Ключников Б. Ф. (пос. Переделкино)

Континентальный проект Большой Европы

Стало привычным считать главными, а порой и единственными, акторами международных отношений сильные государства. Проблемы обычно рассматриваются в зависимости от позиций США, Китая, России, Евросоюза, а на региональном уровне — от позиций Индии, Саудовской Аравии, Ирана, Турции и т. д. Аналитики, а часто и государственные деятели, упускают из виду, что помимо государств есть более могущественный актор, а именно глобальный управляющий класс в лице различных структур мировых финансов, мирового олигархата, а проще — хозяева денег, которые установили стратегическое партнерство с другим сильнейшим актором — игроком — с военно-промышленными комплексами и разведывательными службами многих стран, прежде всего в США и Великобритании. Эти невидимые акторы располагают несравненными с государствами финансовыми ресурсами, доминируют в мировых СМИ, дирижируют деятельностью многих тысяч неправительственных организаций (НПО).

В России, в Беларуси, а теперь и на Украине, наконец-то, осознали роль и значение многих неправительственных организаций. Они ведут сетевые войны против неповоротливых государственных бюрократий. НПО быстры, вездесущи и практически ненаказуемы. Надо создавать сеть своих НПО, расходы на них быстро окупятся.

Еще десяток лет тому назад эти акторы, ежегодно собиравшиеся на таких площадках, как могущественный Бильдербергский клуб, казались едиными по стратегически важным глобальным вопросам мироустройства, таким как вопросы войны или мира, расы, борьбы с кризисами, мирового народонаселения, половых отношений, отношения к семье, нации, государству, экологии и т. д. Они не занимаются мелкими текущими вопросами, но умело отбирают долговременные стратегические проблемы, имеющие мультипликационный эффект.

С началом нового тысячелетия появились подозрения, а вскоре и конкретные факты, из анализа которых следовало, что среди атлантистской олигархии наметился разлад. В монолите тех, кого называют властителями мира, хозяевами мира, появились трещины. Самым заметным сигналом стало в 2002 г. совместное заявление канцлера Германии Шредера и президента Франции Ширака против второй войны США в Ираке. Их активно поддержал новый президент России Путин. Это была не трещина, а пробоина в атлантическом единстве. Печатный орган Бундестага писал тогда: «Иракская война повергла западный союз в глубокий кризис. Мнения разошлись по поводу устройства мирового порядка. Европейцы желают иметь плюралистический порядок, господство права и примат ООН,… а не гегемонию США». Такие резкие антиамериканские шаги и высказывания в Бундестаге, скажем прямо, оккупированной Германии трудно представить без одобрения каких-то наднациональных структур, стоящих над Вашингтоном и противодействующих Вашингтону. Европейские лидеры, конечно, опирались и на общественное мнение. Европейцы перестали опасаться военной угрозы с Востока: не стало СССР, не стало организации Варшавского договора. Правда, дипломатии США удалось иракскую пробоину быстро заделать и привести к власти в Германии атлантистов с Меркель, а во Франции Саркози, который даже вернул вооруженные силы Франции в НАТО. Но противоречия все нарастали, отражали ослабление долларовой империи США. Не пытаются ныне освободиться от полной зависимости от США только такие откровенные сателлиты, как Польша, Румыния, Эстония, Латвия, Литва, Грузия. К ним ныне хотят добавить Украину. Системный кризис капитализма, надвигающийся крах мировой финансовой системы, феномены Ассанжа, Викиликс, Сноудена и других диссидентов рушат мифы о США как империи добра, высокой нравственности и справедливости, что их путь — образец развития для всех землян. Сами американцы перестают верить в «американскую мечту». Пришел конец лику США как «сияющего града на холме».

Среди сотен конфликтов, происходящих в мире, самым разоблачительным стал, казалось бы, бытовой, дурно пахнущий, скандал с директором Международного валютного фонда (МВФ) Домиником Стросс-Каном. Американские государственники-патриоты решили вывести его из большой политики и сорвать планы превратить Международный валютный фонд во всемогущий Центральный банк планеты, прообраз мирового правительства, который бы властвовал и над самим Вашингтоном, и над Федеральной резервной системой (ФРС). Этот план Стросс-Кана был важным шагом к легализации мирового правительства. Вашингтонский истеблишмент пока не оставил планы установить, опираясь на доллар и на несравненную военную мощь, господство над всем миром.

Мировая финансовая элита раскололась не из-за каких-то тактических разногласий, а в основном стратегическом вопросе — становление нового мироустройства, будущего мирового порядка. Наднациональным структурам ясно, что в мире уже идут объективно обусловленные грандиозные геополитические сдвиги, которые, следуя правилу Сороса «руби, что клонится», можно превратить в новые геополитические потрясения. Многим государственным деятелям это не ясно, не актуально, далеко и малозначимо. Это ошибка. В свете этого следует подумать: не пришло ли время создавать аналитические центры, новые не конспирологические, а научные дисциплины, профессионально занимающиеся наднациональными структурами, какими бы закрытыми они не были. Не пришло ли время осознать ту ошибку, которую мы совершили в СССР. США, например, у нас изучал один институт и, как с сарказмом заметил политолог и историк А. Фурсов, одна половина его сотрудников были агентами влияния, а другая половина «трепетали, что им визу не дадут». А вот в самой Америке Советский Союз изучали сотни научных центров, изучали очень целенаправленно. Покойный философ А. Зиновьев так объяснял эту целенаправленность: слона можно по-разному изучать: где хобот, где уши, где ноги и прочее, а можно искать место, ударив по которому, сразу завалишь слона. Так они изучали Советский Союз. Имея, например, достоверную и достаточно полную информацию о скандале со Стросс-Каном, об Ассанже и его Викиликсе, о тех, кто, возможно, подтолкнул Сноудена на разоблачения, многое разъяснилось бы для российских политиков, многое стало бы выглядеть в ином свете, а главное — в иной перспективе.

Можно понять опасения американских государственников, которые фигурируют ныне под именем «американцев» или группировки Рокфеллеров. Они опасаются, что государство США полностью растворится в мире транснациональных банков и корпораций. Эти финансовые монстры уже подорвали некогда мощный реальный сектор экономики США, уничтожают основу нации — средний класс, вывели многие заводы и лаборатории в страны с дешевой рабочей силой. США покрылись сетью умирающих городов и городков типа злосчастного Детройта. «Американцы» — Рокфеллеры не смогли противостоять деиндустриализации, но когда «транснационалы» — Ротшильды замахнулись на доллар, на единственную в мире резервную валюту, произошли бунт и раскол среди невидимых властителей мира. Как и 150, и 100 лет тому назад, схватка началась из-за роли и места Федеральной резервной системы, которая, будучи частным банком, с 1913 г. является центральным банком, т. е. банком всех банков США. Многие годы ФРС была кондоминиумом Рокфеллеров и Ротшильдов, обе группировки умели договариваться и делить сферы влияния. Мир и лад были нарушены, как только Ротшильды поддержали введение евро. Это было началом тайной войны против доллара. Но США — это империя доллара, его бережно охраняли все президенты. Особенно велики заслуги в этом Генри Киссинджера — агента Рокфеллеров. Это он еще в 1970-е гг. после нефтяных кризисов добился того, что Саудовская Аравия и нефтяные монархии Персидского залива настаивают на оплате своей нефти только в долларах. Они тут же возвращают эти доллары в США, покупая их казначейские облигации. Арабская нефть вместо золота стала обеспечением доллара.

Это нефтегазовое обеспечение доллара является ахиллесовой пятой Соединенных Штатов, ибо их мировая империя не столько военная, сколько долларовая. Без сильного доллара — резервной валюты всего мира — распадутся армия, флот и все 28 разведывательных служб. Замечено, что все попытки подорвать монополию доллара немедленно и жестко пресекались. Разгром Ирака и Ливии произошел не из-за их нефти, а из-за доллара. Саддам отказался принимать доллары за иракскую нефть, перешел в расчетах на евро и был убит, а Ирак разрушен. Стоило также Каддафи после 40 лет правления заявить, что за ливийскую нефть не в долларах, а в евро надо платить, как его и Ливию постигла участь Саддама и Ирака. Хозяева долларовой империи боятся цепной реакции отказов от ничем не обеспеченного доллара. Эта реакция, однако, идет.

У доллара ныне появились могущественные противники. На доллар, этот фундамент Pax Americana, ведут атаку уже не только туземные диктаторы типа Саддама и Каддафи, а группировка финансовых олигархов, которая специализируется на контроле финансовых потоков, на обмене валют. Это many changers — менялы. До поры, до их времени им не нужен ни доллар, ни однополюсный мир, им нужны региональные валютные зоны, конкуренция среди них, их столкновения, их возрастающие военные расходы, спрос на займы, растущий спрос на рынках денег. Эта ниша уже несколько столетий занята знаменитым кланом Ротшильдов.

В мировом информационном поле все чаще появляются материалы о столкновении группировки Рокфеллеров и группировки Ротшильдов. Это новый фактор, который влияет на формирование новых регионов мира, в том числе Евразийского Союза и Большой Европы. Кто из них за, кто против? Или обе против?

Следует уточнить, что бытующие названия «Ротшильды», «Рокфеллеры» условны, потому что в группировку Ротшильдов, например, входят и другие могущественные банкирские кланы, такие как Оппенгеймеры, Куны, Шиффы, Варбурги или Барухи, самая родовитая семья, корни которой уходят в финансы Древнего Рима. То же можно сказать и о группировке Рокфеллеров. Однако эксперты считают именно клан Ротшильдов лидером космополитического финансового капитала, который переносит свой центр из США, а теперь уже и из лондонского Сити в Гонконг. Почему? Потому что центр мировой экономики быстро перемещается из Атлантики в Азиатско-Тихоокеанский регион. Китай превращается во второй, альтернативный Америке, геополитический полюс планеты. Ротшильды раньше всех осознали, что однополярный мир, Pax Americana, не осуществим. Потому что США не просто слабеют, а втянуты в затяжной системный кризис. Только государственный долг США превышает 17 триллионов долларов, т. е. больше чем их ВНП (валовый национальный продукт). И это несмотря на «денежные смягчения» — вброс, начиная с 2008 г., еще 12 триллионов вновь напечатанных долларов. В 2013 г. в США напечатали еще 4 триллиона долларов, а в Евросоюзе — 3 триллиона евро.

Немецкие ученые уже давно указывают правительствам на Dollarweltbetrug — всемирный долларовый обман. Вашингтон является беспрецедентным в истории фальшивомонетчиком. Профессор Хамер подсчитал, что мировой валовый продукт вырос в 1971–2000 гг. в два раза, а денежная масса в обращении — в 40 раз, 75 % этих бумажных денег в мире составляют доллары. Это форма дани вассалов сюзерену — США. Они хотят сбросить это иго. К этим долларам добавляются 700 триллионов долларовых деривативов. Выплатить эти долги невозможно. Их списать может или крах, или большая война. Война выгоднее олигархату, и потому мир действительно балансирует на грани новой мировой войны. Многое указывает на то, что такую войну выгоднее всего развязать на Украине.

Едва ли стоит доверять оптимистическим прогнозам и заявлениям, что мир вышел или выходит из депрессии. «Это, рыжий, все на публику», — пел когда-то Галич. 4 января этого года отчет МВФ1 вновь предупреждает, что «трансатлантический регион нарастил беспрецедентный долговой пузырь (debt-bubble), больше, чем когда-либо в предшествующие 200 лет. Если в ближайшее время не произойдет массового списания этого долга, то надо ожидать вскоре нового финансового взрыва... Вероятнее всего на периферии Европы или в Турции». Этот вывод совпадает с прогнозами Михаила Хазина, который доказывает, что это системный кризис и он будет длиться не менее десяти лет.

Множатся факты грандиозного по масштабам мошенничества. Немцам Вашингтон то отказывает, то затягивает до 2020 г. выдачу их золотого запаса в 1800 тонн золота. Не хотят даже показать, где оно складировано. Известный агрессивными действиями банк «Голдман Сакс» продавал «золото», выдавая сертификаты на его получение. Оказалось, что у него нет этого золота. Известны скандальные факты, когда, например, банк отказывался платить по сертификатам из-за того, то в нем обнаружились грамматические ошибки. Почему немцы пытаются вернуть свое золото? Потому что хотят застраховаться от ослабления доллара, от гигантской задолженности американцев, наконец, от реальной перспективы развала Евросоюза. России тоже пора вернуть свои золотые запасы и уходить в резервах от доллара. Потому что, печатая все новые триллионы! (не миллиарды) долларов, американское правительство тем самым быстро девальвирует долларовые авуары других стран. Покупательная способность доллара за последние 10–13 лет упала приблизительно в десять раз.

Кризис, начавшийся в 2008 г., не окончился. Более того, он усилил противоречия между Рокфеллерами и Ротшильдами. Рокфеллеры и МВФ защищают доллар, пытаются легализовать мировое правительство и контроль финансовых потоков. Им удалось потеснить Ротшильдов в ФРС. Впервые за столетие конгресс США утвердил акт о введении прямого аудита Федерального резерва, который осуществляет эмиссию доллара. Это акт контроля за Ротшильдами, за частной «лавочкой» — ФРС. В конспирологических источниках существует версия, что президент Джон Кеннеди был убит за то, что подписал распоряжение о частичном восстановлении полномочий Вашингтона в ФРС. Вице-президент на другой день после его убийства отменил это распоряжение.

В нашу эпоху люди забыли Бога, богом стали деньги, деньги являются основным оружием мирового олигархата. Ротшильды замахнулись на «единобожие доллара», намерены вводить в мире «валютное многобожие». И добиваются крупных успехов: Россия и Китай договорились торговать между собой в своих валютах, то же Япония и Китай, Индия и Россия. Теснят доллар и в Южной Америке. Чавес работал над планом единой южноамериканской валюты. Но все это палиативы: деньги остаются бумажными. А сто пятьдесят лет назад в той же Америке люди просто смеялись над бумажками-деньгами. Тогда говорили, что короли платят золотом, джентльмены — серебром, крестьяне — бартером, а рабы оплачивают свои долги бумажными деньгами.

Итак, обостряется соперничество расколовшейся мировой элиты — американских «гегемонов мира» и many changers «менял» Ротшильдов. Их реальные отношения — величайшая тайна, за которой охотятся многие эксперты. Династия Ротшильдов фигурирует в экономике и мировой политике уже несколько веков. Они финансировали такие стройки, как Суэцкий и Панамский каналы, контролируют центральные банки многих стран, в том числе Банк Англии, скупали первые нефтяные скважины Азербайджана и всего Ближнего Востока. Имеются приблизительные подсчеты капиталов Ротшильдов: 500–600 триллионов долларов против 11,5 триллионов Рокфеллеров. Что такое 500 триллионов долларов? Мировой валовый продукт ныне составляет 71 триллион. Это значит, что капиталы Ротшильдов равны стоимости того, что произвело человечество в последние десять лет.

Основатель империи Ротшильдов Amschel Bauer раньше недалекой европейкой знати понял, что деньги — это всесокрушающее оружие, а потому власть. Монополия на кредит и на процент дает не просто власть, а абсолютную власть. Один из многочисленных потомков Амшеля повторил завет деда от 1838 г: «Дайте мне контроль над эмиссией денег нации, и мне станет совершенно безразлично, кто издает законы». Другой его потомок вошел в историю блестящим каламбуром: как-то один из льстецов обратился к нему со словами: «Вы, Ротшильд, король всех евреев». Ротшильд в ответ сказал: «Нет, я еврей всех королей».

Клан Рокфеллеров еще недавно входил в империю Ротшильдов, но, беспокоясь о судьбе США, отстаивая их гегемонию в мире, вышел из повиновения и осуществляет самостоятельную геополитическую стратегию. По мнению А. Фурсова, Рокфеллеры выиграли у Ротшильдов две мировые войны, по их лекалам кроились государственные границы, по их замыслу создавался Евросоюз, разгромлены Югославия, Ирак, Ливия, Сирия и т. д. Вопросов относительно подспудной войны этих двух олигархических группировок очень много и мало ответов. Кто возьмет верх, чей проект мироустройства, Рокфеллеров или Ротшильдов, будет осуществляться? Гегемония США в однополюсном мире — это проект Рокфеллеров, проект Ротшильдов — это стратегия дробления мира на несколько макрорегионов, на создание нескольких валютных зон, таких уже наметившихся как евро и юань. Не исключено, что им понадобятся и другие резервные региональные валюты, например, рубль, а следовательно и особый евразийский регион. Какие из этих двух проектов, кто из стоящих за ними олигархов имеют большие шансы на успех, на победу?

Это предмет глубоких исследований и достоверные выводы будут иметь величайшую геополитическую ценность. На основании имеющихся крайне скудных источников можно предположить, что верх возьмут все-таки Ротшильды. Рокфеллеры на данный момент выигрывают только в сценарии глобальной войны. И не потому, что капиталы Ротшильдов в 50 раз превышают капиталы Рокфеллеров, не потому, что они силы мира и света. Дело в том, что их стратегия следует за объективными процессами в геоэкономике. Она отражает и отрицательное отношение большинства людей планеты к глобализации — американизации. В мировой экономике явно обозначились глубокие противоречия между паразитирующим финансовым капиталом и больной реальной экономикой. Глобальный рынок распадается на ряд региональных рынков. Атлантическому, во многом паразитическому, финансовому рынку ныне реально противостоит тихоокеанский рынок, который в большей степени опирается на крепнущий реальный сектор, в том числе в Европе. Центр мировой экономики со времен Колумба находился в Атлантике, с XVII в. в Северной Атлантике. Ныне он быстро смещается в бассейн Тихого океана. Там же будет и центр мировой политики. Это приветствуют все тихоокеанские нации. Это, однако, становится для США, для правящих атлантистов по обеим сторонам Атлантического океана, проблемой.

Может ли Россия выиграть от этого геополитического сдвига? Да, может и должна. Однако Россия пока очень слаба на наших сибирских и дальневосточных просторах, слабы мы и по плотности населения, и по развитости инфраструктуры, и экономики в целом. Но Россия там чрезвычайно богата природными ресурсами. В мире знают, что десятки полезных ископаемых планеты на 60–80 % сосредоточены в Сибири и на Дальнем Востоке. В мире ожесточенной борьбы за скудеющие ресурсы Россия становится величайшим соблазном. Где выход? В срочном наращивании потенциала на Дальнем Востоке. Наш выход к Тихому океану становится бесценным даром наших предков — землепроходцев, даром казачьих дружин. Как бы его не потерять. Дальний Восток, подобно Калифорнии в США, может и должен стать вторым лицом России. Только так мы сможем удержать статус великой державы.

В этой связи встает вопрос, сможем ли мы, опираясь на собственные силы, в ближайшие 15–25 лет превратить наш Дальний Восток в такой же развитый регион как, скажем, Аляска, а лучше бы как Калифорния? Штат Калифорния стал самым крупным в США и по населению (свыше 55 млн человек), и по экономическим показателям, и по политическому весу. Надо оценить обстановку, ресурсы, считать, планировать, срочно действовать. Благо, что в последнее десятилетие лед тронулся: власть осознала необходимость приоритетного развития Дальнего Востока. Если станет ясно, что не успеем, сами не поднимем, то кого приглашать к сотрудничеству, конечно, на условиях российской державы. Кто нам ближе духовно, культурно, этнически? Кому мы и наши потомки смогут больше доверять, иметь прочные общие духовные скрепы, сотрудничать в неизбежной борьбе, а то и войне формирующихся регионов. Либеральный лозунг общего экономического роста, когда «прилив поднимает все корабли», никогда не реализовывался. Формирование регионов неизбежно усилит конкурентную борьбу. Это неизбежная перспектива: мир ожесточенной борьбы между регионами, торгующими внутри в своей валюте, а с другими регионами в золоте. Победит, видимо, региональный протекционизм. Это будет конец ВТО.

Ныне разворачивается грандиозное соревнование глобальных проектов будущего мироустройства. Россия, доминирующая в северной Евразии, обязана иметь свой особый проект, концептуально независимый, позволяющий привлекать к сотрудничеству не только членов Евразийского союза или СНГ, но и нации, располагающие передовыми технологиями, квалифицированными кадрами и свободными капиталами. Таким проектом может стать континентальный проект, основанный на концепции Большой Европы от Лиссабона до Берингова пролива, выдвинутый президентом Путиным в предвыборных статьях и развитый в его Валдайской речи2. Прав политолог Андрей Девятов, указывая на то, что недостойно России выступать в роли «Незнайки» — эмблемы, бездумно выбранной Россией на Всемирной выставке в Шанхае. Наши несравненные просторы и выгодное географическое положение обязывают нас иметь самую передовую науку и искусство геополитики, и многовариантные планы, и конкретные проекты форсированного развития Сибири и Дальнего Востока.

Есть много факторов, указывающих на то, что группировка Ротшильдов берет верх над Рокфеллерами, что в их стратегии многополюсного, или полицентристского мира отражаются объективные тенденции развития. Менялы — Ротшильды способствуют формированию нескольких разноуровневых экономических макрорегионов — полюсов. Каких конкретно, пока определить нельзя. Но есть признаки того, что они приглядываются к планам создания Евразийского союза как возможного противовеса прежде всего Атлантическому сообществу. Натаниэль Ротшильд недавно побывал в России и заявил газете «Ведомости»: «Я вернул Ротшильдов в Россию». Могущественная «British Petroleum» входит в их конгломерат. Российские компании договариваются с ней об освоении Арктики.

Ни Ротшильды, ни Рокфеллеры не благотворители, далеко не светлые силы мира и добра. Их интересы часто совпадают: концептуально обе эти группировки нацелены на ослабление государств и наций. Но на данный момент истории волна агрессий исходит в основном от «американцев» — Рокфеллеров. На их счету способствование развалу СССР, развал Югославии, Ирака, Ливии, гражданская война в Сирии, цепь оранжевых революций от Египта и Киргизии до Украины. Их ставленники рулят в Евросоюзе и в нашем ближнем зарубежье. Необходимо изучать и использовать противоречия между различными группировками. Так как, например, наша дипломатия использовала в сирийском кризисе колебания лондонского Сити — старой резиденции Ротшильдов. Надо внимательно следить за газетой «The Gardian», ставшей рупором Викиликс, Ассанджа и Сноудена.

 

Партнеры, сотрудники, союзники в континентальном проекте

Кого можно было бы привлечь, встань такой вопрос, к сотрудничеству в грандиозных планах освоения Сибири и Дальнего Востока? Мир ныне четко иерархичен: есть центр, полупериферия и периферия. Центр — это пока Атлантика, но он смещается в бассейн Азиатско-Тихоокеанского региона. Полупериферия — это страны БРИКС (BRJCS) — Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка. Да, есть расчеты, согласно которым к 2050 г. их экономики будут давать более 50 % мирового валового продукта. Союз и сотрудничество России с ними ныне более чем своевременны, крайне необходимы в противостоянии агрессии Запада. Но он имеет не более чем тактический вес. БРИКС едва ли сможет обеспечить геополитический противовес Западу, дать альтернативу западному мироустройству. Все эти страны так или иначе ориентируются на Запад, на его рынки, используют его научные достижения и технологии, поставляют сырье, размещают западные компании. И что особенно плохо — эта группа стран не имеет общей идеологии, нет цивилизационных скреп. Она не смогла выдвинуть какой-либо альтернативы неолиберализму. Среди этой пятерки стран уже есть серьезные противоречия, например между Индией и Китаем. К тому же они не проявляют желания вкладывать капиталы в России, особенно в отдаленных северных наших регионах.

Другим возможным союзником и сотрудником являются страны Среднего и Ближнего Востока, располагающие огромными свободными капиталами. Но не кадрами, не техникой и технологиями. Евразийцы резонно настаивают на укреплении традиционных дружественных отношений с мусульманским миром, в первую очередь с Ираном, вплоть до политических и военных союзов. Но что означало бы создание с ними общего экономического региона и общего рынка? Неизбежно возникнет угроза нашему цивилизационному воспроизводству, сохранению национальной идентичности, национального самосознания. Это путь втягивания России в третий мир, в многонациональность, в мультикультурализм, в постепенное замещение русского населения и Православия многомиллионными потоками иммигрантов. И это будут не сотни тысяч иммигрантов из, скажем, 7-миллионного Таджикистана, 5-миллионной Киргизии и 27-миллионного Узбекистана, а десятки миллионов из 180-миллионного Пакистана, 150-миллионного Бангладеш и т. д.

Намечая пути развития для будущих поколений, нельзя ставить во главу угла экономику, ВВП, прочие экономические показатели и «экономизмы». Этим грешат и либералы, и марксисты. Это фундаментальная ошибка. Демография, рост и качество народонаселения, напротив, являлись, как показывает история, ключом к будущим успехам и победам потомков. «Экономизмы» — это не более чем одно из средств, это инструменты. Цель же всегда была сохранить, сберечь народы, их культуры, их своеобразный образ жизни, общую, наконец, среди соседей цивилизацию.

Угроза исчезновения многих ныне великих народов вполне реальна. Одни народы вымирают, другие возникают и быстро размножаются. История не сохранила даже имен очень многих, некогда блистательных народов. Те, которые мы знаем, сохранились в памяти только благодаря Геродоту. Вымирают прежде всего те народы, которые потеряли национальную самобытность. Они стали удобрением, или как говорил Столыпин, «навозом» для новых, более пассионарных народов. Поздние выродившиеся римляне не хотели не только защищать родину, но и заводить детей. Европейцы, и западные, и восточные, могут повторить их печальный путь, путь вымирания. Подсчитано, что еще сто лет назад европейцы — белые люди составляли 25 % населения планеты, а вместе с переселенцами 36 %. В наше время их доля упала до 10–12 %. Некоторые демографы доказывают, что европейцы составляют не более 7 % населения планеты. А ведь всего век назад русские и немцы, например, имели самую высокую в мире рождаемость. На великолепной выставке к 400-летию дома Романовых многие с изумлением узнали, что за четверть века царствования «Николая II "Кровавого" население России выросло со 120 до 180 млн». К началу ХХ в. в России жил каждый седьмой житель планеты, а ныне — только каждый тридцать шестой. Сбережение русского народа из лозунга должно стать стратегическим планом.

Что такое народ? Это совокупность лиц, кровно между собой связанных общностью истории, происхождения и этнопсихологии. Наука этнопсихологии, кстати, незаслуженно загнана на задворки. Что такое цивилизации? Это крупные конгломераты стран с общими определяющими признаками в культуре, языке, религии. Особенно значимы религии. Великие мировые религии ныне определяют контуры основных цивилизаций. Они же вероятнее всего возобладают и в определении границ будущих макрорегионов или, как их называют многие авторы, границ новых импероподобных образований (НИО).

В прошлом году слушал спор евразийца и националиста. Руководил им А. Фефелов из газеты «Завтра». Националист Валяев заявил: «мы проповедуем антиислам, мы правоконсервативный альянс... Россия — это государство русских... Любой ислам — угроза, а не только салафитский». Но это крайне опасный для России альянс. Мы должны противостоять огненной плазме глобального джихада совместно с традиционным исламом, дружить с ним, заключать договоры, доказывая народам, что всемирный халифат — это химера, которая погубит сотни миллионов людей. Валяеву возражал Бовдунов, руководитель Евразийского союза молодежи: «А мы за империю различных этносов при руководящей роли русского народа». Так и хотелось его спросить: кто вам ее дает, как вы обеспечите эту руководящую роль? Неужели забыты массовые погромы русских людей в Таджикистане, нескончаемые притеснения в других восточных республиках бывшего СССР? Три миллиона русских покинули даже Казахстан. В этих бывших советских республиках заканчивается строительство моноэтнических государств. Дело обстоит так, что в речи на Валдае В. Путин заявил, что «если позиция русского большинства будет игнорироваться, то в выигрыше останутся только разрушители России»... Всемирный русский собор в резолюции выступил тоже «против подавления национальной идентичности русских», против попыток «растворить их в новой нации», против изъятия самого слова «русский из всех официальных документов».

И тем не менее следует внимательно изучить перспективу, которую обрисовал Г. А. Зюганов в речи на XV съезде КПРФ. «Воссоздание обновленного социалистического государства и советского народа, — сказал он, — в его исторических границах возможно... КПРФ решает задачу соединения социально-классовой и национально-освободительной борьбы, социалистических идеалов и русской идеи». Но воссоздание советского народа, — многозначительно добавил Геннадий Андреевич, — надо осуществлять прежде всего на базе России, Украины и Белоруссии, на базе СКП — КПСС... Прирост населения обеспечивается исключительно за счет миграции», — отметил он. Он декларировал новое отношение коммунистов к религии: «КПРФ выступает за свободу совести». То есть коммунисты могут и будут участвовать в создании региона, основанного на библейских заветах, на христианской нравственности. Моральный кодекс советского человека — созидателя, коллективиста и интернационалиста основывался, кстати, именно на христианских ценностях.

Итак, сбережение русского народа в каком-либо регионе или империи с преобладанием азиатов более чем сомнительно. Нельзя не согласиться с политологом П. Светенковым, что «Россию изо всех сил тянут в "третий мир", в "евразийство". Тянут не в дальневосточную сверхразвитую Азию, а в ту, где процветают худшие черты азиатчины — воровство, коррупция, будто бы ее у нас самих мало, разложение государственного аппарата, бесстыжая роскошь верхов, безнравственность и прочие язвы. В ту, где попирают лучшие качества — патриотизм, справедливость, солидарность, конфуцианскую честность чиновников». «Народу, — пишет Светенков, — навязывают "евразийский выбор", а себе чиновники и прочие толстосумы выбирают европейское будущее».

В свете этого трудно переоценить значение прочного цивилизационного союза с независимой Украиной. Союз с Украиной — главная общерусская задача XXI века. Украина, к несчастью, валится ныне в бездну хаоса. Почему многие украинцы не только на Западе, но и на прорусском Юго-востоке, стремятся в Европу? Да, они очень плохо осведомлены о положении дел в Евросоюзе и хорошо знают плоды ельцинизма в России. Но не только из-за этого. Их пугает ориентация России на Азию, на Среднюю Азию, их пугают ваххабизм, джихад на Северном Кавказе и малосимпатичные черты азиатчины, которые несут в Россию десятки миллионов мигрантов. Наши люди не улавливают, что это не ислам, не Азия, а люмпен-пролетариат с его всемирными «прелестями». Опасность миграции подчеркнул и В. Путин: «Миграция — новое переселение народов, способна изменить облик целых континентов»3.

Так что же получается: нам надо отгораживаться китайской стеной от народов бывших советских республик Средней Азии и Закавказья? Нет, это было бы ошибкой, трагической ошибкой. Они, по крайней мере, старшее поколение, жившее в СССР, это наши соотечественники и у нас с ними «общая евразийская судьба». Мы обязаны найти новые формы сотрудничества, не обязательно в одном государстве. Нельзя также закрывать глаза на то, что столетнему российскому присутствию в этих новых государствах предшествовали 12 веков жизни в лоне исламской культуры. Молодые люди там плохо знают советское прошлое, не говорят по-русски и воспитаны в духе идеализации исламских веков своей истории. Эти народы в 90-е гг. отслоились от русского цивилизационного ядра. Им внушают, что они исторической судьбой, исламом больше связаны с Турцией, Ираном, Афганистаном. Особенно с Турцией, власти которой усиленно продвигают туранский проект, пантюркизм. Это южная альтернатива нашему евразийству. Новые «элиты», даже в Казахстане, выступают против Таможенного союза и Единого экономического пространства: требуют проведения референдума. Они в меньшинстве. Но надо смотреть в будущее: ротация «элит» неминуемо задвигает на задний план тех, кто родом из СССР, знает и работает на русском языке.

Короче, в результате крупнейшей геополитической катастрофы — развала СССР, возможно волей самого Провидения, «выделилось культурологическое ядро с прочным и абсолютным преобладанием русских» (В. Цымбурский). Отмечу также то, что В. Путин сказал, отвечая на вопросы «Формы неверующего» о составе Евразийского союза: включение в него самых слаборазвитых государств даст «избыточные риски». Их следует срочно исследовать. И дело в первую очередь не в экономической слаборазвитости. Границы бывшего СССР конфликтуют с законами цивилизационной геополитики. Эта наука доказывает, что стабильность и процветание государственному организму дает не обширная территория, не многочисленность населения и даже не высокий жизненный уровень. Главное — лояльность граждан, родство культур, общие исторические корни, язык, религия. Поэтому в центре наших забот должна быть Украина, значительная часть граждан которой оказалась не лояльной.

Первостепенной задача поэтом — убедить молодых украинцев, оболваненных ющенковской пропагандой, что «москали» вовсе не полуазиаты. Их надо увлечь перспективой общего европейского будущего, предложить конкретный континентальный проект освоения Дальнего Востока и Арктики, всей северной Евразии от Рейкьявика до Берингова пролива, до Владивостока. Освоение вместе с немцами, французами, венграми и т. д. Надо доказывать преимущества сближения славянских народов, отсылать к общей истории, к забытому зову «Русской земли», который звучит с каждой страницы «Слова о полку Игореве». Континентальный проект должен быть не только экономическим, но и цивилизационным, защищающим не только славянство, но само христианство, библейские каноны добра и зла.

Замышляемая Путиным Большая Европа, как видится, должна быть христианской, а не Содомом и Гоморрой. Развивая замысел Путина, министр С. Лавров 16 декабря 2013 г. в Брюсселе разъяснил, что в Кремле понимают под Большой Европой от Лиссабона до Владивостока: это долгосрочный интеграционный проект, постепенно сближающий Евросоюз и будущий Евразийский союз. Он нацелен на объединение всей Европы до Урала и далее до Тихого океана, объединение «путем подтягивания конкурентоспособности стран Востока».

Но в Западной Европе преобладают настроения и планы чисто европейской «белой Европы», путем сближения с «этнически и духовно близкой Россией». Особенно популярен замысел «Белой империи», могучей «Державы Северного полушария». Соседние мусульманские государства рассматриваются как дружественные соседи, как лимитрофы, как барьер против анархии всемирного джихада. Такая перспектива ближе украинцам, да и многим русским. Ближе, потому что она отражает цивилизационный идеал. Но в ней могут возобладать расистские настроения, чуждые русским и Православию. Этот проект выдвигают не правительства, а национал-патриотическая оппозиция, многие «евроскептики», противники атлантистов-проамериканцев. С ними надо крепить связи. Они наши союзники, а не Евросоюз. Надо делать акцент и на двусторонние связи с правительствами, помимо брюссельской бюрократии.

Нельзя с порога отметать участие США в континентальном проекте Большой Европы от Лиссабона до Берингова пролива. Нельзя, несмотря на то, что именно атлантисты, главенствующие в коридорах власти в Вашингтоне, объявили войну даже Евразийскому союзу. Госсекретарь Хилари Клинтон поклялась пустить в ход все средства, чтобы предотвратить «ползучее восстановление Советского Союза». Она только повторяет завет геополитиков-атлантистов, талассократов прошлого века: не допускать возникновения в Евразии континентального геополитического противовеса морскому могуществу англосаксов. Тем более их ужасает перспектива оси Париж — Берлин — Москва, континентальный проект совместного освоения Арктики, Сибири и Дальнего Востока. Англосаксы тогда остаются на задворках былой империи. Все это так. Надо смотреть, однако, в будущее на 20–25 лет вперед. Что будут представлять собой Соединенные Штаты в результате кризиса, локальных войн, ослабления доллара, а главное из-за хрупких этнической и социальной структур американского общества? Америка ныне не только перестала быть «сияющим градом на холме», но о ней все чаще говорят, что это новый «Рим в огне». Ибо она не только многонациональное, но многорасовое общество. А это очень серьезный, взрывной, разделяющий фактор. Вспомним, в какой панике власти тушили расовые бунты, самые известные среди которых в Детройте в 1967 г. и в Лос-Анжелесе в 1992 г. Не в пример мягкотелым властям Украины там бутовщиков просто убивали. На подавление бросили отряды не только полиции, но отряды национальной гвардии. С тех пор латентная расовая напряженность только усиливалась. Черные, желтые и белые не питают друг к другу дружеских чувств, едва терпят друг друга. Известный политик Э. Лимонов предрекает, что Америку ждет судьба Южной Африки. Стремительно меняется ее расовый состав: в 2010 г. «латинос» составляли уже 16,7 %, афроамериканцы 13,1 %, азиаты и аборигены 11,7 %, вместе уже 41,5 %.

Подсчитано, что к 2030 г. белые в США уже не будут составлять большинства населения. Во многих штатах они уже меньшинство, в других они покидают «цветные» города и селятся в фешенебельных поселках. Идет процесс расового обособления. Тревогу среди американцев вызывают мрачные пророчества футурологов. Один из них, Г. Селенте (G. Celente), прогнозирует начало масштабной гражданской войны уже в ближайшие годы. К его мнению прислушиваются, так как он предсказал много свершившихся событий, среди которых кризис фондового рынка в 1987 г., развал СССР и т. д. Ему вторит лидер Британской национальной партии Ник Гриффин (Nick Griffin). «Не надо быть пророком, — заявил он, — ясно, что война между коренными европейцами и пришельцами Азии и Африки неизбежна». Средства, которые тратят правительства на мигрантов, он призывает срочно тратить на их «мирное переселение» на родину, на родину их предков. Неспокойно в Америке, особенно в южных штатах, поэтому расовый вопрос стал запретным, в СМИ царят тишь и благодать. Кто его поднимает, объявляется экстремистом. Их число растет. И это не только откровенные расисты типа Грега Джонсона (Greg Johnson), главного редактора журнала Occidental Quarterly. Он прячется от ареста в Ирландии. Но ему симпатизируют очень многие христиане. Известно, что многие видные католические деятели сетуют, что «США так и не стали для них домом».

Планы Грега Джонсона и его сторонников шокируют американцев: он предсказывает массовый исход белых американцев, которые запрутся в северо-западных штатах и на Аляске. «Мы создадим в тихоокеанском Северо-Западе новую Белую Родину», — вещает он. Его спрашивают, чем мотивирован этот «белый сепаратизм»? Он отвечает: «Мы убеждены, что США в их нынешней форме обречены на развал, что для физического выживания белой расы мы обязаны подготовить новую родину»... Ему вторит и известный ученый Г. Ковингтон (Covington Harold): «Ввиду неизбежного взрыва США (inevitable explosion) мы объявляем программу "Северно-Западный Императив"».

Это, конечно, пока голоса радикального меньшинства. Они, тем не менее, — первые трещинки, первые капли в мощной плотине. Надо быть готовым к новой обстановке и на Аляске. В любом из просматриваемых сценариев главные интересы США перемещаются на Тихий океан, просматривается снижение внимания к Европе. Вашингтон готовится к столкновению с Китаем. Китай не намерен уступать Америке главенство в мире и планирует к 2020 г. из мастерской мира превратиться в «научную лабораторию мира», стать мировым лидером в науке и технологиях. Как знать, не исключено, что менее агрессивная, изоляционистская Америка примет участие в континентальном проекте, в проекте от Рейкьявика до Ванкувера и Аляски. Это уже начал предлагать закоренелый враг славянства З. Бжезинский. Можно не сомневаться, что его условия будут примерно такими же, какие выдвинуты Украине при вступлении в «Восточное партнерство». Это гегемония США, их диктат, игра в одни ворота.

Ныне очень много пишут о неизбежности схватки между Китаем и США, так как они объективно уже выступают центрами нового биполярного мира. Упускают, однако, из виду, как маловероятный, сценарий их союза и соучастия в разделе богатств северо-восточной Азии. Этот сценарий иногда называют Chinamerica. На всякий случай и над ним стоит заранее поработать.

Отмечая объективное ослабление США, не будем забывать, что это еще очень мощный игрок, самый пока мощный, всасывающий со всего мира долларовые контрибуции и научные умы. Есть народная мудрость: не рой могилу другому, сам в нее свалишься.

 

Ренессанс голлизма

Итак, вырисовывается картина, что осуществлять континентальный проект Большой Европы и дальнейшего развития Сибири России предстоит или одной, или с помощью только Беларуси, Казахстана и Армении или с Евросоюзом, объединяющим 28 государств. Что? Как?! — возмутится читатель-патриот. С таким хищником, с таким агрессором, с этим лицемером, с этим американским вассалом!? Разве можно верить Евросоюзу и его хозяину Вашингтону? Разве не обещали они простоватому Горбачеву общий европейский дом, не обещали не расширять НАТО на Восток? Разве не они развалили, разбомбили, изнасиловали Югославию? Этого нельзя забыть. Разве не атлантисты дехристианизируют Европу, насаждают гей-культуру, превращают ее в Содом и Гоморру?! Конечно, нет, упаси нас Бог от такого взаимопроникновения. В сотрудничестве в таких проектах как Большая Европа, в стройках века, меняющих лик планеты, нужна будет честность, искренность, солидарность, полное доверие. С атлантистами, которые ныне правят бал в западноевропейских странах, такого сотрудничества быть не может. Да и их в России может устроить только болотная неолиберальная оппозиция. Заявил же председатель Европарламента М. Шульц: «президент Янукович не подписал соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом, так сделаем так, что его подпишет другой украинский президент». И делают, даже с помощью боевиков, многие из которых бендеровцы и нацисты. Атлантисты не терпят возражений. Еще несколько лет назад В. Путин вполне обоснованно подвел итог: «Им не нужны союзники, им нужны вассалы». С тех пор, как он в феврале 2007 г. произнес знаменитую мюнхенскую речь, атлантисты люто его ненавидят. Накал антипутинских страстей еще более усилился после его речи на Валдае. Но к нему, как к лучу света в темном атлантическом гей-царстве, потянулись миллионы европейцев на Западе и на Востоке Евросоюза, в первых рядах евроскептики. Их десятки миллионов. Они требуют или роспуска Евросоюза и запрета деятелям типа Ж. Баррозу занимать государственные должности, или выхода из Евросоюза своей страны. Евросоюз в своем проамериканском обличии не вечен. В нем непременно грядут перемены. Атлантисты со временем будут неизбежно отстранены от руководства. Это произойдет благодаря объективным геополитическим сдвигам. Тем, которые сделают Большую Европу и ее континентальный проект от Лиссабона до Владивостока грандиозным общим делом нескольких поколений европейцев.

Надо отдать должное дальновидности группировки Ротшильдов, начавших заблаговременно осваивать потенциал этого неизбежного сценария. У группировки Рокфеллеров, напротив, уже не хватает сил продвигать свои интересы и в Атлантике, в Европе, и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Свято место не бывает пусто: в Европе быстро нарастает влияние Германии, что очень тревожит Францию. Германия непременно попытается осуществить в Европе свой собственный сценарий, возможно это будет объединение «Средней Европы», старый кайзеровский план Mitteleuropa. Главные заботы и интересы США явно перемещаются в Азиатско-Тихоокеанский регион. В него же устремились и крупнейшие европейские корпорации, потому что рынок США для европейцев сужается. Сужается не только из-за кризиса, но и в результате политики реиндустриализации, проводимой Вашингтоном. Европейские корпорации вынуждены искать новые рынки сбыта. Россия может им дать кратчайший путь в Азиатско-Тихоокеанский регион, может пригласить к сотрудничеству в развитии транспортных артерий и прочей инфраструктуры, а также к освоению природных ресурсов.

Смогут ли евробюрократы-атлантисты в Брюсселе противостоять этой новой ориентации большого бизнеса Европы? Особенно если его поддерживает группировка Ротшильдов? Это не исключено, потому что Великобритания все чаще выступает в авангарде евроскептиков. Ее премьер-министр Камерон настаивает на проведении референдума о выходе страны из Евросоюза. Причины скрываются значительно глубже, чем настроения англичан. Группировка Ротшильдов создает новые валютные регионы, в первую очередь зону евро и фунта стерлингов. Старые атлантические связи, долларовая гегемония мешают этому, а Евросоюз выступает в качестве проводника интересов США в Европе. Не исключено, что немцам удастся его переориентировать.

Чтобы понять, почему Евросоюз испытывает все новые потрясения, надо вернуться к истории его создания, понять его генетический код. Отцом Евросоюза официально считается Роберт Шуман. Он вознесен на Олимп. Он был глубоко верующим католиком, считал целью своей жизни примирить Германию и Францию. Однако из недавно рассекреченных в США документов выходит, что «отцом Евросоюза» был вовсе не Шуман, а госсекретарь США Дин Ачессон. Он пригласил Шумана в Вашингтон и поручил ему «подумать о будущем Германии и Европы». Об этом в Вашингтоне давно думали, задолго до окончания войны. Были разработаны три проекта — президента Ф. Д. Рузвельта, посла Кеннена и госсекретаря Ачессона. Рузвельт считал, что Европу надо оставить в покое, но не допускать ее участия в мировой политике. Кеннен предлагал временную изоляцию Европы с перспективой союзничества с Америкой. Самым радикальным был план Ачессона: постоянное давление на Европу, постоянное присутствие в Европе власти и военной мощи США, конечно «в общих интересах европейцев и американцев». После смерти Рузвельта был принят план Ачессона. О нем коротко сказал лорд Илесен: «America in, Russia out, Germany down».

План Ачессона финансировался Американским комитетом за «Единую Европу». Деньги уже тогда он получал из фонда Рокфеллера. Шуман, которого многие историки называют «человеком без воображения», не понял скрытых целей плана Ачессона. Замысел состоял в том, чтобы нейтрализовать государства Европы неизбежным соперничеством и взаимозависимостью до полного абсурда, оставив Вашингтону роль арбитра. То есть создать нечто подобное Вавилонской башни. Расчет был верным: ныне многие считают, что Евросоюз в экономическом отношении гигант, в политическом отношении карлик, в военном — червяк.

Возможно, этот коварный замысел Вашингтона не понял идеалист Шуман, но его вполне распознал гениальный Шарль де Голль. Он кратко и метко назвал федеративную Европу «самоблокирующим ансамблем», в котором Вашингтон станет внешним управляющим, «внешним федератором». Он был против «отечества Европа», за «Европу отечеств», т. е. за конфедеративную Европу. Это и есть голлизм, поэтому в Европе все чаще обращаются к наследию «последнего рыцаря Европы», к планам генерала де Голля, удивляются широте его взглядов и замыслов, восхищаются его стратегическим умом. Целью жизни де Голля было величие Франции, продолжение ее великой истории, сбережение французской нации, сохранение ее несравненной культуры. Главным препятствием он считал не немцев, а империю англосаксов, ее лидера США. Он искал способы устранения их влияния в Европе.

Де Голль провел во время войны несколько тягостных лет в Англии в качестве главы правительства Франции в изгнании. «Как мне трудно было сопротивляться британской машине, когда ее пускали в ход, чтобы что-либо навязать нам», — писал он. И с благодарностью вспоминал, что в сопротивлении англосаксам он получал «ободряющие знаки» из истекавшей кровью России: «Посол Богомолов давал мне понять, что... Россия осуждает эту политику англосаксов и в крайнем случае сумеет ей противостоять»4. Де Голль протянул руку дружбы другому католику Конраду Аденауэру, канцлеру Германии, государству, с которым воевали его предки и он сам всю жизнь.

Необходимость поддержки возрождающегося голлизма вытекает из его континентальной ориентации. Генерал де Голль был хорошо знаком с континентальной геополитической школой Германии, с трудами Карла Хаусхофера. Этот геополитик обосновал, почему Германия не морская, а континентальная держава. «Западная Европа — это развитая часть незаконченного континентального ансамбля Евразии», — писал К. Хаусхофер. Он пытался убедить Гитлера, что не Англия, а Россия является естественным союзником Германии, ссылался на Бисмарка. «Евразию нельзя задушить, — завещал он, — пока два самых крупных ее народа — немцы и русские всячески стремятся избежать междоусобного конфликта...» Хаусхофер считал, что можно договариваться даже с большевиками, и объяснял Гитлеру это так: ... «они смогли избавить Россию от диктатуры международных банков и космополитического капитала, а это уже очень, очень много». Не убедил он Гитлера, впал у него в немилость. Его сын Альберт попал в немилость американских оккупационных властей и покончил жизнь загадочным самоубийством.

Де Голль знал, как американцы боятся постулатов континентальной школы геополитики. Для него Западная Европа была только полуостровом Большой Европы, естественным противовесом атлантизму и гегемонии империи англосаксов. Он начал создавать континентальный блок, установив союзнические отношения с ФРГ, вывел в 1966 г. вооруженные силы Франции из командных структур НАТО, последовательно улучшал отношения с Советским Союзом. В те годы ему многие указывали на нереальность союза с коммунистами, но он провидчески настаивал, что ни атеизм, ни материализм не свойственны русскому народу, что СССР не вечен, вечна Россия. Прибыв в СССР, он упорно говорил о России, о «La Russie Enternelle». Знаменитую концепцию «Европа до Урала» он изложил в речи 22 ноября 1959 г. в Страсбурге: «Именно Европа, вся Европа, от Атлантики до Урала, определяет судьбы мира». И добавил: атлантистская «идея главенства материального благополучия не может служить надежной основой единства не только Франции, но и Европы». Это значит, что и в наше время Большую Европу не построить на принципах чистого экономизма, неолиберализма, тем более англосаксонского вашингтонского консенсуса.

 

Евроскептики

Голлисты, некоторое время остававшиеся во Франции у власти, постепенно переродились, стали сторонниками сдачи Евросоюзу национального суверенитета. Саркози вернул вооруженные силы Франции в командные структуры НАТО. В народе его зовут «Сарко»-американец. Наследником идеи генерала де Голля становится Национальный фронт Франции. Его основатель и почетный председатель Жан Мари Ле Пен уже многие годы готовит общественное сознание европейцев к выходу из Евросоюза, к созданию нового европейского объединения — Европы наций, Европы отечеств. В нем он отводит особую роль православной России. «В Большой Европе, — писал он, — великий христианский блок, спаянный относительным этническим и духовным единством, будет вполне в состоянии противостоять американской гегемонии, а в будущем, кто знает, и Индии или Китаю»5.

Атлантисты пытаются дискредитировать Национальный фронт Франции, выставляя его экстремистским, профашистским объединением. Но народ Франции видит, что это национальная патриотическая оппозиция проамериканскому режиму. Согласно опросам треть французов готовы поддерживать Национальный фронт и его председателя Марин Ле Пен. Внучка Ж. М. Ле Пена Марин Ле Пен объясняет это так: «Народ Франции устал от ярмарки бездарей и ничтожеств, которые правят великой Францией».

Программа действий Национального фронта содержит 11 целей или «осей» будущей внешней политики Франции. Среди них выход из НАТО, военное и энергетическое партнерство с Россией, а в дальнейшем «стратегический альянс с ней». Вторая ось предусматривает: «совместно с Россией предложить Германии присоединиться и создать тройственный альянс Парижа, Берлина и Москвы». Третья ось: «создать панъевропейский союз суверенных нейтральных государств, включающий Россию и Швейцарию. Турция не будет допущена в этот проект»6. Обратим внимание на «вторую ось»: Национальный фронт намерен договариваться с Германией, предварительно достигнув соглашения с Россией, т. е. опираясь на Россию. Ж. М. Ле Пен, отвечая журналисту Ю. Коваленко в июне 2013 г., вновь подтвердил свою приверженность проекту Европы от Бреста до Владивостока: «Я сторонник так называемого бореального пространства (северного. — прим. Б. К.), которое имеет общие границы и над которым нависла общая угроза». Он имеет в виду прежде всего общую угрозу салафитского исламизма. «Россия без поддержки Западной Европы может потерять Сибирь. А без Сибири, этого величайшего геополитического пространства, исчезнет и Старый Континент», — продолжал он.

Что касается Германии, то позиции атлантистов-проамериканцев там сильнее, чем во Франции. Канцлер А. Меркель рассматривается в кругах патриотов-националистов как креатура Вашингтона. Тем не менее Германия может играть важнейшую роль в континентальном проекте. Немцы, в том числе значительная часть элиты, устали от постоянного давления Вашингтона. Министр финансов Германии Шойбле (Wolfgang Schäuble) это крупный ученый, финансист, один из самых уважаемых в стране политиков. На встрече банкиров во Франкфурте 18 ноября 2011 г. он, объясняя проблемы, несколько раз повторил, что «Германия после капитуляции 8 мая 1945 г. не имеет суверенитета». Интересно, как пресса Германии комментировала это заявление: «ФРГ остается оккупационной зоной союзников, это признал сам Шойбле... Германия должна, наконец, покончить с тирадами ненависти к России». Другой авторитетный в Германии человек знаменитый философ Хабермас (Jürgen Habermas) очень жестко высказался относительно Евросоюза: «Процесс европейской интеграции, который всегда шел без учета мнения народов, наконец, зашел в полный тупик. Политические элиты прячут подобно страусу головы в песок»7. Видимо, поэтому в Германии подспудно разрабатываются различные варианты кардинальной перестройки Евросоюза. Один из них — превращение Евросоюза в полноценное федеративное государство во главе с Германией и минимальным влиянием США. Другой вариант предусматривает сброс всей южной Европы, включая даже Францию. С Германией остаются только австрийцы, чехи, поляки, венгры, прибалты и... украинцы. Евросоюз — проводник политики Вашингтона, напротив, подталкивает Германию платить за финансово слабые страны южной Европы, что должно постоянно обескровливать Германию, удерживать в повиновении.

В Германии большинство опрошенных убеждены, что Евросоюз больше нуждается в Германии, чем Германия в Евросоюзе. Немцы устали нести бремя долгов стран южной Европы. Канцлер А. Меркель напоминает им, что «возможности Германии не безграничны» (nicht unbegrenzt). Согласно данным Eurobarometer от 2013 г. только 48 % немцев считают, что Германия выигрывает от участия в Евросоюзе.

Опросы общественного мнения показывают, что число европейцев, готовых проголосовать за выход из Евросоюза, быстро увеличивается, особенно в странах южной Европы, недовольных диктатом Германии. В Англии их уже большинство. Газета «Гардиан» сообщала, что «если бы референдум проводился завтра, то Англия вышла бы из Евросоюза»8. В мае 2001 г. 68 % англичан еще хотели остаться в Евросоюзе. Против были только 19 %. Бывший премьер Т. Блейр 28 ноября 2012 г. сделал странное заявление: Евросоюз надо поддерживать, но «Соединенное Королевство выживет, только если оно выйдет из этой организации». Нынешний премьер-министр Д. Камерон настойчиво готовит страну к выходу из Евросоюза после референдума, назначенного на 2017 год. Президент Европарламента М. Шульц заявил, что «Камерон ведет опасную игру в тактических целях, ради решения внутренних проблем. Его планы могут привести к дезинтеграции, а потенциально к развалу Евросоюза»9.

Оппозиция считает, что все попытки атлантистов реформировать Евросоюз, превратить его в федерацию, ввести общий бюджет и налоги не будут иметь успеха. Для большинства патриотически настроенных националистов объединение 28 таких разных государств было несусветной глупостью. Марин Ле Пен вообще считает, что Евросоюз агонизирует, что он не более чем «свет угасшей звезды». Конечно, это метафора и мы видим, что творят по указке США евробюрократы на Украине: братская наша страна поставлена на грань гражданской войны. Однако если оценка М. Ле Пен метафора, то очень символическая, возможно, пророческая. Надо исходить из того, что Евросоюз еще проживет некоторое время, но он будет все чаще и все болезненнее испытывать разноплановые потрясения, новые кризисы. Никогда еще великая идея европейского единства не сталкивалась с таким количеством смертельно опасных вызовов.

Широко известный французский ученый и политик, автор концепции «Евросибири» или «Державы Северного полушария» Г. Фэй (G. Faye) опубликовал «Воззвание к молодым европейцам». Привожу выдержки из него: «Для нас общим и главным врагом являются те, кто конкретно, физически под знаменем ислама нас оккупируют, колонизируют и заселяют. Что касается общего противника, того, кто стремится ослабить нас, господствовать над нами, то это Соединенные Штаты Америки, объективно они союзники вышеназванного врага... Надо через Интернет создавать сеть единомышленников, осуществлять "стратегию кобры". Сеть должна покрыть всю Европу, и Португалию, и Россию, готовить европейцев к прыжку, когда наступит хаос».

Призыв Путина строить Большую Европу, включающую Евразийский и Европейские союзы, находит поддержку и у части правящей элиты европейских стран. А. Меркель стала напоминать европейцам, что «мир переходит к многополюсной валютной системе». Возглавлявший многие годы Германию канцлер Г. Коль при встрече с Путиным заявил, что «без России у Европы нет будущего». Люди такого калибра не склонны делать многозначительные заявления, если не складываются объективно новая обстановка, новое соотношение сил, Колю вторит Г. Д. Геншер, 18 лет бывший министром иностранных дел ФРГ. Его и Коля считают объединителями Германии. Геншер опубликовал 18 мая 2012 г. статью, озаглавив ее «Не конфронтация, а союзничество с Россией». В ней он пишет: «Все это и решение больших проблем нашего времени возможно только совместно с Россией и ни в коем случае не вопреки ей». Прислушается ли новое правительство Германии к его мнению? Поймет ли, что взрывную ситуацию на Украине надо устранять вместе с Россией, отмежеваться от США и их союзников поляков, литовцев и прочих прибалтов. Даже комиссары Евросоюза стали одергивать зарвавшихся проамериканских марионеток в прибалтийских странах.

Итак, наметился взаимный дрейф Западной Европы и России. Наши нефте- и газопроводы создают костяк будущей Европы до Тихого океана. Это понимают деловые круги: северные и южные потоки газа превращают Россию в энергетическую и торговую магистраль Евразии, в альтернативу транспортной монополии морских англосаксонских держав. Эксперты геоэкономики, специалисты по проблемам «экономики больших пространств» работают над конкретными аспектами континентального проекта в Арктике, в Восточной Европе, в Сибири, на Дальнем Востоке. Расчеты показывают, что некогда доминировавшие трансатлантические связи слабеют. Парадокс Германии, например, очевиден: 58 % ее внешней торговли приходится на Евросоюз, 39 % на страны зоны евро. 75 % экспорта Германии приходится на Большую Европу, включая Россию. На очередном саммите «Россия — Евросоюз» 28 января 2014 г. президент Путин внес предложение о начале экспертного диалога о формировании зоны свободной торговли между Евросоюзом и ЕврАзЭс. Это был бы еще один практический шаг в неизбежном становлении Большой Европы. Но Вашингтон не позволит этого Евросоюзу. Надо действовать по двусторонним связям, в обход Евросоюза.

Важную роль в этом процессе могут играть бывшие социалистические страны Восточной Европы. Не оправдались их надежды в связи с вступлением в Евросоюз, они протестуют против директив, отправляемых из Брюсселя, так как они все более ограничивают их суверенитет. В общественном сознании распространяется убеждение, что Евросоюз — это придаток США. Многие руководители обращают ныне взоры к России и к Беларуси. Премьер-министр Венгрии Урван налаживает связи с Казахстаном. Атлантисты играют на русофобии, но без успеха, напротив, порой наблюдается даже ностальгия по социалистическому прошлому.

Новая Россия, Евразийский союз могут дать европейцам не только и даже не столько экономическую альтернативу, сколько духовно-нравственную. Атлантистская либеральная Европа глубоко поражена гей-культурой, педофилией, детской порнографией и прочими «прелестями» падшей цивилизации. В США уже заключено 2 миллиона однополых браков. В то же время в 9 штатах гомосексуализм уголовно наказуем. В Евросоюзе уже в 14 странах население вымирает и, тем не менее, в 13 странах легализованы однополые браки, вводят в обиход понятие не мама и папа, а родитель № 1 и родитель № 2. Общины гомосеков, лесбиянок и прочих извращенцев растут как грибы. Их лобби — это гендерный фашизм, и он во властных структурах набирает силу. Запрет в России пропаганды среди детей гомосексуализма шведский министр образования назвал «мерзостью». Стираются понятия добра и зла, света и тьмы, попираются библейские нормы нравственности, на которых выросла и процветала Европа.

Защита христианских ценностей обещает стать государственной идеологией России и Евразии. В СМИ Европы Путина уже часто величают «создателем крепкой христианской нации». Есть шанс, что наша страна вновь станет островом спасения, маяком во мраке декадентства, столпом рехристианизации. Эта идеология может стать даже более привлекательной, чем идеи социализма. Если состоится симбиоз с ними, то национализм европейских народов окончательно станет левым, конструктивным. Континентальный проект станет планетарной альтернативой атлантизму, наступательным проектом спасения человечества. В нем защита наций соединится с защитой их государств. Пришло время дать отпор русофобии, вести ценностно-идеологическую экспансию, считать ее наравне с военной и экономической мощью важнейшей составляющей российской геополитики.

Контрнаступление уже началось. Это борьба с ювенальной юстиций, это защита семьи в союзе с исламом и другими светлыми религиями. Сбудется предсказание Чаадаева: «Провидение создало нас слишком великими, чтобы быть эгоистами... и поручило нам интересы человечества. Мы призваны обучить Европу множеству вещей, которые ей без этого не понять... Не смейтесь, вы знаете это мое глубокое убеждение» (из письма И. С. Тургеневу).

В Евросоюзе идет духовная битва. Запад разделен под флагом постмодернистского гей-фашизма. В этой статье хотелось показать, что у России на Западе много друзей и потому исход этой битвы вовсе не предрешен. Поэтому недопустимо заявлять огульно, что «Запад это античеловеческое, антихристово пространство»... (Максим Шевченко)10. Еще более резко, одномерно, без нюансов пишет о Западе геополитик евразийства А. Дугин.

 

Планетарные стройки

Концепции Большой Европы, стройки континентального проекта находят широкий, часто восторженный отклик в Евросоюзе особенно среди профессионалов, среди «экономистов больших пространств». Особенно ценны те их отзывы, в которых есть конструктивная критика. В шведском исследовании «Экономика будущего: взрывая лед для развития Арктики» обоснованы опасения, почему проект Большой Европы не осуществим в рамках «либерально-монетаристской спекулятивной системы»11. И действительно, призывы Путина к пугливому европейскому крупному бизнесу вместе осваивать Сибирь не находят ожидаемой поддержки. Он боится рисков в далекой Сибири, ему нужны прочные гарантии. Их может дать только мощный государственный сектор России. А правительство России намерено и дальше вести крупную приватизацию. Вклад России в развитие Сибири и дальнего Востока можно обеспечить только за счет природной ренты, которая должна быть возвращена народу. В коде частного капитала России, в коде олигархата уже прочно заложен импульс бегства в оффшоры. Даже дефолт на Кипре их ничему не научил. Опыт всех высокоразвитых экономик доказывает, что высокотехнологичные и наукоемкие отрасли и капиталоемкую инфраструктуру создавали не частники, а государства.

Планов у нас на Востоке такое «громадье», что нужен мобилизационный проект, напоминающий по размаху и напряжению народных сил индустриализацию 30-х годов. Сделаны первые шаги. Создана госкорпорация для развития Сибири и Дальнего Востока, есть федеральная целевая программа «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья». Планируется связать железной дорогой тихоокеанские порты Китая и России с Евросоюзом. В ноябре 2013 г. Путин подписал с обеими Кореями 17 соглашений о строительстве портов, дорог, железнодорожных магистралей, газопроводов через Северную Корею. Соглашение «Евразийская инициатива» президент Южной Кореи назвала «началом новой Евразийской эры», этапом в создании нового «шелкового пути» из Кореи через Россию в Западную Европу. Надо учитывать, что и Китай ведет строительство железной дороги из Урумчи (Западный Китай) через Казахстан, Узбекистан в Иран, в Закавказье и в Турцию. На своем юге Китай строит дороги в Бирму, Индию и Пакистан.

Это конкуренты евразийского сухопутного моста через Сибирь. В Европе и в США профессионалы-энтузиасты работают над различными вариантами континентального проекта, который должен изменить сам лик планеты. Интегрированные варианты предусматривают строительство не только железных дорог, но и десятков высокотехнологичных городов, комплексной инфраструктуры третьего поколения, автострад, нефте- и газопроводов, рудников, сетей электропередач и т. д. Знаменитая Транссибирская магистраль — это гордость русского народа, памятник его величию. Она построена в конце XIX в. без применения машин. Ее, однако, предстоит продолжить и модернизировать. Есть замысел в ходе этой модернизации оживить умирающее Аральское море, наполнить его водами Иртыша и других сибирских рек. Наполнить так, чтобы не повредить хрупкие экосистемы. Есть планы продолжить магистраль до Берингова пролива, к Анадырю на Чукотке. Это 6000 километров в зоне вечной мерзлоты. Американские ученые тоже строят планы развития Аляски, строительства новых железных дорог к Берингову проливу. Под ним и русские, и американцы мечтают прорыть 100-километровый тоннель, проложить через него железную дорогу. Подсчитано, что эта планетарная стройка обойдется в 70 млрд долларов. Но она даст, наконец, толчок к развитию всей Северо-Восточной Азии, Аляски и Севера Канады. Энтузиастами этих строек выступают большие друзья нашей страны ученые и политики Линдон Ла Руш (L. La Rouch) и его супруга Хельга Зепп Ла Руш (H.Zepp). Есть продвинутые проекты развития северного Урала. Многие факторы делают в наши дни возможным регулярное сообщение между Атлантикой и Азиатско-Тихоокеанским регионом северным морским путем. Среди этих факторов глобальное потепление и строительство атомных ледоколов. Необходимость северного морского пути вытекает из роста грузоперевозок и их относительной дешевизны через Северный Ледовитый океан. Строительство тоннеля Сахалин — Хоккайдо стало бы решающим прорывом в российско-японских отношениях. Строительство и обслуживание этих и многих других кластеров развития потребует возведения многих городов. Все это вкупе будет стимулировать перемещение миллионов семей за Урал, где возникнет растущий спрос на квалифицированную рабочую силу.

Эти грандиозные стройки будущего необходимо последовательно превращать в экспериментальный центр альтернативного мирового развития. Там должны формироваться ценности, свойственные коду народов континентальной Европы. Ценности морской цивилизации — индивидуализм, свобода торговли, спекуляции, паразитизм, гипертрофированная роль финансового капитала — должны уступить место коллективизму, традиционализму, соборности, солидарности. Ссудный процент должен уступить место системе солидарного кредитования, подобно практике русских старообрядцев. Миру неизбежно предстоит отказываться от экономики безграничного роста потребления, эгоизма, гедонизма и переходить к экономике достаточности, к умеренности. Только это может обеспечить сохранение природы посредством разумной коэволюции биосферы, техносферы и социосферы. Это предполагает переход к кейнсианской модели развития, сочетанию государственного стратегического планирования и рыночных механизмов исполнения планов.

Сотрудничество наций в грандиозных стройках Большой Европы может и должно способствовать внедрению в жизнь европейцев принципов солидарности и альтруизма, способствовать единению человечества. Не хочется думать, что человечество способно на это только тогда, когда люди найдут возможность воевать, скажем, с инопланетянами.

Молодому поколению пожелаем крепко верить и трудиться так, чтобы сбылось предсказание американского провидца Эдгара Кейси. На Западе его пророчества считают «безошибочными, потому что он стал орудием высших сил». Он предсказал очень многое, в том числе войны, революции, развал Советского Союза». Но однажды во сне ему привиделось, что «Россия к 2050 году станет центром мира». Да будет так.

 



1   JMF Staff Report by C. Reinhart and K. Rogoff.
2   См. мою книгу: Борис Ключников. Большая Европа Владимира Путина. М.: Издательский дом «Звонница-МГ», 2013.
3   В. В. Путин, статья «Россия: национальный вопрос».
4   Шарль де Голль. Военные мемуары. М., 1960, Т. 2.
5   Hebdomadaire Minute, Decembre, 2011.
6    Интернет сайт НФФ: Frontnational.com
7   Цит. по: New York Time. August 22, 2011.
8   The Gardian, 26 August ,2012.
9   Dean Carroll, Britain’s hostility... In: www.Public Service Europe.com
10  Газета «Завтра», 13 сентября 2013 г.
11  M. Fuchs and Y. Sandmark. Economics of Future. Breaking the Ice on Arctic Development.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная На рубеже цивилизаций Континентальный проект Большой Европы


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва