Егошкин В. Е. (Москва)

Алжирские притчи

Пересказ с арабского и французского

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

За пятнадцать лет пребывания в Алжире, где я начинал советским студентом-волонтером, воспитывавшим местных сирот и строившим жилища для жертв французских бомбардировок, и закончил послом Российской Федерации, не раз приходилось убеждаться, что без понимания местных традиций, культуры, учета национального характера и менталитета алжирцев, мироощущение которых подчас существенно отличается от нашего, любые благие помыслы обречены на неудачу, а неразрешимые проблемы возникают «на пустом месте». На моей памяти немало случаев, когда непрофессионализм наших принимающих организаций и переговорщиков, не считавших нужным принимать во внимание особый психологический настрой алжирских партнеров, приводили к большим политическим и материальным потерям, сводя на нет многолетнюю подготовительную работу посольства и МИД.

Один из примеров — визит в Советский Союз в 1970 г. министра хабусов АНДР Мулюда Касема, политического деятеля, близкого президенту Хуари Бумедьену. У посольства с ним был очень хороший контакт, что позволяло оперативно решать многие вопросы, даже те, к которым непосредственного отношения министр не имел. Однако уже через два дня после вылета Мулюда Касема в Москву в алжирской печати появилось сообщение, что из-за «нерасположенности» его визит прерван. С самого начала он не задался. Некто Куроедов — руководитель принимающего ведомства, несмотря на направлявшиеся ему посольством ориентировки об исключительно важном значении визита для всего комплекса двустороннего сотрудничества, счел ниже своего достоинства встречать алжирского гостя, направив мелкого клерка. Затем министра, являющегося поборником исламских ценностей, повели на шоу с полураздетыми женщинами и даже предложили выпить водки. Мулюд Касем воспринял все это как оскорбление и издевательство и уехал ночевать в резиденцию своего посла. Попытки организаторов убедить его совершить подготовленную для него поездку по стране успеха не имели. А для СССР этот влиятельный политик был навсегда потерян.

Еще более драматичны были переговоры в конце 90-х о погашении алжирской задолженности, составлявшей несколько миллиардов долларов. Россия крайне нуждалась в этих деньгах, и посольству, опираясь на ностальгические воспоминания алжирских генералов об учебе в Москве, удалось подключить к решению вопроса влиятельное военное руководство. В состав алжирской межведомственной делегации, получившей установку выйти на оптимальное решение, учитывающее интересы обеих сторон, вошли симпатизировавшие нам компетентные специалисты. Предусматривалась даже возможность погашения части задолженности валютой. Казалось, успех был обеспечен. Однако в Москве убеленных сединами алжирских переговорщиков ждал прием, к которому они оказались психологически не готовы. Мало того, что по возрасту люди, сидевшие по другую сторону стола, могли приходиться им внуками, но и вели они себя, как показалось алжирцам, подчеркнуто неуважительно — постоянно перебивали, не давая высказаться и показывая полное незнание предмета переговоров. Особенно возмутило алжирских экспертов поведение молодого человека, демонстративно игравшего в ходе их выступлений на входившем тогда в моду «гейм-бое». В итоге переговоры, сулившие нам возвращение миллионов, были сорваны. Алжирские руководители восприняли поведение российских переговорщиков как личное оскорбление и приняли решение отказаться от выплаты задолженности, хотя раньше заявляли, что считают это «делом чести». Разбирательства, проведенные у нас по инициативе прокуратуры, судя по всему, не смогли доказать «злого умысла». Видимо, причиной провала переговоров, помимо общего бескультурья, была элементарная профессиональная некомпетентность, в том числе полное отсутствие представления о том, как надо вести дела с такими партнерами.

Формирование правильного подхода в контактах со сложными партнерами приходит с опытом, и облегчить этот процесс может лишь изучение их истории, национальных традиций, языка, на котором они говорят дома. Хорошим подспорьем являются народные мудрости, нашедшие отражение в фольклоре, в том числе в сказках для детей. По собственному опыту знаю, что, проанализировав поучительные притчи и анекдоты различных этнических групп Алжира, уже не испытываешь больших затруднений в том, чтобы понять и оценить поведение собеседника и убедить его в правильности излагаемой тобой позиции.

В числе популярных притч и анекдотов алжирцев истории о проделках Джехи (Джохи) — человека хитрого и изворотливого, способного обвести вокруг пальца кого угодно. Персонаж сродни хорошо известному у нас Хаджи Насреддину. Притчи о нем обличают человеческие пороки — жадность, глупость, чванство, стремление жить за счет других. Эти истории не дают, конечно, полного представления ни об алжирском фольклоре, ни об алжирском национальном характере, но, как минимум, позволяют кое-что понять из ценностей, близких вашим алжирским собеседникам.

 

ДЖЕХА И ТРИ ВАЖНЫХ ПУТНИКА

Посадил как-то Джеха на своем поле арбузы и дыни. Выросли они всем на диво такие огромные, что один верблюд больше четырех арбузов поднять не мог. Очень гордился Джеха своим полем, поливал его, землю рыхлил, от скотины и недобрых людей оберегал.

Однажды смотрит — не разбирая дороги, двигаются через его поле трое путников верхом на мулах. Арбузы да дыни под копытами мулов только потрескивают и в мелкие осколки разлетаются. Узнал Джеха путников. Были это кади (мусульманский судья), шериф (потомок пророка) и богатый торговец из города.

Рассердился Джеха и решил наказать их за нанесенный ущерб. Но что он может один против троих? И решил Джеха разобщить эту компанию.

Подбежал он к путникам, обнял грудь мула, на котором восседал кади, самый из них важный, и говорит:

— Мир тебе, о эмир, поводырь правоверных и наместник пророка на земле! Ты, конечно, имеешь все права ходить даже по головам и телесам нашим. Ты суверенный толкователь небесной справедливости! Не велит ли священный Коран повиноваться тем, кто повелевает нами?

Такую же речь повел Джеха, обратившись к шерифу.

— Мир тебе, о ты, потомок пророка, тень посланца неба на земле! Разве может кто-нибудь усомниться в праве вас обоих ходить там, где вам вздумается по земле ислама! Для меня великая честь и обязанность терпеть все, что вы сделаете, и извинять вас за это.

Но торгаш этот, что рядом с вами, который мнит себя вам ровней только потому, что у него много денег! Неужто он вообразил, что столь же знатен, что и вы, тогда как разбогател, обирая бедняков и обсчитывая простой люд при замере тканей и недовесе пшеницы и ячменя?! Ему-то я преподам хороший урок, который заставит людей его сорта задуматься и уважать заповедь пророка: « Хорошо живет тот, кто живет по средствам».

Не успел торговец сказать и слова, как Джеха обрушил на его голову удар своей дубины, от которого тот свалился недвижимый к ногам собственного мула.

Кади и шериф, которых распирало от гордости после слов Джехи, не стали вмешиваться и защищать своего спутника, подумав про себя, что тот получил по заслугам, ибо возомнил себя им ровней только потому, что у него водятся деньги.

Они уже было тронулись дальше, но остановил их вопль Джехи:

— Погоди, о кади, не уезжай! Никто не усомнится в твоем праве ездить там, где тебе заблагорассудится. Ты и только ты вершишь небесный суд на земле. Любого правоверного можешь ты наделить богатством или обречь на разорение. Ты вправе разрушить любую семью актом развода или навек соединить любые семьи. Ты восстанавливаешь мир или сеешь раздор между людьми. Ты — защитник сирот и вдов, ты тот, кто восстанавливает ущерб пострадавшему. Но уверен ли ты, что твой спутник, который называет себя шерифом, действительно потомок пророка? Есть ли у него доказательства его происхождения? И даже если у него такие доказательства есть, разве он ведет себя как настоящий шериф? Разве он действительно может служить примером для других? Ведь быть шерифом — это не только быть потомком пророка. Шериф — это человек праведный, человек честный, человек мудрый. Таков ли твой спутник? Ну ничего, я его тоже проучу, чтобы знал свое место.

И с этими словами Джеха обрушил свою дубину на голову шерифа, тотчас свалившегося к ногам своего мула.

Кади в глубине души подумал, что шериф получил по заслугам. Как он, действительно не отличавшийся большими добродетелями, мог возомнить себя ровней ему, кади?! Поэтому не пришел он на помощь своему спутнику и тронул мула, чтобы продолжить свой путь. Но тут Джеха опять схватил за узды его мула и говорит:

— Ну, а теперь твой черед, кади! Поскольку ты остался один, мне нет нужды говорить длинные речи, чтобы наказать тебя по заслугам.

И он снова поднял свою дубину.

Тут только понял кади, в чем дело, и говорит:

— О Джеха, не опускай свою дубину на мою голову. Сейчас я спущусь с мула и заплачу за ущерб, который мы нанесли тебе. Ты так ловко сумел нас разобщить. Мы ведь сразу должны были догадаться после того, как ты свалил с мула нашего первого спутника, за которого мы не вступились, что ждет нас та же судьба. Ладно уж первый! Но после того как ты напустился и на второго, я должен был догадаться, что придет и мой черед.

Такова судьба тех, кто позволяет себя разъединить.

 

ДЖЕХА И СОРОК РАЗБОЙНИКОВ

Банда разбойников держала в страхе всю округу. Никто их не знал в лицо, было лишь известно, что их сорок, а еще главарь.

Позвал султан к себе Джеху и говорит:

— Проси, что хочешь, но избавь нас от этой напасти. А нет, буду считать тебя мошенником, а может даже и главарем этой банды. И тогда несдобровать тебе.

Деваться некуда. Согласился Джеха, подумав, что если и не удастся выкрутиться, хотя бы вдосталь за счет султана наестся напоследок. Дома у него было хоть шаром покати. На исполнение задания потребовал он себе по числу разбойников срок сорок один день, забрал из султанского курятника сорок жирных кур и одного большого петуха, а также принес домой масло, овощи, лепешки, сахар, все, что нужно для приготовления сытной трапезы.

Велел Джеха жене зарезать первую курицу и кускус (алжирское национальное блюдо) приготовить, сказав:

— Сорок один вечер будем праздновать, а там… да будет милостив Аллах.

Тем временем слух о том, что поймать злодеев султан поручил Джехе, дошла до разбойников, и главарь послал одного из них к нему домой, чтобы тайно выведать, что Джеха задумал. Перелез разбойник через ограду и слышит, как тот жене говорит, поглаживая свой живот после сытного ужина:

— Вот уже первый у нас здесь.

Разбойник не сомневался, что речь идет о нем, и рассказал своим. Главарь послал следующим вечером другого члена шайки. Только тот перелез через ограду, слышит как Джеха, принявший второй ужин, говорит жене, поглаживая живот:

— Вот уже у нас здесь и второй.

Так продолжалось сорок вечеров, и у Джехи остался лишь петух. Приходившие один за другим разбойники были уверены, что Джеха всех их узнал. На сорок первый день решил разобраться с ситуацией сам главарь. Только подкрался к дому и слышит:

— Сегодня очередь вожака. Жалко его пускать под нож. Он выглядит таким благородным. Может сохранить ему жизнь?

Главарь разбойников не сомневался, что и его Джеха узнал. Он закричал:

— Не губи нас, Джеха! Ты прав, я благородный. Уговори султана смилостивиться над нами, и мы будем служить ему верой и правдой.

Так оно и вышло. И те, кого все боялись, стали надежной стражей, оберегавшей султана и его подданных.

 

КАК ДЖЕХА БАРАБАН И ОСЛА ПРОДАВАЛ

Возникла как-то у Джехи большая нужда в деньгах. Пошел он на сук (базар) с большим барабаном и кричит:

— Кто хочет купить волшебный барабан из Леванта, кто хочет отведать изысканные блюда Востока, подходи! Уступлю всего за десять золотых!

Подошел к нему богатый феллах и спрашивает:

— Почему твой барабан такой дорогой, Джеха?

— Он только кажется обыкновенным, а на деле он волшебный. Когда по нему стучишь, он приготавливает для тебя любое блюдо, — ответил Джеха. — Приходи ко мне, и ты все сам увидишь.

Услышал это другой богатый феллах и тоже напросился на приглашение.

Усадил Джеха гостей у низкого столика и говорит:

— Жены у меня нет, да и какой от нее прок — одни капризы. Зато благодаря моему барабану я всегда могу сытно и вкусно поесть. Но к делу!

Взял Джеха в руки барабан, ударил в него и завопил, что есть мочи:

— Барабан из Леванта, подай нам жареную курочку!

И тут же на колени одного из приглашенных сверху свалилась аппетитная поджаристая курочка.

— Сработало, — удивленно промолвили оба гостя.

— Конечно, сработало, а вы как думали, — сказал Джеха и продолжил стучать в барабан.

И вот столик оказался завален разной снедью — печеным мясом, финиками, виноградом, арбузами. Потрясенные гости глазам своим сначала не верили, а потом каждый из них заявил, что покупает чудесный барабан. Едва до драки дело не дошло!

— Успокойтесь, — закричал Джеха, — или я вам его не продам. Чтобы не было споров, покупайте его на двоих, и каждый сможет им попользоваться всего за шесть золотых.

— Но это грабеж, — возмутились покупатели, — половина от десяти будет пять.

— Это если покупать на базаре, а за то, что я показал чудесные свойства барабана дома, надо доплатить, — возразил Джеха.

Отдали гости по шесть золотых. А перед тем, как они ушли с купленным барабаном, Джеха предупредил, что чудо свершится, только если в него очень верить.

После ухода посетителей Джеха помог спуститься с чердака своей матери. Ведь это она сбрасывала сверху все эти яства.

Богатый феллах, который взял барабан первым, придя домой, предложил жене пойти на несколько дней к родителям.

— А кто будет готовить тебе? — удивилась она.

— Барабан из Леванта, — ответил муж.

Уселся он прямо на пол с барабаном, стал по нему колотить и завопил:

— Барабан из Леванта, подай мне жареную баранью голову!

Однако сколько он ни барабанил, сколько ни кричал, жареная баранья голова так и не появилась. Утром пришел к нему за барабаном второй богатый феллах и спросил:

— Ну как? Получилось?

— Ничего у меня не вышло. Может, не хватило веры? — пробормотал обескураженный хозяин.

Но когда и у второго ничего не получилось, покупатели поняли, что Джеха их провел. И они бросились к нему домой забрать свои деньги.

А Джеха их уже ждал. Сделав вид, что ему невдомек, почему проданный им волшебный барабан у них не работает, он сообщил, что денег им сейчас вернуть не может, так как потратил их на покупку волшебного осла, который, по его словам, испражняется золотыми монетами. Осел возлежал в одной из комнат на белой простыне, со всех сторон подпертый подушками. Неожиданно Джеха замер и сделал знак: — Тихо! И все услышали издаваемый ослом характерный звук. Выданная ослиным желудком куча оказалась внушительной. Джеха осторожно палочкой разгреб ее, и посетители увидели заблестевшую золотую монету. Один из богатых феллахов тоже взял палочку и скоро нашел еще две монеты. А всего в ослином навозе оказалось семь золотых монет!

Повернулся Джеха к посетителям и говорит:

— Теперь я могу вам вернуть часть денег за барабан. А за остальным приходите вечером — я хорошенько накормлю осла сеном и кускусом и получу не меньшую сумму.

Отношение феллахов к Джехе резко поменялось, очень уж захотелось им заполучить волшебного осла. Они и говорят:

— Нам, видимо, не хватило веры, и поэтому с барабаном ничего не получилось. Но мы хотели бы купить твоего осла за тридцать золотых.

— Тридцать золотых за осла, который после каждого испражнения приносит семь монет, маловато. Но за пятьдесят я вам готов его уступить, — ответил хитрый Джеха.

На том и порешили. Из полученных пятидесяти золотых Джеха отсчитал двенадцать и предложил отдать их за барабан. Но посетители, прикинув, сколько они будут получать после каждого испражнения осла, решили этих денег не брать. Хитрец и не настаивал. Нет нужды говорить, что золотые монеты в задний проход ослу Джеха засунул заранее.

Богач, который первым взял себе осла, велел жене выбросить из дома всю мебель и положить на полу перины. Удивленной женщине он сказал:

— Этот осел должен чувствовать себя у нас как дома. Накормим его хорошенько кускусом, а он будет испражняться золотыми монетами.

Положили осла по-королевски на перины, рядом поставили огромное блюдо кускуса, уселись рядом и стали ждать. Через несколько часов напряженного ожидания осел, наконец, совершил то, что от него ждали. Сделанная им куча была огромной, и феллах решил, что там должно быть не меньше сотни монет. Однако, как ни перебирал он навоз, как ни просеивал его, ни одной монетки не обнаружил. Говорит он жене:

— Либо мне опять веры не хватило, либо кускус у нас плохого качества.

— Просто тебя опять надули, — ответила та.

И тут богатей задумался. Только полный дурак станет продавать осла, приносящего золотые монеты. А Джеха совсем не дурак. Значит, он обманщик. Когда за ослом пришел второй покупатель, он сказал ему:

— Не пачкай навозом свой дом, как это сделал я. Джеха нас опять провел. Бери нож и пошли возвращать свои денежки.

Когда два разъяренных мужчины с шумом ворвались в дом Джехи, тот понял, что остановить их как прежде разговорами больше не удастся, и выпрыгнул из окна. Но обманутые покупатели от него не отставали. И он опять пошел на хитрость — скинул свои бабуши (национальные тапочки) и закричал:

— А теперь посмотрите, как быстро я на самом деле могу бегать!

Остановились преследователи как вкопанные. Решили, что Джеху, которому обувь больше не мешает, теперь им ни за что не догнать.

Джеха же, получивший своей хитростью целых шестьдесят два золотых, переехал с матерью в город, где его никто не знал.

 

ДЖЕХА И ТРАКТИРЩИК

Поехал как-то Джеха на заработки в Тунис. Человек он очень экономный и из заработанных денег ничего не тратил, все сохранял для семьи, а себе на пропитание покупал только хлеб, который запивал бесплатной водой. Чтобы черствый хлеб легче было проглатывать, садился Джеха рядом с харчевней, откуда шли вкусные запахи жареного мяса и других блюд.

Надоело это трактирщику, и потребовал он платить за вкусные запахи, без которых, по его словам, своего хлеба Джеха не мог бы съесть. Тот ответил:

— Хорошо, но платить я тебе буду тем же способом.

Достал Джеха из кошелька серебряную монету, уронил ее на каменный пол и говорит трактирщику:

— Хорошо ли ты слышал звон моей монеты? Вот и пользуйся им в оплату запаха твоей кухни.

 

ДВА ХИТРЕЦА

Прослышал как-то Джеха из Нгуса, что в Уаргле живет хитрец, которого тоже зовут Джеха, и решил с ним познакомиться. Пошел он в Уарглу, увидел человека, подпирающего городскую стену, и спрашивает:

— Не подскажешь, где живет Джеха?

— А зачем он тебе? — удивился человек.

— Слышал я, что хитер он очень, и хотел в этом убедиться.

— Подержи эту стену, чтобы не упала, а я поищу тебе Джеху, — ответил незнакомец и удалился.

Подпирает Джеха из Нгуса городскую стену, а тут проходит старик и спрашивает его:

— Что это ты здесь делаешь?

— Я жду Джеху, — отвечает тот. — Мне сказал тут один, чтобы я подержал стену, пока он его позовет.

— Так это он и был, — говорит старик.

Пошел тогда Джеха из Нгуса своего тезку искать. Встретил его на дороге и говорит:

— Давай вечером отправимся в путь, возьми продуктов, и я возьму.

Согласился Джеха из Уарглы. Наполнил он свой мешок навозом и пошел к городским воротам. А там его ждал уже Джеха из Нгуса с мешком, полным камней. Отправились они в путь, вышли в пустыню и проголодались. Джеха из Нгуса говорит:

— Давай достанем нашу провизию.

— Давай сначала съедим твою, а потом мою, — отвечает его тезка из Уарглы.

Открыл Джеха из Нгуса свой мешок, а там камни. — Жена подшутила, — говорит он. — Давай твои припасы.

А увидев в мешке Джехи из Уарглы навоз, воскликнул:

— Ну и ну! Все жены одинаковы.

Захотели они пить, нашли колодец, но спускаться в него ни один не хочет. Наконец, Джеха из Уарглы все же спустился в колодец, напился воды и вдруг обнаружил на дне камни, похожие на золото. Он кричит тезке:

— Спускай мешок, Аллах послал нам сокровище!

Тот спустил ему мешок на веревке, он наполнил его и кричит:

— Тяни!

Но тут Джехе из Уарглы пришло в голову, что, обнаружив в мешке золото, Джеха из Нгуса просто сбежит, оставив его в колодце. И он закричал:

— Спускай другой мешок, здесь есть еще золото!

Забрался Джеха из Уарглы в мешок и кричит:

— Поднимай!

Взгромоздил Джеха из Нгуса оба мешка на спину и крикнул в колодец:

 — Оставайся там!

А сам поспешил прочь. Наступила ночь и он прилег отдохнуть. Когда заснул, его тезка вылез из мешка, набил его камнями и завязал, а сам спрятался за барханом. Проснувшись утром, Джеха из Нгуса ничего не заметил. Он опять взвалил мешки на спину и тронулся в путь. А тут Джеха из Уарглы начал кричать как осел. Обрадовался его тезка:

— Как повезло! Аллах посылает мне осла.

Забрался он на бархан, а за ним — Джеха из Уарглы. Стыдно стало Джехе из Нгуса за то, что он так нехорошо поступил со своим спутником, и он обещал больше так не делать. Отправились они дальше. Ночью наткнулись на шатер. Люди в нем спали, а они украли у них ослицу и ковер и убежали прочь. Ночью Джеха из Уарглы, который тащил ковер, устал и стал просить спутника позволить ему проехаться на ослице. Но тот ответил:

 — Кто же тебя заставлял брать ковер, а не ослицу?

А потом, когда они устраивались спать, Джеха из Нгуса попросил позволить ему накрыться краем ковра, но Джеха из Уарглы не разрешил.

Ночью один оторвал от ковра кусок, а другой изуродовал морду ослице.

Когда оба вернулись в город, Джеха из Нгуса не захотел делиться добытым в колодце золотом и спрятал его в своем погребе. Сам же притворился мертвым, сказав жене:

— Когда меня похоронят, приноси мне каждый день в полдень поесть.

Прослышал Джеха из Уарглы о смерти тезки и говорит его жене:

— Твой муж просил меня, если он умрет, обмыть и похоронить его.

Женщина возражать не стала и он сначала совершил омовение тела Джехи из Нгуса крутым кипятком, а потом, когда укутывал в саван, исколол его толстыми иглами. Но тот даже не шевельнулся. На могилу же Джеха из Уарглы положил такой тяжелый камень, что сдвинуть его было невозможно.

Каждый день жена Джехи из Нгусы в полдень приносила на могилу еду. Его тезка это заметил и однажды чуть раньше полудня принес на могилу немного хлеба. Изменив голос, он сказал:

— Держи твой обед!

— А почему так мало? — спросил из могилы Джеха из Нгусы.

— Пшеница кончилась, — прозвучал ответ.

— Возьми деньги в погребе, — сказал голос из могилы.

Джеха из Уарглы тотчас побежал к дому тезки, дождался, когда его жена уйдет на кладбище, залез в погреб и украл все золото. Когда жена Джехи из Нгусы принесла свой обед на могилу, тот понял что проговорился. С помощью жены ему удалось выбраться из могилы и, не обнаружив в погребе спрятанное золото, он дал себе зарок больше никого не обманывать.

 

 



культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва