в рамках собора. В Западной Европе эта идея была сильно искажена нашествием варваров и завоевательным происхождением западноевропейских государств и их политических структур. В процессе установления завоевателями своих структур государственности в Западной Европе возник феодальный строй, покоящийся на распределении между завоевателями государственной территории и государственного имущества. («Феод» на древнегерманском языке значит имущество, от слова «скот», на современном немецком языке «Vieh»). Россия никогда никем не была завоевана, а посему в ней и не было таких завоевательских политических структур, а сохранялся вечевой соборный строй со смешанными служебными монархическими, аристократическими и демократическими элементами. Вечевой строй затем развился в Московской Руси в соборный строй и в казачий строй на окраинных русских землях, временно оказавшихся тогда под чужеродной властью.

7. Любые привилегии сословного или имущественного характера или вида на Руси всегда были последствием безусловного служения народу и государству, а не последствием происхождения от завоевателей, воров или самозванцев. Уже в русской народной поэме киевского периода «Слово о полку Игореве» неоднократно указывается, что честь русских воинов неразрывно связана со славой русского князя, представляющего Землю Русскую. Русские воины:

Сами скачут,
аки серыи волци в поле,
ищущи себе чести, а князю славы.

Такая принципиальная установка была подтверждена Табелью о рангах Императора Петра Великого, в согласии с которой почетный статус дворянства зависел от чинов, достигаемых автоматически путем учебы и службы. Варварские западнические реформы Петра III формально отменили такое требование, но русское дворянство в подавляющем большинстве продолжало считать служение русскому народу и русскому государству своим нравственным долгом. Считалось, что за честь и за почетные привилегии подать государству нужно платить кровью своих детей, а не только деньгами.

8. Провозглашаемые сегодня на Западе так называемые «человеческие права» на Руси давно были естественной и само по себе подразумевающейся частью общего нравственного и правового строя. Русская Летопись содержит немало документов, это подтверждающих. Особенно ярким в этом отношении является Завещание киевского Великого князя Владимира Мономаха своим детям, значительная часть которого посвящена русским нравственным и социальным нормам. Россия должна вернуться к строгому исполнению этих своих самобытных норм и одновременно категорически не допускать вмешательства в наш русский быт иностранных инстанций. Любые такие вмешательства и интервенции, в том числе и финансовые, должны не только отклоняться и подлежать судебному наказанию, но также и парироваться симметричными контрпредложениями и акциями, раскрывающими ханжество таких вмешательств. Россия не должна подчиняться никаким надгосударственным судебным юрисдикциям, кроме своих собственных, а также и региональных, созданных и действующих с ее участием.

9. Россия в самих своих истоках придерживалась рыночной экономики. На Руси издревле, кроме собственной демократии и собственного права, был также и собственный рынок. Вечевая площадь была рынком, по-русски торжищем. Древнескандинавский, шведский, датский и финский языки заимствовали это слово из старорусского языка, согласно Этимологическому словарю М. Фасмера. Функционально города были оградой для торжищ, местом для «собрания всех» (по-гречески «панегирикос»), для решения политических вопросов и для торговли, и для всенародных торжеств, под защитой государственной власти. Сама государственная власть на рынке не торгует за редкими исключениями, но она охраняет этот рынок с внешней стороны и следит за его внутренним порядком. Сегодня происходит смешение понятия «рыночная экономика» с понятием «капиталистическая экономика», каковую уже Аристотель отвергал, называя ее «хрематистической» (денежной). В современной глобальной международной экономической системе превалируют финансовые инструменты и технологии, созданные в рамках капиталистических режимов. Однако нельзя допускать их безусловного и бесконтрольного применения, дабы избежать циклических кризисов, вызываемых в основном частными и корпоративными капиталистическими спекуляциями и массовыми операциями жульничества, под защитой государственных структур, ими же подрываемых. Капиталистические операции и даже спекуляции, в том числе и банковские, могут быть допущены в рамках закона, но при условии их реализации на собственный риск, а не за счет государства или всего общества. Банковские сбережения частных лиц должны иметь приоритет перед любыми иными обязательствами. Любые валютные переводы тоже в принципе могут быть допущены при неизменном условии полной уплаты налогов не только за сам перевод, но и за предварительно заработанный переводимый капитал. Не может быть капитала без прежде уплаченных соответственных пропорциональных налогов. С капитала, не уплатившего соответственного налога, нужно изымать его значительную часть, скажем, половину, как минимум, или увеличенный налог, по крайней мере, в два раза, с тюремным заключением виновных в особенно тяжелых случаях. В этом отношении можно воспользоваться законодательным и судебным опытом некоторых западных стран, как например Германии и США. Если же будет судебно доказано, что хотя бы одна часть укрываемого капитала была добыта путем коррупции за счет государства, то весь личный капитал такого преступника должен быть судебно конфискован. (В романе Н. В. Гоголя «Мертвые души» такой конфискации подвергся Чичиков.)

10. Денежная реформа Царя Николая II была одним из решающих факторов для небывалого демографического и экономического роста России за последние четверть века ее имперского периода, без инфляции. Эта денежная реформа покоилась на полном обеспечении золотом всех находящихся в обращении денег, так что бумажные деньги на самом деле были лишь расписками на определенное количество золота определенной пробы. Сегодня такое обеспечение золотом невозможно, ибо цена суммы всех товаров и услуг сильно превышает цену максимально возможных золотых запасов. (Хотя известный французский экономист Жак Рюфф в свое время советовал Де Голлю ввести во Франции такое золотое покрытие, а другой президент Франции, Жискар Д’Эстен, выпустил государственные облигации Франции, обеспеченные золотом.) Однако современная финансовая теория и практика позволяют «привязать» общее количество денежных знаков, находящихся в обращении и в банках, к общему количеству товаров и услуг в определенной стране, с практически не меняющимся соотношением, как это было законом установлено в момент учреждения послевоенной немецкой марки, что и явилось важнейшим залогом ее стабильности. Затем в самой конституции ФРГ было установлено запрещение государству делать государственные долги в размерах, превышающих государственные капиталовложения в активы. То есть новые долги должны быть покрыты с излишком новыми активами, главным образом в инфраструктуре, активами, увеличивающими производительность и производство страны. (Аналогичное запрещение давно имеется и в швейцарской конституции.) Затем, недавно в Германии была принята конституционная поправка, вообще запрещающая государственный дефицит, понимаемый как сумма новых долгов, то есть как повышение конечного годового сальдо государственных долгов по отношению к сальдо конца предыдущего года. То есть, другими словами, государство не имеет права ни транжирить народные деньги, ни залезать в долги за счет будущих поколений. Третий московский князь, Иван Данилович Калита (1328–1341), внук святого Великого князя Александра Невского, уже в свое время придерживался именно такой политики, за что и был прозван Калитой (Кошелем).

11. Под конец своего имперского периода Россия очень внимательно следила за таможенным предохранением своего собственного производства, несмотря на иногда энергичные протесты других стран. В этих вопросах тоже необходимо соблюдение строжайшей симметрии, а посему Россия должна очень осторожно относиться к своему участию в современных таможенных и торговых пактах и союзах. Россия в своих истоках была также и торговым путем из Западной Европы на Ближний и Дальний Восток, что было одним из важных факторов ее тогдашнего благосостояния и даже богатства, ибо она не допускала бесплатного транзита через свою территорию. Под конец своего имперского периода Россия стала великим железнодорожным путем, связующим берега Атлантического и Тихого океанов. Россия и впредь должна быть великим мировым глобальным торговым путем, с пользой для себя и для своего народа, а не только с пользой для интернациональных капиталистов. Вообще, Россия должна защищать и беречь свои собственные национальные и народные интересы, а не интересы интернациональных пролетариев или интернациональных капиталистов.

12. Исключительно важное значение воспитания в любом цивилизованном обществе вытекает из двух положений. Во-первых, никакое общество не может обойтись без воспитания молодежи, если оно хочет обладать какой бы то ни было культурой, и сохранять и развивать эту культуру. Конечно, от специфического характера каждой культуры будет зависеть и специфический характер ее педагогики, как это наглядно видно на примере тех трех культур, из которых развилась в основном наша современная цивилизация. Древние Израиль, Греция и Рим обладали весьма различными культурами, но все они придавали исключительное значение педагогике, каждая в своем духе и в своем направлении. В Израиле воспитание и образование имели ярко выраженный религиозный характер, в Риме — военный и юридический, в Афинах — гуманитарный и гимнастический. Древняя Греция даже обозначала культуру и воспитание словом с одним общим корнем. Во-вторых, никакое организованное общество не может обойтись без подготовки смены для кадров, имеющих руководящие функции в обществе и в его государстве. Эта подготовка является органически весьма важной частью всей педагогической системы в любом обществе. Эта установка особенно подчеркивалась в Древней Греции, в рамках общего интереса эллинской культуры к проблемам педагогики и политики. Уже Платон в своем Седьмом письме утверждает, что счастье и благополучие граждан любого государства зависят, в первую очередь, от двух условий: 1. Государство должно «сиять свободой своих граждан». 2. В нем должны быть в силе «наилучшие законы». Очевидно, что «наилучшие законы» требуют «наилучших законодателей», сиречь наилучше воспитанных и наилучше подготовленных граждан. Россия обладает богатым педагогическим опытом в области национально-патриотического воспитания молодежи. Больше того, кроме самого по себе педагогического опыта, Россия обладает также и исключительно выразительным подтверждением правильности этого опыта и всей его методологии. Преобладающая часть творцов великой русской культуры, в первую очередь великой русской литературы и великой русской музыки, были продуктом этой русской целостной системы воспитания. Даже можно сказать, что эта высшая в истории всего человечества культура, достигнутая Россией главным образом в период царствования ее последних четырех царей, была продуктом этой педагогической системы. Эта русская педагогическая система во многом опережала современные достижения науки. Например, согласно современной педагогической науке, овладение в совершенстве иностранными языками на всю жизнь возможно только лишь при двух условиях: чтобы обучение началось за пару лет до достижения половой зрелости (пубертета) и чтобы оно продолжалось тоже пару лет после него. Именно так и было в наших русских Кадетских корпусах и Институтах для благородных девиц: обучение и воспитание в них начинались приблизительно в 10–11 лет, а заканчивались в 17–18 лет, то есть они совпадали с тем возрастным диапазоном, который подтверждается современной педагогической наукой. Общее образование и воспитание можно получить только в этом возрасте. Технические и другие специальные знания можно приобретать практически в любом возрасте, но общие идеи и общие начала усваиваются хорошо только лишь в юношеском возрасте. Русская традиционная педагогическая система дает России много больших преимуществ, а посему ее необходимо сохранять и оберегать от ненужных манипуляций, идущих лишь на пользу недругам и завистникам России.

 

 

Вы здесь: Главная Мировоззрение Русские государственные начала


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва