Вавилов А. И. (Москва)

Йеменские лабиринты

Взятый США и их западными союзниками курс на вмешательство во внутренние дела арабских стран под флагом их «демократизации» и борьбы с международным терроризмом привели к серьезной дестабилизации ситуации в Йемене, который, по оценке американских спецслужб, неуклонно превращался в одну из основных баз «Аль-Каиды» и других исламистских экстремистских организаций в стратегически и экономически важном Аравийском субрегионе.

В январе 2009 г. йеменская и саудовская ветви «Аль-Каиды» под руководством бывших узников американского концлагеря на Кубе — Гуантанамо (пребывание в лагере резко повысило их авторитет и статус) слились в одну группировку — «Аль-Каида  на Аравийском полуострове», что значительно нарастило ее боевой потенциал и создало еще один очаг террористической угрозы (The Washington Post. 30.12.09). В августе 2010 г. ЦРУ назвало эту ветвь организации главным противником США (Известия. 26.08.11). А в октябре того же года новая группировка объявила о создании собственной армии для «освобождения Йемена от западных крестоносцев и их местных агентов-вероотступников» (Lenta.ru 13.10.11).

Эта угроза еще более возросла, когда возникла вероятность завладения боевиками «Аль-Каиды» радиоактивными материалами из национального агентства Йемена по атомной энергии. Из утечек WikiLeaks стало известно, что еще в начале 2010 г. посольство США в Сане со ссылкой на высокопоставленного йеменского чиновника предупредило секретной депешей министерство внутренней безопасности США, ЦРУ, ФБР, а также госдеп о резком ослаблении охраны и выходе из строя систем безопасности в ядерном хранилище этого агентства (Интерфакс. 20.12.10).

Американцы предприняли попытки более активно подключить йеменское руководство к борьбе с «Аль-Каидой» и другими террористическими группировками, однако натолкнулись на весьма прохладную реакцию. Дело в том, что, по мнению российского исследователя П. П. Рябова, «само выживание ... президента Йемена А. А. Салеха в период гражданской войны между Севером и Югом в 1994 г. во многом обеспечили именно исламисты по главе с прошедшими Афганистан полевыми командирами» (Рябов П. П. Йеменская проблема Вашингтона // www.iimes.ru).

Как выяснилось, между Cаной и вожаками экстремистских организаций было заключено негласное «джентльменское» соглашение о взаимном ненападении в условиях, когда страна раздиралась шиитскими мятежниками на северо-западе и сепаратистами на юге. Более того, суннитские радикалы, в том числе ортодоксальные салафиты, имевшие связи с «Аль-Каидой», широко использовались центральными властями для репрессий и подавления шиитов (40 % населения страны).

Многие из ставших безработными и ненужными обществу 60 тыс. ветеранов «горячих точек» в 80-х годах прошли школу джихада в Афганистане и по возвращении были встречены как герои (The Washington Post. 11.02.10). Эти «герои» время от времени совершали налеты на местные тюрьмы для освобождения своих сотоварищей и соплеменников. В ходе одного из них в июне 2006 г. было освобождено сразу 23 каидовца (Arab News. 20.06.10).Такие «целевые рейды» на йеменские тюрьмы продолжались и в дальнейшем. 

Американцам же уклончивость йеменцев была представлена как следствие «нехватки средств» для сотрудничества в этой сфере (The Washington Post. 25.09.08).

После многократных нападений исламистов на американское посольство в Сане в 2008 г. США пришлось принимать дополнительные меры. По секретной директиве тогдашнего командующего Сенткомом генерала Д. Петреуса, подписанной в конце сентября 2009 г., в район Ближнего Востока и в Йемен в частности были направлены дополнительные отряды американского спецназа (Lenta.ru 25.05.10), на оснащение йеменской армии было запланировано выделение 155 млн долл. (The New York Times. 25.05.10).

В конце декабря 2009 г. йеменская армия все-таки нанесла ряд ударов по базам «Аль-Каиды», которые были проплачены и обеспечены американской огневой и разведывательной поддержкой (Washingtonpost.com 21.12.09). Однако многочисленные жертвы среди мирного населения на месте ударов крылатых ракет с клеймом «Made in USA» имели отрицательный и весьма «долгоиграющий» результат — резкий рост антиамериканских настроений по всей стране, а видеосъемки искалеченных или безжизненных тел детей и женщин тут же появились на всех джихадистских сайтах (The Time. 21.12.09).

Свой вклад в начавшийся ажиотаж внесли и правозащитники: Amnesty International раскопала фотографии, свидетельствовавшие о применении против каидовцев, а заодно с ними и мирных йеменцев запрещенных кассетных снарядов. Вновь США были поставлены в неловкое положение оправдывавшихся. Им пришлось спешно переадресовывать вопросы настырных правозащитников к Сане, хотя было твердо доказано, что удары, в результате которых погибло полсотни мирных жителей (в том числе 14 женщин и 21 ребенок), наносились американскими крылатыми ракетами Томагавк, которых у йеменцев просто не было. Когда этот маневр не сработал, Вашингтон был вынужден заявить, что изначально был против конвенции о запрете кассетных боеприпасов, и она для него не указ (Arab News. 07.06.10).

Аналогичный контрэффект имели и все последовавшие удары по базам «Аль-Каиды». Набирая политические очки, ее руководство объявило о том, что попытка взрыва на Рождество американского авиалайнера была предпринята в отместку за «убийство мирных йеменцев с самолетов США» в декабре 2009 г.

Ряды джихадистов стали пополняться за счет возвращавшихся опытных боевиков из Ирака, а также из Сомали. Тем более что воевать эти «джентльмены удачи» были готовы за весьма скромное вознаграждение всего в две-три сотни долларов в месяц. 
 В январе 2010 г. 150 членов влиятельной Ассоциации богословов Йемена предупредили, что борьба с терроризмом, развернутая Саной при американской поддержке, могла привести к «иностранной оккупации страны» (благо пример Ирака был рядом). А ее глава — шейх А.-М. аль-Зиндани, которого американские спецслужбы внесли во всевозможные «черные списки» и считали духовным отцом самого У. бен Ладена, указал, что «обязательно следует обратиться к джихаду, если в страну вторгаются иностранные войска». (Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (11–17 января 2010 г.) // www.iimes.ru)

Официальная Сана попыталась, было, опровергнуть версию своего «антитеррористического сотрудничества с США», однако утечки из WikiLeaks весьма убедительно подтвердили ее, в еще большей степени подогрев антирежимные настроения. Они осложнили отношения А. А. Салеха с США, несмотря на официальные многословные извинения американцев «за доставленные неудобства» из-за безвинных жертв их контртеррористических ударов и заверения, что «такого больше не повторится» (Arab News. 18.12.10).

Напряженной обстановкой, как всегда, не замедлила воспользоваться «Аль-Каида на Аравийском полуострове», призвавшая 9 февраля 2010 г. мусульман к джихаду и блокаде Красного моря, чтобы воспрепятствовать экспансионистским действиям США. (Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (8–14 февраля 2010 г.) // www.iimes.ru)

А воевать йеменцам было чем: вследствие многовековых традиций и племенной культуры оружие, и, прежде всего, кривой кинжал — джанбия, оставалось непременным атрибутом повседневного мужского костюма. По данным официальной йеменской статистики, в стране имелось более 60 млн единиц вооружения или в среднем по три на каждого гражданина, включая стариков и детей (Lenta.ru 25.05.11). На черном рынке можно было купить широкую гамму амуниции: от гранаты до ракеты, автомата и гранатомета.

Арабские друзья рассказали автору по этому поводу близкий к реальности анекдот: «Йеменец на танке подъезжает к блокпосту. Часовой заученно спрашивает: “Оружие есть?” “Нет”, — так же заученно ответствует путник. “Ну, тогда проезжай”, — дает отмашку стражник».

Похищения людей, в том числе и иностранцев, за выкуп или для сведения счетов оставались обыденным явлением в жизни Йемена. В конце мая 2010 г., к примеру, боевики одного из племен захватили и отправили в «гости» в свою деревню американскую супружескую пару — туристов в отместку за арест и тюремное заключение по приказу центральных властей одного из племенных вождей (Arab News.com  24.05.10).

Преступные элементы всех мастей, разумеется, широко пользовались такими вольготными условиями для наращивания своей деятельности не только в Йемене, но и в соседних странах. Боевики «Аль-Каиды» еще в декабре 2004 г. совершили налет на американское консульство во втором по значению саудовском городе Джидде. На захваченном у них оружии были обнаружены серийные номера министерства обороны Йемена.

По рекомендации американцев, центральные власти ЙАР в начале 2010 г. попытались, было, навести порядок в этой опасной и весьма чувствительной сфере, запретив в административном порядке (соответствующий закон намертво застрял в парламенте) свободный оборот оружия и задержав некоторых наиболее крупных торговцев. Однако кардинально решить эту проблему так и не удалось. Тогда американцы снабдили Сану деньгами, на которые можно было бы выкупить у племен имевшееся вооружение и приостановить его оборот в стране. Результатом оказался лишь резкий взлет цен на него на черных рынках (Asharq Alawsat. 08.02.10). Помощник президента США по вопросам безопасности и борьбе с терроризмом Дж. Бреннан был весьма удивлен и обескуражен, когда на доверительной встрече с президентом А. Салехом увидел одного из местных крупных и потому влиятельных торговцев оружием (Asharq Alawsat. 07.06.11).

В условиях эскалации напряженности в аравийском субрегионе министр обороны США Р. Гейтс был вынужден признать ошибочность и поспешность оценок американских спецслужб о сокращении боевых возможностей «Аль-Каиды». По его мнению, эта организация «успешно обрастала филиалами» и существовала реальная опасность «ее тесного взаимодействия с талибами», что ставило перед США новые, еще более сложные задачи в борьбе с «таким разветвленным и трудно распознаваемым террористическим синдикатом» (The Washington Post. 21.01.10).

Серьезное беспокойство в Вашингтоне вызывали и участившиеся сообщения о сильной засоренности органов политической безопасности Йемена тайными сторонниками «Аль-Каиды», что ставило под вопрос эффективность всех антитеррористических замыслов американского руководства (Asharq Alawsat. 12.02.10).

Опасаясь нарастания внутренней смуты, президент Йемена А. А. Салех, продержавшийся более 30 лет у власти, балансируя и лавируя между различными, часто диаметрально противоположными интересами разношерстных родоплеменных групп, выразил готовность вступить в диалог с членами «Аль-Каиды», если те сложат оружие. 

Такой вполне объяснимый ход йеменского руководителя вызвал в Вашингтоне раздражение и дополнительные подозрения (The Washington Post. 20.01.10). У всех на памяти был нашумевший побег в феврале 2006 г. большой группы причастных к подрыву в 2000 г. американского эсминца «Коул» из «суперохраняемой» йеменской тюрьмы, состоявшийся, как подозревали, не без участия йеменских спецслужб. Многие из них позднее стали видными активистами «Аль-Каиды». В дальнейшем пополнение рядов террористов за счет бежавших из заключения каидовцев происходило весьма часто. Такие инциденты имели место, к примеру, в июне и декабре 2011 г., причем беглецов, тут же растворявшихся в огромной массе недовольных режимом, сепаратистов и религиозных радикалов, всерьез искать никто и не собирался (Lenta.ru 12.12.11).

Кроме того, американцы не могли простить А. А. Салеху освобождения из-под домашнего ареста одного из организаторов подрыва своего эсминца и последовавшего затем твердого отказа выдать его США (The New York Times. 11.01.10).

Действуя, исходя, прежде всего, из внутриполитических интересов, тот же А. А. Салех в самом конце 2010 г. дал команду освободить свыше 400 повстанцев для замирения при катарском посредничестве с северными сепаратистами — зейдитами (ветвь шиизма) (Arab News. 30.12.10). Такой шаг, продиктованный, прежде всего, соображениями упрочения пошатнувшихся из-за племенных распрей позиций правящего режима, вряд ли мог способствовать ослаблению террористической опасности в субрегионе.

Продолжавшиеся попытки силового решения проблемы «Аль-Каиды» также не приносили желаемого результата. В конце мая 2010 г., к примеру, американцы, намереваясь нанести новый удар по одной из ее баз, вместо этого привычным ударом с беспилотника порешили зам. губернатора провинции Маариб с пятью сопровождавшими. Этот чиновник был назначен самим президентом как посредник для урегулирования отношений властей с местными каидовцами, лидером которых был его родственник. По просочившимся позднее в СМИ сведениям, удар по этому должностному лицу, впавшему, как выяснилось, в немилость клана А. А. Салеха, был нанесен отнюдь не случайно, а по наводке столичных властей (Lenta.ru 29.12.11).

Разгневанные соплеменники убиенных в отместку взорвали нефтепровод и схватились с правительственными войсками (Arab News. 25.05.10). Через месяц группа переодетых в военную форму боевиков среди бела дня штурмовала штаб-квартиру сил безопасности в Адене, сумев освободить несколько задержанных подозреваемых в принадлежности к «Аль-Каиде» (Arab News 20.06.10). А покушения на американских и других западных дипломатов следовали одно за другим.

Однако в сложной обстановке явного неприятия в мусульманской среде, да и в самих США, продолжавшихся двух войн в Ираке и Афганистане третья — в Йемене американцам была явно не под силу, поэтому Вашингтону пришлось ретироваться. Как широковещательно заверил президент Б. Обама, «он не желает, чтобы ботинок американского солдата ступил на йеменскую или сомалийскую земли» (The New York Times. 11.01.10). Проблемы Йемена, признала Х. Клинтон, «не могут быть решены только военным путем» (ИТАР-ТАСС. 28.01.10).

А главной из них оставалась почти поголовная бедность (173 место в мире по уровню дохода на душу населения) и безработица 23-миллионного населения страны, 60 % которого составляла молодежь (один из самых высоких показателей рождаемости) (Коммерсантъ-Власть. 19.03.12). По оценке вице-президента ЙАР А.-М. аль-Хади, трудовая неустроенность молодежи была «страшнее «Аль-Каиды» (Asharq Alawsat. 01.12.10). Лишенная в силу стесненных материальных условий какой-либо перспективы на будущее, она поневоле искала ее у исламистов. Ряды местных потенциальных муджагидов пополнялись и за счет еще менее обеспеченных беженцев из соседнего Сомали. Их число в ЙАР за несколько лет возросло с 300 тыс. до 1,3 млн человек (Asharq Alawsat. 01.12.10). Падение цен на нефть, поступления от которой на 70 % поддерживали йеменскую экономику, еще более усугубили ситуацию (Asharq Alawsat. 28.01.10).

Таким образом, мало-помалу Йемен, наряду с Ираком и Афганистаном, становился для США еще одним фронтом антитеррористической войны, требовавшим все больше финансовых вливаний. Если в 2006 г. американская военная помощь этой далекой стране составляла лишь 4,6 млн долл., в 2009 г. на нее было выделено уже 70 млн долл., а в 2010 г. ассигнования на эти цели увечились более чем вдвое (до 155 млн долл.) (Arab News. 16.10.10). В том же году госдеп официально отнес «Аль-Каиду на Аравийском полуострове» к террористическим организациям, что развязывало американцам руки в борьбе с нею разработанными еще при Дж. Буше-младшем «усиленными средствами» (The Washington Post. 20.01.10). На состоявшихся в сентябре 2011 г. слушаниях в конгрессе новый директор ЦРУ все тот же генерал Д. Петреус назвал эту организацию наиболее опасным для США филиалом «Аль-Каиды» (Независимая газета. 16.09.11). Вот почему на 2011 год Пентагон на помощь Йемену запросил уже 250 млн долл., однако этой суммы, по мнению йеменских властей, «было явно недостаточно» (Lenta.ru 04.11.10; Asharq Alawsat. 10.11.10).

Несмотря на наращивание антитеррористического сотрудничества с центральным правительством Йемена, положение с безопасностью продолжало ухудшаться. По этой причине в начале 2010 г. пришлось даже на пару дней закрыть посольство США в Сане. Примеру американских союзников по той же причине последовали Великобритания, а за ней и Франция. Просвета в этой сфере не наблюдалось: в середине декабря 2010 г., к примеру, сотрудники посольства США в Сане подверглись прямому нападению — в их автомобиль неизвестные бросили взрывное устройство (РИАН. 17.12.10).

27 января 2010 г. в Лондоне по инициативе британского премьера Г. Брауна прошла весьма представительная международная конференция по ситуации в Йемене, неуклонно скатывавшемся в категорию «неудавшихся государств». На ней руководство ЙАР запросило у мирового сообщества пятилетний «план Маршалла» в виде явно неподъемной помощи для «ликвидации бедности» в размере не менее 40 млрд долл. (Asharq Alawsat. 28.01.10).

Участники конференции, признавая важность финансовой поддержки йеменского руководства, ограничились лишь созданием международной программы «Друзья Йемена». Реакция вождей йеменских племен на такое решение была вполне предсказуемой — исходя из тяжелого и нередко кровавого исторического опыта региона, они выразили протест против «империалистического заговора за спиной народа» и поклялись не допустить «иностранного вмешательства во внутренние дела страны под видом помощи». (Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (25–31 января 2010 г.) // www.iimes.ru)

Антиамериканские и сепаратистские настроения получили дополнительный накал в ходе беспорядков, захлестнувших Йемен, как и многие другие арабские страны, в начале 2011 г., которые сводили на нет «профилактические» антитеррористические мероприятия и затраты США. В разгар столкновений с оппозицией президенту ЙАР А. Салеху пришлось даже публично покритиковать США и Израиль за разжигание «смуты на Ближнем Востоке». Вскоре, однако, он принес извинения Вашингтону за свои дерзкие высказывания, которые якобы были «неверно интерпретированы» (The New York Times. 03.03.11).

К лету 2011 г. в Йемене вовсю полыхала яростная межплеменная и межконфессиональная война. В конце июня вице-президент А.-М. аль-Хади признал, что власти потеряли контроль над пятью из двадцати провинций страны (Lenta.ru 30.06.11). В южной провинции Абьян (г. Зинджибар), к примеру, еще в мае верх взяли каидовцы, которые во всеуслышание объявили ее «исламским эмиратом» и успешно обороняли все расширявшуюся захваченную территорию от атак правительственных войск. Одновременно оживилось сепаратистское движение шиитов на севере страны (Коммерсантъ-Daily. 29.11.11).

«Это, — с болью оценил министр иностранных дел России С. В. Лавров, — тяжелейшая гражданская война, когда те, кого принято было называть «гражданскими демонстрантами», используют тяжелые вооружения, бомбят или пытаются захватить правительственные учреждения» (www.mid.ru  04.06.11).

В ходе кровопролитных схваток дело дошло до обстрела 3 июня президентского компаунда, в результате которого серьезно пострадали выходившие после молитвы из мечети президент А. А. Салех (было обожжено 70 % тела и пробито легкое) и несколько его сподвижников (Аsharq Alawsat. 01.09.11). Йеменскому руководителю после полученных тяжелых ранений пришлось даже отправиться на трехмесячное лечение в Саудовскую Аравию, что дало повод его противникам потребовать его невозвращения. 

США также отвернулись от своего прежнего союзника в борьбе с террористами и заученно призвали йеменцев к «мирному переходу к демократии» (Аsharq Alawsat. 07.06.11). Примечательно в этой связи заявление йеменского секретаря по общественным связям А. аль-Суфи, который прямо обвинил американцев в подготовке удара по президенту А. Салеху и его окружению (Аsharq Alawsat. 07.06.11).

На юге тем временем развернулись активные боестолкновения между правительственными войсками и отрядами сторонников «Аль-Каиды». Об «эффективности» такой антитеррористической борьбы свидетельствовал инцидент в начале октября 2011 г., когда самолет правительственных сил нанес ошибочный удар по позициям армии на юге Йемена, в результате которого погибли, по меньшей мере, 30 военнослужащих (Газета.Ру 02.10.11).

На таком мрачном фоне американцы предприняли попытки воспользоваться внутрийеменской неразберихой, чтобы нанести дополнительные удары по исламистским боевикам с воздуха (The New York Times. 09.06.11). Для этого они даже собрались строить в зоне Залива секретные авиабазы для беспилотников (Lenta.ru 15.06.11). В конце апреля 2012 г. Белый дом одобрил продолжение ударов с беспилотников в Йемене, не считаясь с людскими потерями. По заявлению официальных представителей США, «американским контртеррористическим силам будет разрешено наносить удары по людям, если станет известно, что они замышляют теракты против США, даже если американской разведке и не удастся узнать их имена» (Интерфакс. 27.04.12).

Рассчитывать на подготовленные с помощью американцев и на их деньги местные антитеррористические подразделения не приходилось: после вспыхнувших беспорядков многие из них вернулись в казармы, а некоторые подались к каидовцам (Аsharq Alawsat. 07.06.11).

Их ряды пополнялись и за счет заключенных, вырывавшихся на свободу в результате погромов тюрем и других мест заключения, периодически устраивавшихся исламистскими боевиками. В г. Рида, к примеру, в январе 2012 г. они освободили от 150 до 200 заключенных, которые тут же присоединились к мятежникам. Примечательно, что руководил штурмом местной тюрьмы один из лидеров «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» Т. аз-Загаб (Известия. 18.01.12).

Однако определить в условиях общей сумятицы и практически каждодневных ожесточенных междоусобных схваток «кто свой, кто чужой» американцам было весьма затруднительно. Кроме того, ощутимо возрастал риск получения ложной информации от противоборствовавших сторон, которые зачастую умышленно подталкивали американских спецназовцев к нанесению ударов по своим противникам.

Многочисленные жертвы от американских налетов приводили лишь к разжиганию неприязни и открытой вражды к США, на которые исламисты привычно валили всю вину за страдания простого народа.

Удары с беспилотников не всегда бывали удачны и нередко ставили их исполнителей в неловкое положение. Такая промашка случилась в июне 2012 г., когда Белый дом подтвердил сообщения СМИ о ликвидации таким способом второго человека в иерархии «Аль-Каиды» А.-Я. аль-Либи. (Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (4–10 июня 2012 г.) // iimes.ru) А тот, как ни в чем не бывало, уже через несколько дней живым и невредимым вовсю вещал по телевидению и через Интернет.

К концу 2011 г. в Йемене наметился поворот к разрядке внутриполитической напряженности. Вернувшийся в страну президент А. Салех из-за непрекращавшихся массовых протестов и вооруженных схваток был вынужден в ноябре «на время» уйти с поста президента после 33 лет правления и в январе 2012 г. отправиться в США для «продолжения лечения» (Arab News. 29.01.12).

В Москве выход из йеменского тупика видели в скорейшем и полном прекращении насилия, в мирном политическом урегулировании всех спорных проблем на основе широкого национального диалога и согласия, в сохранении единства и территориальной целостности страны. Такая реалистичная и взвешенная позиция была изложена С. В. Лавровым в ходе состоявшейся в конце октября 2011 г. в МИД РФ встречи с представителями йеменской оппозиции (Интерфакс. 21.10.11). Они высоко оценили конструктивную и активную роль России в деле мирного разрешения кризисной ситуации в Йемене и обеспечения ее ненасильственного перевода в русло демократических преобразований (www.mid.ru 20.10.11).

Йеменские власти с благодарностью встретили направленную из России в феврале 2012 г. гуманитарную помощь (свыше 30 тонн различных грузов — палатки, одеяла, продукты питания и другие предметы первой необходимости), отметив ее своевременность и востребованность (www.mid.ru 08.02.12). В трудной и взрывоопасной обстановке не прекращали работу российские медики, самоотверженно оказывавшие помощь нуждавшимся практически по всей стране. В российских вузах проходили подготовку йеменские кадры (www.mid.ru 23.05.12).

Последовательная линия России на содействие восстановлению стабильности и безопасности в Йемене была подтверждена в ходе рабочей поездки в Сану 15–16 февраля 2012 г. спецпредставителя министра иностранных дел РФ по ближневосточному урегулированию, директора Департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ С. В. Вершинина. В ходе состоявшихся встреч и бесед йеменские лидеры дали высокую оценку активной роли России в плане содействия мирному решению стоящих перед страной проблем без вмешательства извне и в соответствии с чаяниями всех граждан (www.mid.ru 16.02.12).

К весне 2012 г. в Йемене произошла единственная за «арабскую весну» договорная смена власти в соответствии с планом, разработанным его арабскими соседями по Персидскому заливу и одобренным Советом Безопасности ООН. Россия вошла в число основных свидетелей и гарантов реализации оформивших его соглашений, подписанных в Эр-Рияде 23 ноября 2011 г. (www.mid.ru 23.05.12). Засидевшийся в президентском кресле на три десятилетия А. А. Салех после долгих проволочек, откладываний и маневров, сопровождавшихся кровавыми столкновениями между его сторонниками и противниками, получил от парламента абсолютный политический и юридический иммунитет от судебного преследования, окончательно сдал бразды правления и, попросив прощения у йеменского народа, отправился на ПМЖ в Эфиопию.

После досрочных выборов президента Йеменской Республики в феврале 2012 г. в стране начался двухлетний переходный этап на основе налаживания межйеменского диалога. Россия вместе с Евросоюзом взяла на себя кураторство этого приоритетного направления для выхода на согласованные самими йеменцами решения по ключевым проблемам их государственной и политической жизни (www.mid.ru 23.05.12).

Достигнутая при международном содействии передача власти не привела к нормализации обстановки в стране, к решению застарелых политических и экономических проблем, и, прежде всего, почти поголовной бедности населения и голода. Страна оставалась расколотой, на юге вовсю орудовала «Аль-Каида», а на севере шиитские сепаратисты. Предводитель «Аль-Каиды» А. аз-Завахири назвал нового временного президента страны А.-М. аль-Хади «американским шпионом» и объявил ему войну (ТВЦ. 22.05.12). К концу мая подрывные действия террористов распространились и на столицу страны — Сану, где во время репетиции торжественного парада по случаю 22-й годовщины объединения Йемена смертник привел в действие пояс шахида, взрыв которого повлек за собой беспрецедентные в новейшей истории страны жертвы: он разорвал на куски почти сотню человек и ранил около 200 (Коммерсантъ-Daily. 22.05.12). Ответственность за это преступление взяла на себя «Аль-Каида на Аравийском полуострове». Выступая перед парламентом страны в апреле 2012 г., министр обороны Йемена М. Н. Ахмад был вынужден с горечью констатировать: «Армия расколота. Две силы борются за власть (сторонников и противников прежнего президента А. А. Салеха. — А. В.), и мы застряли между ними. Каждая из сторон пытается установить свою власть, и “Аль-Каида” с успехом пользуется этим» (Интерфакс. 02.04.12).

Отражением этой борьбы стал еще один весьма показательный вооруженный инцидент, имевший место все в той же Сане 14 августа 2012 г. На сей раз взбунтовались и обстреляли здание министерства обороны подразделения элитной республиканской гвардии и все потому, что не захотели выполнить приказ о выходе из-под командования сына бывшего президента А. А. Салеха (EuroNews. 14.08.12).

Через месяц на улицы Саны вышли более 200 тыс. человек, требовавших лишить А. А. Салеха иммунитета от судебного преследования. А через день в столице было совершено покушение на министра обороны А. Али. (Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (10–16 сентября 2012 г.) // iimes.ru) Ожесточенная борьба за власть и влияние в стране не стихала.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва