Греков В. (Москва)

«Очерки арабской смуты»

Как это было…

 1. «Арабская весна» и ее предварительные итоги

Так называемая «арабская весна», в результате которой в начале 2011 г. посыпались, один за одним, подобно подгнившим копнам сена, вполне стабильные и достаточно благополучные в недалеком прошлом режимы в Тунисе и Египте, обострилась до предела борьба за власть в Йемене, зашатались устои долголетних правлений на Бахрейне и в Сирии, прошли массовые антиправительственные манифестации в Алжире, Иордании, Марокко и Саудовской Аравии, наконец, буквально «из ничего» возникла жестокая вооруженная междоусобица в Ливии, стала одним из главных событий на международной политической арене, а также предметом активных дискуссий в международных СМИ и не только в них.

Было выдвинуто множество гипотез, положений, соображений и идей, вплоть до самых невероятных, однако, как представляется, до сих пор полной картины происшедшего на Ближнем Востоке и в Северной Африке так составлено и не было. Это — дело будущего, возможно, не столь близкого.

Как представляется, одномоментно, в одном регионе, всегда отличавшемся своей сложностью и взрывоопасностью, сложились объективные обстоятельства для кардинальных изменений, если хотите, для завершения определенного исторического цикла длиной в несколько десятилетий, за которым должна будет последовать некая качественно новая историческая фаза.

Во многом аналогичные резкие пертурбации поразили на рубеже 90-х годов прошлого столетия Восточную и Центральную Европу, в результате которых и обрушилась казавшаяся незыблемой и динамично развивавшейся «мировая система социализма». Правда, «арабская весна» характеризуется, на наш взгляд, еще и тем, что к вроде бы спонтанно возникшим внутренним событиям оперативно и достаточно умело подключились внешние факторы, направившие движение арабских масс в нужное им, третьим сторонам, русло, прежде всего путем использования новейших электронных и информационных технологий. Достаточно часто, как в ливийском, йеменском и сирийском случаях, речь шла о прямой дезинформации и информподлоге с целью придать событиям нужную направленность и подходящее цветовое оформление, настроить соответствующим образом международную общественность. Неоднократно западные и региональные телеканалы, особенно часто — печально знаменитый катарский «Аль-Джазира», что называется, «хватали за руку», доказывая лживость их телесюжетов, однако тем все сходило с рук, поскольку, по-видимому, полностью отвечало интересам и замыслам планировщиков и кураторов этих процессов.

Не станем вдаваться в детали событий в Тунисе и Египте, послуживших катализатором общественно-политических изменений во всех углах арабского мира — они, в общем-то, известны, хотя тоже изрядно извращены в СМИ. Дело обычное: «никогда так не врут, как перед войной и после охоты», добавим в нашем случае — и в ходе так называемых «арабских революций». Заметим лишь, что после спонтанного взрыва народного возмущения в спокойном доселе Тунисе далее события, захватывая одну арабскую страну за другой, развивались почти как по нотам, написанным другими людьми и совсем в иных местах.

Волна «арабской весны», докатившаяся до Турции и Ирана, привела к серьезным изменениям в этом важнейшем регионе мира. Свергнуты, причем достаточно легко и просто, два ведущих в прошлом арабских лидера, заметим, вернейшие союзники США и Запада, — Х. Мубарак в Египте и З. Бен Али в Тунисе. Отстранен от своего поста президент Йемена А. Абдалла Салех, гнется под ударами оппозиции и санкциями со стороны США и ЕС режима Б. Асада в Сирии, однако покуда не ломается. Особняком стоит вопрос с Ливией, который будет рассмотрен ниже.

Устояли, во всяком случае, пока, режимы в Алжире, Марокко, Саудовской Аравии, Иордании, Ираке и на Бахрейне, где также начинались массовые народные волнения, не получившие продолжения и подчеркнуто оставленные без внимания западными СМИ. Устояли по различным причинам: кое-где сработала «монархическая солидарность», кое-где, как на Бахрейне, имело место прямое вооруженное вмешательство, кое-где все отложено «на потом». Это также ничего не значит: во всех этих краях сохраняются разнообразные предпосылки, которые можно легко реанимировать и развить, направив события по «тунисскому, египетскому» либо, в крайнем случае, по «йеменскому или даже ливийскому пути». «Твиттерно-эсэмэсовская революция», успешно апробированная на слабой и практически беззащитной Ливии, отныне может быть продублирована в любом, подчеркиваем, в любом другом уголке земного шара. В этом, вероятно, и заключается один из основных уроков «арабской весны».

Интересен факт сохранения режима на Бахрейне, население которого, шиитское в своем большинстве, очевидно не приемлет правления суннитского меньшинства. В данном случае и вовсе имело место прямое вооруженное вмешательство соседней страны — Саудовской Аравии, однако это было воспринято так называемым «мировым сообществом» абсолютно спокойно, скорее одобрительно. Столь же благожелательно взирают и на нынешние попытки саудовцев присоединить к себе Бахрейн (по сути, поглотить его). Еще бы, ведь на Бахрейне базируется V флот США, вот уже несколько десятилетий «защищающий» страны Персидского залива и Аравийского моря от всяческих бед и недругов.

В Тунисе, где на определенном этапе сложилась почти классическая революционная ситуация, и народные массы требовали коренных реформ, включая полную смену режима, правящие круги отделались сдачей перетрусившего президента З. А. Бен Али с кланом его проворовавшихся родственников, сменой правительства и отстранением от управления страной правящей партии ДКО, руководившей ею под разными названиями со времени получения в 1956 г. независимости. В суматохе революционных перипетий погибло несколько десятков человек, в частности полицейские и сотрудники спецслужб президента, некоторые особенно одиозные его родственники. На этом первый этап тунисской революции пока завершился.

В свете разгона дискредитировавших себя в глазах народа спецслужб свергнутого президента Бен Али произошло усиление роли армии, которая не без труда сумела удержать ситуацию и, похоже, будет стараться сохранить свои позиции и в дальнейшем. К тому же, будучи людьми прагматичными еще со времен Карфагена, тунисцы подсчитали свои убытки от «арабской весны» и ужаснулись, осознав, сколь многого они лишились, не получив взамен практически ничего. Время от времени в Тунисе продолжают вспыхивать забастовки и манифестации, однако второго этапа тунисской революции может и не случиться. Тем не менее воспоминания о ней будут служить грозным напоминанием не только для тунисского, но и для других режимов в регионе.

В Египте, если бы не трагическая гибель нескольких сотен человек, все напоминало бы среднего уровня оперетку, единственным, по сути, результатом которой стало отстранение от власти «Раиса» Хосни Мубарака с его семейным кланом и прогнившей правящей партией бизнесменов от политики. После миллионных протестных демонстраций в центре Каира, Александрии и двух-трех других городах страны властью — с благословения западников (американцы даже подослали в Каир своего бывшего посла в АРЕ Ф. Визнера, который быстро убедил Х. Мубарака уйти со всех постов) — прочно завладела египетская армия. При этом главным в ней является отнюдь не министр обороны, формально остающийся первым человеком в государстве, а начальник Генштаба генерал-лейтенант С. Эннан. Он, как известно, в момент начала народных манифестаций в центре Каира прямиком слетал в Пентагон, где и получил конкретные подробные инструкции о своих дальнейших независимых шагах.

В результате египетская армия, всегда остававшаяся «государством в государстве», в условиях народного возмущения и пальцем не пошевелила, чтобы спасти своего главнокомандующего Х. Мубарака, являющегося, кстати, настоящим героем египетской нации, фактически поддержав требование об его отставке. Не следовало бы упускать из вида, что в США никогда не скрывали, что в течение продолжительного времени занимались подготовкой египетских оппозиционеров (так называемое «Движение 6 апреля»), инвестируя в этот проект солидные средства и обучая будущих активистов методике и практике антирежимных действий, так, как это было в свое время проделано в отношении Сербии, Грузии, Киргизии и на Украине.

Ровно такая же программа, кстати, с благословения Госдепартамента США и при его прямом финансировании, многие годы действует против Сирии. Результаты этой работы сегодня очевидны: в авангарде сирийских оппозиционеров, добивающихся падения правительства Б. Асада, идут именно эти люди, а их действия через мобильную связь и Интернет направляют сирийцы, долгие годы живущие в США, Англии и Франции и имеющие соответствующие гражданство и помыслы. Точно так же известные американские НПО готовят кадры для будущих социальных потрясений и в целом ряде других стран, нередко, — под благожелательным взглядом недальновидных или просто компрадорски настроенных властей.

В свете происходящего в арабском мире можно с изрядной долей уверенности предполагать, что от столь резких общественно-политических изменений более всего выиграют группировки местных исламистов. В том же Тунисе они без особых усилий выиграли парламентские выборы, оставив далеко позади все светские партии. И это — в Тунисе, стране, где всегда существовала многопартийность, были достаточно развиты структуры гражданского общества, после почти пятидесятилетнего существования светской системы управления! И не надо заблуждаться: тунисские исламисты будут и дальше наращивать свои позиции в стране, одновременно, в силу объективных для современного мусульманского общества обстоятельств, в их среде будут неизбежно нарастать правые и, нельзя исключать, экстремистские тенденции. Такие времена настали: светские веяния, превалировавшие в арабском мире во второй половине прошлого века, резко сменяются возвратом к религиозному проекту (иногда его именуют «новым халифатом»). Не случайно же в настоящий момент «бал» в арабском сообществе правят известные своей специфической демократией, продвинутой политической культурой и толерантностью монархическо-теократические режимы Саудовской Аравии и Катара.

Эти моменты нашли очередное подтверждение во время парламентских выборов в Египте в ноябре 2011 г. Имеющие немалый и разноплановый опыт политической деятельности египетские «Братья-мусульмане» провели успешную предвыборную кампанию и получили более 40 % голосов избирателей. Более четверти голосов собрала салафитская (ваххабитская) партия «Нур». Таким образом, исламисты уже на первых постреволюционных выборах в Египте (не будем здесь говорить об их прозрачности и честности, этим занимаются вездесущие западники), доказали, что превращаются в главную политическую силу страны, которая непременно станет добиваться избрания и собственного президента, ведя дело к конституционному захвату полной власти в стране. Условия для этого, особенно на фоне явного разброда и шатаний в среде египетских светских сил, дезориентированных обвальным падением одного за другим светских режимов, сегодня для этого имеются.

Что ожидает в недалеком будущем Египет, главную страну арабского мира? Сможет ли египетская армия сказать свое слово и переломить ход событий, как ей это неоднократно удавалось в прошлом? Ведь она существует не сама по себе, но является сколком с египетского общества со всеми его трудностями и особенностями. Не стоит забывать, что в египетской военной среде исламисты издавна пользуются большим, пусть и скрытым влиянием: вспомним хотя бы, что предшественника Х. Мубарака Анвара Садата убивали исламисты, носившие египетскую военную форму...

А пока из Египта поступают сообщения то о взрывах на газопроводах на Синае, питающих сырьем, среди прочих, и Израиль, то о вылазках исламских экстремистов, то о попытках разрушения посольства Израиля в Каире, то о погромах христианских храмов, то о гибели футбольных фанатов. Тем временем египетская дипломатия, бывшая сильнейшей в арабском и в исламском мире, все очевиднее утрачивает свою ведущую в прошлом, в том числе в Лиге арабских государств, роль, которую присвоили и активно используют в своих узкокорыстных целях уже упомянутые Саудовская Аравия и Катар.

На таком фоне, при отслеживании событий в Египте, прежде всего, по телевидению, возникает ощущение, что эта древняя нация с уникальной цивилизацией, позабыв о таких великих событиях в своей недавней истории, как июльская революция 1952 г., национализация Суэцкого канала, отпор тройственной агрессии 1956 г., драма «шестидневной» войны в июне 1967 г., о Высотной Асуанской плотине, об «убуре» (форсировании) Суэцкого канала в октябре 1973 г., откатилась лет на сто назад — прямиком в темное колониальное прошлое.

Достаточно было бы, например, понаблюдать за пребыванием в Каире в марте 2011 г. госсекретаря США Х. Клинтон (не самого, надо признать, сильного и профессионально подготовленного куратора внешней политики США), чтобы прийти к выводу относительно состояния этого крупнейшего арабского государства. Как вела себя там г-жа госсекретарь — отдельный вопрос, ее, как верно подметил один российский политолог, «часто заносит», порой даже складывается ощущение, что мадам Клинтон и определяет внешнюю политику США, не особенно оглядываясь при этом на Б. Обаму. Что касается египетских чиновников, то они держали себя так, что впору было вспомнить о временах, когда Египтом управляли надменные британцы. Во всяком случае, на фоне согнутости и подобострастия египтян перед заурядной американкой египетский хедив, затащивший в XIX в. самого себя и собственный народ в финансовую кабалу, а затем в колониальную зависимость от Лондона, «отдыхает».

Очень хотелось бы здесь ошибиться, но кроме «неоколониализм» иной термин и здесь подыскать сложно.

 

2. Ливийская трагедия

Перейдем к самому показательному и сложному во всех смыслах случаю — ливийскому. Вспомним, как развивались события в те драматические дни.

26 февраля 2011 г. Совет Безопасности ООН единогласно принял «первую ливийскую резолюцию» за № 1970, вводившую санкции против Триполи, лично М. Каддафи и его ближайшего окружения в военной и финансовой области. Тогда много говорилось о том, что это, мол, — «хорошая резолюция», и нужно ей «дать хорошенько поработать».

Оперативно были вскрыты, главным образом, в западных, а также японских банках чуть ли не сто с лишним миллиардов долларов США вкладов ливийского лидера и членов его семьи (по некоторым данным, их суммарная величина к началу 2011 г. превышала 110 млрд долл.). Еще более оперативно было заморожено около сорока миллиардов долларов, из них более 30 млрд — в США, что стало крупнейшей по масштабу подобной акцией в американской истории. Кое-где, в частности в Великобритании, было еще более оперативно конфисковано имущество, принадлежавшее членам семьи Каддафи (в западных СМИ в этот период слышались горькие сожаления в связи с тем, что имя Каддафи имело чуть ли не сорок различных вариантов написания, так что западным оперативникам-финансистам пришлось изрядно попотеть). В этот же период поступала информация о том, что большое множество ливийских денег, объявленных принадлежащими семье Каддафи и официальным ливийским организациям, просто исчезло, уйдя в неизвестном направлении. В этой связи в ряде публикаций на данную тему имела хождение версия о том, что одной из главных причин расправы с М. Каддафи и его семьей явилась именно финансовая составляющая, в том числе в контексте мирового финансового кризиса. Еще бы, десятки миллиардов долларов, неподконтрольных никому и не требующих (и не потребующих) еще длительное время никакого отчета. Мечта любого банкира. Нечто подобное было проделано западниками с деньгами Саддама Хусейна, которые годами крутились непонятно где в то время, когда иракские дети тысячами умирали от голода и болезней.

Какой сегодня век на дворе? Для некоторых членов международного сообщества, похоже, XVIII или XIX — применительно к другим, разумеется.

Что это, если не неоколониализм?

Резолюция № 1970 СБ ООН призывала ливийские власти «уважать права человека, обеспечить доступ международным наблюдателям, обеспечить безопасность всех иностранных граждан и их имущества, обеспечить доставку в страну товаров гуманитарного и медицинского назначения и доступ для гуманитарных учреждений и работников, отменить ограничения в отношении средств массовой информации».

В соответствии с этим положением Совет ООН по правам человека направил из Женевы в Ливию своих представителей для проведения расследования обстоятельств сложившихся в стране, начиная с 17 февраля 2011 г. В эти же дни в Триполи с аналогичной миссией прибыл вновь назначенный спецпредставитель Генсекретаря ООН по Ливии, бывший министр иностранных дел Иордании А. Аль-Хатыб.

Этим международным чиновникам были предоставлены все возможности посетить те места, в которых, якобы, имели место массовые репрессии, расстрелы с вертолетов и самолетов народных демонстраций и т. д.

В первый день своего пребывания в Джамахирии международные представители проявили интерес к поездкам по ее столице и ближайшим окрестностям, тем более, что ситуация в тех краях была абсолютно спокойной. За день до этого многие районы Триполи, где, якобы, были подавлены народные выступления, проинспектировала группа послов, аккредитованных в ливийской столице. Они не обнаружили никаких следов столкновений или, тем более, массовых расстрелов манифестантов. К слову, массовые манифестации в Триполи были, но все они проходили под лозунгами поддержки линии М. Каддафи. Зачем ему было нужно их подавлять?

Через два дня международные чиновники затребовали поездки на более отдаленные расстояния, сделав акцент на желании посетить предместья Триполи, в том числе г. Завия, где на самом деле в конце февраля произошли вооруженные столкновения правительственных войск с бунтовщиками, ряд из которых впоследствии оказались наемниками — египтянами и палестинцами, проплаченными противниками ливийского режима. Такая возможность была чиновникам ООН предоставлена, они проехали по этим местам, проинспектировали все, что им показали, и выразили желание продолжать свою миссию, тем более, что местные власти во главе со своим лидером проявили полную готовность сотрудничать с ними.

Однако вечером того же дня представители женевского Совета были спешно, без каких-либо видимых причин отозваны из Триполи, а спецпредставитель Генсекретаря ООН А.Аль-Хатыб срочно вылетел на Мальту, где он, якобы, должен был встретиться с лидерами ливийских повстанцев. На этом «объективное международное расследование» событий в Ливии представителями ООН было завершено, и к нему больше не возвращались. Сообщений о встречах А. Аль-Хатыба с местными оппозиционерами также не поступало.

Примечательно, что ливийская сторона, выполняя резолюцию № 1970 СБ ООН, провела собственное расследование случившихся в стране происшествий, начиная с 15 февраля, с привлечением к нему местных старейшин и шейхов племен. В результате была собрана и подтверждена следующая информация:

— в самом начале ливийского кризиса 15–18 февраля, когда демонстранты в г. Бенгази, втором городе страны, двинулись к зданиям полиции и властей с требованием освобождения нескольких задержанных накануне за нарушение общественного порядка лиц, местным силовикам был отдан из Триполи приказ не стрелять;

— выстрелы из охотничьих ружей и пистолетов раздались со стороны демонстрантов — некие затесавшиеся в их ряды элементы (по утверждениям ливийских источников, это были местные исламисты, отпущенные в 2009–2010 гг. из тюрем по протекции старшего сына лидера Сейф аль-Ислама в рамках процесса либерализации) стреляли прицельно в полицейских;

— после этого из Триполи поступило второе распоряжение — открывать огонь исключительно по ногам бунтующих, что в ряде случаев не остановило демонстрантов, большей частью — молодых людей 15–18 лет, находившихся под воздействием наркотиков, щедро выделенных теми же ливийскими исламистами.

В результате происшедших на первом этапе на востоке Ливии столкновений (к ним — чем дальше, тем больше — приложили руку некие внешние источники, активно агитировавшие ливийских граждан по каналам Интернета и мобильной связи из Египта, ряда арабских и западноевропейских стран действовать по примеру тунисцев и египтян, провести 17 февраля 2011 г. «день гнева», требуя свободы и демократии.

В результате на первом этапе внутренних столкновений число погибших полицейских и военнослужащих в ряде городов на востоке Ливии, в частности в оплотах ливийских исламистов — городах Дерна и Аль-Бейда, равнялось, а в ряде случае — превышало потери среди «мирных демонстрантов».

В аналогичном духе в те дни высказывались и некоторые послы, аккредитованные в Триполи и волей случая оказавшиеся в Бенгази, а также представители ряда международных НПО, в частности «Amnesty International». Ее сотрудник, проведя три месяца на территории ливийской Киренаики, смог подтвердить информацию лишь о 110 погибших в Бенгази, включая полицейских и военных.

Все эти факты были оставлены без внимания даже в арабском и африканском сообществе, не говоря уже о западных демократиях. В тот момент мировому сообществу в лице США, его союзников по НАТО, а также поддерживавших их руководству Катара и Саудовской Аравии, были нужны не объективные расследования, а обвинения в адрес М. Каддафи, — и чем хлестче и страшнее они были бы, тем больше это устраивало заказчиков ливийской смуты.

В результате тщательного расследования не получили подтверждения и сообщения о фактах «массовых изнасилований», о которых кричали все западные СМИ, равно как и случаи использования режимом М. Каддафи «африканских наемников» (ливийцы — уроженцы южных районов страны, принадлежащие к сахарским и негроидным племенам, всегда охотно и массово шли на службу в части «вооруженного народа»). А вот со стороны повстанцев использование наемников практиковалось достаточно широко. Кроме вышеупомянутого случая в г. Завия, известно множество моментов, когда египтяне и палестинцы за плату воевали на стороне мятежников, а также о случаях в городах Аль-Бейда, Дерна и Тобрук на востоке Ливии, когда людям отрезали головы — в полном соответствии с «почерком» бандитов из «Аль-Каиды». Но подобная информация также была оставлена «объективными международными СМИ» без внимания.

Справедливости ради, следует заметить, что в те дни некоторые западные СМИ нехотя, вполголоса признавали, что «в Киренаике действуют Ливийская исламская боевая группа, Организация «Аль-Каида в странах исламского Магриба» и собственно «Аль-Каида», чьи боевики составляли более 15 % численности вооруженных формирований повстанцев». Сообщалось также, что М. Абдель Джалиль — председатель Переходного национального совета, самозваного органа, присвоившего по указке Запада себе роль «нового руководства страной» и признанного им в качестве такового, «придерживается исламистских взглядов». Кстати, послан в Бенгази он был самим М. Каддафи, который попросил его в качестве руководителя высшего органа юстиции страны разобраться с тем, что произошло на ее востоке, в Киренаике, и предложить вариант выхода из кризиса.

Словом, крики о «преступления ливийского режима против собственного народа» не выдерживают серьезной критики. Как отмечал сайт «Counter Punch», «ложь, использовавшаяся для оправдания войны НАТО против Ливии, превзошла ту, которая была сконструирована для оправдания вторжения в Ирак». Такие организации как «Аmnesty International» и «Human Rights Watch» также опровергли все доводы, использовавшиеся для оправдания военного вторжения НАТО в Ливии. Однако на Западе не хотели никого и ничего слушать, и призывы этих организаций так и остались «гласом вопиющего в пустыне». Решение уничтожить режим М. Каддафи было окончательным и пересмотру не подлежало ни при каких обстоятельствах.

Задержимся на мгновение на той роли, которую в ливийской драме сыграли международные электронные СМИ, медийные сети и телеканалы, прежде всего, катарский телеканал «Аль-Джазира». По результатам интенсивной, плотной обработки общественного мнения в странах Запада, арабском мире и других регионах можно говорить об их прямом, ангажированном участии в «электронной, твиттерной революции», итогом которой стал привнесенный в Ливийскую Джамахирию извне кровавый внутренний конфликт с трагическими последствиям для ее государственности и всего региона.

Особенно усердствовал в январе-марте 2011 г. канал «Аль-Джазира», который систематически способствовал разжиганию в Ливии братоубийственной розни и формированию извращенной картины случившегося там. Грустно было видеть, как СМИ большинства стран мира, не давая себе труда разобраться, что же на самом деле происходит в Ливии, пытаться объективную отражать картину событий, шли по пути наименьшего сопротивления и просто брали целиком сюжеты у «Аль-Джазиры», западных телеканалов, выдавая их за истину. К сожалению, таким примитивным способом работало и большинство российских журналистов, за редчайшими исключениями. А корреспонденты «Аль-Джазиры», находясь в Египте и где-то в Западной Европе, в надрывно-трагическом ключе ежедневно гнали в эфир откровенную ложь и смесь слухов с полуправдой, наполняя его стенаниями о не имевших места «зверских расправах ливийского режима над собственным народом при помощи авиации, артиллерии и пулеметов», без тени стеснения показывали какие-то ролики, снятые Аллах знает где (позже выяснилось, что некоторые из этих шедевров киноискусства создавались на съемочных площадках в Катаре).

Не сильно ошибался полковник М. Каддафи, когда заявил, что «резолюция № 1970 Совета Безопасности ООН впервые в истории человечества была принята на основании телевизионных репортажей». Так сказать, политическое нововведение, своеобразное международное неоколониальное «ноу-хау». Весьма грозный прецедент для всех, особенно слабых, стран в эпоху глобализации и динамичного развития электронных технологий, все активнее и наглее используемых для достижения внешнеполитических целей.

Самое неприятное — это то, что в новейшей истории, по всей видимости, сохранится однобокая, предвзятая, да и просто лживая версия событий, происшедших в Ливии, в ее восточной части, а правды после не доищешься и днем с огнем.

Приведем один пример подобного, плоского и ангажированного видения событий в Ливии, появившийся в серьезной газете «Шарк аль-Аусат» в Лондоне 3 августа за подписью некоего Хусейна Шобокши:

«Мы были свидетелями стремительного развития событий в Ливии, когда после падения египетского и тунисского режимов в Джамахирии заполыхало восстание. Во власти повстанцев оказался весь восток страны со вторым по значимости и населению городом Бенгази. В надежде быстро расправиться с бунтовщиками или, по крайней мере, вселить в них ужас полковник (М. Каддафи) двинул против повстанцев всю мощь своей армии — бомбардировочную авиацию, оружие залпового огня, танки, тяжелую артиллерию. Цветущая страна за считанные дни превратилась в кромешный ад. Пытаясь остановить бойню и прорвать завесу молчания вокруг Ливии, Франция и Катар заявили о том, что режим Каддафи утратил легитимность. Международные организации, политические движения и партии выражали солидарность с ливийским восстанием и наводили с ним коммуникационные мосты. Ряды повстанцев быстро пополнялись офицерами, солдатами, государственными деятелями, политиками, бежавшими от ненавистного режима, который уже испускает дух, и нет никого вокруг, кто выразил бы ему сожаление, сочувствие или симпатии».

Вот такая история с географией. Правдивым здесь является, пожалуй, только термин «мятежники» и еще пассаж о превращении страны из «цветущего рая в кромешный ад», правда, это произошло позднее — в результате бомбардировок авиацией НАТО. Так и хочется повторить вслед за героем одного известного романа из русской литературы: «Вот пример не просто вранья, а вранья от первого до последнего слова».

Хотелось бы привести здесь одну интересную деталь, связанную с взаимодействием Запада с ливийскими мятежниками, а именно: министр иностранных дел Франции А. Жюппе (бывший французский премьер) узнал о признании Парижем Переходного национального совета (ПНС) в качестве «единственного законного представителя ливийского народа» из телевизионных сообщений, поскольку президент Франции (теперь уже бывший) Н. Саркози сделал это, не уведомив собственного министра, чуть ли не на ступеньках Елисейского дворца, обнимая того же самого М. Абдель Джалиля, как незадолго до этого обнимал полковника М. Каддафи, клянча у того контракты в военной и атомной сферах.

В ночь с 21 на 22 февраля 2011 г. в Триполи внезапно дестабилизировалась ситуация, до этого в столице и ее окрестностях все было спокойно. Все началось поздним вечером 21 февраля, когда министр иностранных дел Великобритании У. Хейг, не моргнув глазом, выдал в эфир информацию, согласно которой М. Каддафи «покинул свою страну и летит в Венесуэлу» (по словам британских дипломатов, министр получил эти сведения «из надежных источников и не ссылался на распространяемые в Интернете слухи»). Буквально спустя минуты на ночные улицы ливийских городов повылезали непонятно кто, начались драки, столкновения, поджог полицейских участков, грабеж лавок и магазинов, словом, все шло «как по маслу» — в соответствии с замыслами британцев, американцев, французов и иже с ними. Постреливали в полицейских, вначале из ружей и пистолетов, затем — из автоматического оружия. Полицию, по существу, принудили отвечать огнем из автоматов, а по мере роста давления на нее — и из пулеметов. Ночь была крайне тревожной, жители ливийской столицы вооружались, чем попало, блокировали свои кварталы и сами охраняли свои жилища от вторжения бандитствующих элементов.

Утром 22 февраля улицы и площади Триполи напоминали своих тунисских и египетских собратьев в дни «арабской весны». Расчет, судя по всему, делался на то, что М. Каддафи поймет дружескую подсказку западников (американские представители много раз вслух рассуждали о том, что отъезд лидера из страны мог бы привести к разрешению кризиса) и последует примеру президента Туниса З. А. Бен Али, сбежавшего в Саудовскую Аравию, или, на крайний случай, Х. Мубарака, безропотно сдавшего властные полномочия.

Однако М. Каддафи и не думал покидать свою страну. На следующий день государственное ливийское телевидение показало 22-секундный ролик с лидером, который, выходя из автомобиля и прикрываясь огромным серым зонтом от идущего в Триполи проливного дождя, заявил: «Я нахожусь в Триполи, а не в Венесуэле, не верьте телеканалам, принадлежащим бродячим собакам». Тотчас же все беспорядки в Триполи и его окрестностях, где проживает более трети населения страны, прекратились, как по мановению волшебной палочки. И только на востоке страны, в Киренаике, бандиты, бузотеры и экстремисты из исламистских группировок продолжали при всё возраставшей помощи западников громить всех и вся, накапливая силы для развязывания полномасштабной гражданской войны.

А на Западе все меньше и меньше стеснялись, почувствовав полную безнаказанность в отношении Ливии. Британский премьер Д. Кэмерон заявил о возможности применения военной силы против режима М. Каддафи, а официальный представитель Пентагона полковник Д. Лапан сообщил, что США в связи с событиями в Ливии производят перегруппировку военно-морских и военно-воздушных подразделений, расположенных на базах на Ближнем Востоке. Именно тогда, еще до принятия «второй ливийской» резолюции СБ ООН, на территорию Джамахирии стало поступать оружие, в частности из Великобритании и Катара.

На таком общем фоне и шла работа над «второй ливийской» резолюцией Совета Безопасности, вводящей более жесткие ограничения в отношении Джамахирии. Не изобретая велосипеда, американцы и иже с ними использовали собственный прошлый опыт и стали настойчиво протаскивать через СБ ООН очередное санкционное решение, стержнем которого являлось положение о так называемой «бесполетной зоне», успешно отработанное против Ирака в 90-е гг. прошлого столетия и предполагавшее объявление всего воздушного пространства над Ливией зоной, закрытой для полетов ливийской военной авиации, и уничтожение всех боевых самолетов и вертолетов, поднимающихся в воздух со стороны М. Каддафи.

Примечательно, что еще за два-три дня до этого речи об ужесточении санкций против Ливии не шло, американцы в кулуарах ООН бубнили свое: «пусть поработает хорошая резолюция 1970». И вдруг постпред США в ООН К. Райс, словно сорвавшись с цепи, кинулась в ускоренном порядке обрабатывать членов Совета Безопасности с тем, чтобы срочно согласовать текст «второй резолюции». Откуда и почему такая торопливость, что могло случиться или случилось в Ливии и вокруг нее за эти дни?

Дело в том, что 20 марта 2011 г., в соответствии с решением Африканского Союза, в Ливию для расследования обстоятельств возникновения беспорядков и гибели людей должна была прибыть «Высокая комиссия Афросоюза», сформированная из глав пяти африканских государств во главе с Президентом ЮАР. Ее эффективная работа не входила в планы западников, так как легко могла выявить нежелательные или невыгодные для них факты и обстоятельства, связанные с действиями «повстанцев», склонить общественное мнение Африки, которое тогда еще нужно было Западу, а также некоторых региональных организаций, в сторону М. Каддафи.

К тому же старший сын ливийского лидера Сейф аль-Ислам, то ли чересчур уверовав в способность правительственных сил справиться с бунтом, то ли просто от отсутствия политического чутья, в интервью итальянскому телеканалу заявил, что режим Каддафи способен в течение двух суток восстановить порядок в Бенгази и во всей Киренаике. Надо признать, что в тот момент это было реально: повстанцы, являясь разношерстной и предельно неорганизованной публикой, могли только позировать западным телеканалам, грабить, насиловать и резать головы своим противникам, будучи не в состоянии без прямой помощи НАТО противостоять наступлению верных М. Каддафи войск. Сам ливийский лидер в те дни в одной из приватных бесед заметил, что «не хочет кровопролития, ливийцев и так — всего шесть миллионов на этой земле, посему его люди штурмовать Бенгази не станут, а просто выдавят оппозиционную шушеру к египетской границе, через которую и выдворят ее за рубеж». Такой план в те дни успешно выполнялся под командованием младшего сына лидера, Хамиса Каддафи, его войска без труда взяли г. Адждабию и вошли в предместья Бенгази.

Ввиду возможных кардинальных изменений обстановки дипломатия США добилась-таки принятия Советом Безопасности ООН столь необходимой Вашингтону и НАТО резолюции за № 1973, за которую 17 марта проголосовало 10 стран при пяти воздержавшихся, среди которых были Россия, Китай и Индия.

Ливийцы накануне голосования просили, буквально умоляли членов СБ ООН отсрочить хотя бы на сутки-двое дебаты по новой резолюции, утверждая, что выполнили все требования резолюции 1970 и намерены в дальнейшем конструктивно сотрудничать с ООН. Напрасные хлопоты — решение об усилении давления на Ливию и, фактически, о начале военных действий НАТО против нее скрупулезно проводилось в жизнь. Парадоксально, но ливийская сторона в тот момент даже не имела своего голоса в стенах ООН и Совета Безопасности — страну распинали при прямом участии ее постпреда при ООН А. Шалькама (бывший мининдел Ливии), который быстро сориентировался в изменившейся ситуации и перебежал на сторону Запада и «повстанцев». Многочисленные просьбы Триполи дать въездную американскую визу новым представителям Ливии при ООН Госдепартамент США подчеркнуто оставлял без внимания, предпочитая не осложнять себе дипломатическую жизнь. Не приведи Господь, эти ливийские представители начнут что-нибудь говорить в камеры международных телеканалов или в микрофоны информагентств. А рассказать было что...

Хотя бы о тех щедрых обещаниях, которые Госдепартамент США дал М. Каддафи в 2003 г. в обмен на его отказ от «программ производства ядерного, химического и бактериологического оружия», Что-что, а обещать американцы умеют, об этом знают не только в Африке и Азии, но и некоторые незадачливые политиканы в Восточной Европе, на постсоветском пространстве. Может быть, еще и по этой причине столь жестокой и безжалостной была расправа с ливийским лидером?

Уже на начальном этапе имплементации резолюции № 1973 многие члены мирового сообщества высказывали сомнения в связи с расплывчатостью и двойственностью ее формулировок, а также опасения по поводу применявшихся при этом методов. Однако последующий ход событий превзошел самые мрачные прогнозы.

Западники, поручив волевым решением НАТО выполнять положение о «бесполетной зоне», мгновенно превратили резолюцию № 1973 СБ ООН в «одностороннюю дубину». В то время как ни один самолет за пять месяцев со стороны Триполи не поднялся в воздух, авиация НАТО осуществляла патрулирование, затем — бомбежки, ежедневно наращивая их масштабы, выступив, по сути дела, в качестве одной из сторон внутриполитического конфликта и вмешавшись во внутренние дела суверенной страны, члена ООН, ЛАГ, ОИС, Афросоюза и ДН. Особенно усердствовали французы и англичане, уничтожавшие вначале военные цели (известны случаи, когда они несколько раз поражали один и тот же резиновый макет ливийского танка), затем перешедшие на инфраструктуру, позднее — на гражданские объекты, включая радио и телевидение. Складывалось впечатление, что Н. Саркози очень хотелось похоронить под обломками ливийских зданий малейшие следы получения им 70 млн долл. США от семьи Каддафи (президент А. Г. Лукашенко назвал сумму 100 млн долл.) для финансирования своей избирательной кампании в 2007 г., о чем много говорилось совсем недавно — во время президентской кампании во Франции. Нельзя исключать, что Н. Саркози жестоко мстил М. Каддафи и за отказ приобрести крупную партию истребителей «Рафаль», за попытки закупить такую технику у других поставщиков, в частности России.

Примечателен и тот факт, что бомбардировки территории Ливии начались 19 марта, всего через два дня после принятия резолюции № 1973, причем натовские участники авиаударов успели за это время распределить между собой цели, договориться о взаимодействии, обговорить огромное множество конкретных технических деталей. Столь масштабную, сложную работу провести за два дня физически и технически невозможно, следовательно, эта операция планировалась и разрабатывалась задолго до событий. Не во время ли учений НАТО в 2010 г. отрабатывалось такое взаимодействие, не согласовывались ли авиаудары по Ливии в ноябрьские дни в 2010 г., когда более сорока глав государств и правительств стран ЕС и Африки были гостями М. Каддафи в Триполи на афро-европейском саммите?

Всего, по данным Ливийского общества Красного креста, в результате 22 тыс. авиаударов НАТО «в защиту мирного населения», уже к августу 2011 г. погибло почти полторы тысячи ливийцев, в том числе 400 женщин и детей, более 6 тысяч получили различной степени тяжести ранения, количество беженцев составило более 400 тысяч человек. Были полностью разрушены несколько деревень, практически стерт с лица земли родной город М. Каддафи — Сирт. В целом, жертвы от бомбардировок НАТО намного превысили число потерь собственно гражданской войны в Ливии. Досталось, к слову, от бомбежек и самим ливийским повстанцам, сколько их погибло от «дружественного огня» НАТО, неизвестно, но таких случаев было много. Немало сгинуло в Ливии и британских, французских, американских и катарских наемников, официально признаваемое количество потерь в разы отличается от истинного. Не слишком ли дорогая цена за демократию?

Кто же ответит за потери ливийского народа, разрушение ливийской экономики и инфраструктуры, за бомбежки городов, поселков и деревень, за гибель сотен феллахов, женщин и детей, за применение вакуумных бомб при бомбардировках Триполи? В ООН не слишком торопятся расследовать эти события, несмотря на настойчивые требования ряда стран. Напротив, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, давая оценку происшедшему в 2011 г. в Ливии, фактически выступил в защиту действий НАТО там, заверив, что смена режима «была произведена народом, а не интервенцией со стороны других государств». Он уточнил, что военные действия НАТО в Ливии «проводились в строгом соответствии с мандатом, полученным от Совета Безопасности ООН 17 марта 2011 года». «Мы, — добавил он, — часто обсуждали этот вопрос с генеральным секретарем НАТО, чтобы быть уверенными, что права человека не нарушаются, что жертв среди гражданского населения нет. И думаю, что так и было», — подытожил Пан Ги Мун.

Оценки эти выглядят, как минимум, странными, если не сказать неприличными. Есть и другие точки зрения, находящиеся значительно ближе к объективной реальности и требующие проведения тщательного расследования всех обстоятельств событий в Ливии. Сможет ли здоровая, не утратившая человеческой совести часть международного сообщества в конечном счете добиться истины в этом вопросе?

В конце марта 2011 г. обозреватели начали высказывать предположения о прямых поставках вооружений ливийским мятежникам. 16 апреля начальник штаба оппозиционных войск генерал-майор Абдель Фаттах Юнис (позднее зверски растерзанный своими же союзниками-исламистами, усомнившимися в его преданности их делу) признал, что оружие на восток Ливии приходит с Запада. В июне 2011 г. стало известно о поставках автоматов, пулеметов и ПТРК из Франции. Не отставал от своих западных патронов и работавший против режима М. Каддафи на всех фронтах Катар, перебросивший инсургентам противотанковые ракеты «Милан» и минометы, причем поставив их под маркой «молоко и другие продукты питания». Вот только почему-то канал «Аль-Джазира» предпочел об этой новости не сообщать. Такая вот избирательная телепропаганда, такая оригинальная гуманитарная помощь.

Столь вопиющие нарушения резолюции № 1973 СБ ООН были «мировым сообществом» практически не замечены и «спущены на тормозах». Нарушители международной законности, не получая отпора, с удовольствием двигались дальше. Стали чаще поступать сведения о выброске неких десантных групп военнослужащих Франции и Великобритании, в том числе в ливийской Сахаре, о прямом участии советников из западных стран в военных действиях на стороне местных «повстанцев». В один из дней американский полковник в отставке Дэвид Хант подтвердил телеканалу «Скай Фокс», что «американские военные и агенты ЦРУ находятся в Ливии с начала марта». Добавим, что британцы выгружали оружие для мятежников в порту Бенгази еще в конце февраля, т. е., до принятия СБ ООН «первой» резолюции № 1970, и этот факт был известен многим, но также сокрыт от международной общественности.

Все эти незаконные действия натовцев, а особенно так называемая операция «Сирена» («Русалка») — прямая интервенция со стороны французских, британских и катарских наемников во время высадки морского и воздушного десанта в Триполи 21 августа (местные повстанцы на это не способны по определению), еще ждут своих исследователей. Интересно, что, по информации алжирской газеты «Аль-Хабар», действия мятежных сил в Триполи в тот момент координировал бывший «эмир» «Боевой ливийской исламской группы» Абдельхаким Бельхадж, в недалеком прошлом находившийся в одной из тюрем Джамахирии, а ранее отсиживавший срок за терроризм в известной американской тюрьме Гуантанамо. Позднее этот закоренелый боевик из «Аль-Каиды» стал военным комендантом столицы Ливии. Странных партнеров подобрали себе господа из НАТО, не правда ли?

Впрочем, как уже отмечалось выше, присутствие в Киренаике исламских экстремистов, в том числе воевавших в составе отрядов «Аль-Каиды» в Афганистане, Ираке, Боснии, Алжире и других конфликтных точках, западникам было известно еще в самом начале ливийской смуты. В своем стремлении любой ценой убрать М. Каддафи натовцы по существу прямо сотрудничали в Ливии с теми самыми аль-каидовцами, с которыми их же военнослужащие годами воюют насмерть в Афганистане. К слову, тогда же ливийские мятежники предпринимали конкретные шаги по подключению к своим операциям боевиков, действующих в Чечне и Дагестане, в частности под командованием Доку Умарова.

Как говорится, скажи мне, кто твой друг...

 

3. За что наказали Ливию?

Почему же именно Ливийская Джамахирия с ее лидером М. Каддафи подверглась столь наглому, открытому, прямому нападению со стороны НАТО? Что было сделано такого, чтобы заслужить показательную, жестокую порку от США, стран НАТО, в то время как совсем недавно М. Каддафи ходил у западных демократий в любимчиках, пребывал в ипостаси уникального примера превращения «плохого парня, баловавшегося с ядерным, химическим и прочими видами оружия, в хорошего»?

Ведь ни Тунис, ни Египет, ни Бахрейн, ни даже Йемен, где обстановка была ненамного лучше, а в чем-то, возможно, и похуже, чем в Ливии, не испытали на себе столь наглой, лобовой и беззастенчивой атаки!

В настоящий момент в схожем положении находится только Сирия, против народа которой ополчились, словно по команде, те же самые силы, что свергали и убивали ливийского лидера, вплоть до отдельных личностей типа А. Бельхаджа (он успел стакнуться с сирийскими исламистами из «Братьев-мусульман», организовать в «освобожденной Ливии» (интересно, на какие деньги?) лагерь для подготовки боевиков для Сирии, неоднократно пытался перебросить туда по морю оружие, и все это — без малейших последствий). Что касается убийства М. Каддафи, то, по имеющейся информации, в операции по его отслеживанию и уничтожению приняли активное участие американцы, немцы и французы, чьи бомбардировщики и накрыли ту часть автоколонны, в которой передвигался лидер и его сын Муатасим. Что произошло дальше, можно было увидеть практически на всех телеканалах, включая восторженное «вау!» со стороны некоторых американских представителей и западноевропейских гуманистов. Позднее, услышав реакцию на это преступление в отношении военнопленного со многих сторон, они сменили восторженные вопли на осторожное молчание и отрицание своей причастности к данному преступлению, каковым оно и является. Впрочем, военная операция НАТО в Ливии была свернута буквально в считанные часы после того, как был зверски растерзан М. Каддафи. Что и требовалось доказать: именно уничтожение ливийского лидера было истинной целью вторжения НАТО в Ливию. И заниматься расследованием этого и других происшествий во время военных действий в Ливии в НАТО, по всей видимости, не собираются. Еще бы, эту организацию ждут неотложные дела по дальнейшему распространению демократии в Афганистане, Ираке, Албании, а также в Сирии, Иране, Закавказье, Средней Азии и т. д.

Отныне, с гибелью ливийского лидера, ситуация в североафриканском и прилегающем к нему сахаро-сахельском регионах будет быстро меняться, точнее, уже меняется — в худшую сторону. Подобный пессимизм обоснован многими соображениями, в том числе тем фактом, что М. Каддафи, будучи одним из важнейших стабилизирующих элементов в регионе, использовал в целях, отвечавших истинным интересам его народов, различные методы и средства — от оказания прямой финансовой помощи и экономического содействия до личных контактов, практической работы «на земле» с вождями племен, шейхами, султанами и эмирами. Он неоднократно урегулировал внутренние споры и межплеменные конфликты, успешно выступал в качестве посредника и гаранта достигнутых договоренностей. Никто иной на эту роль, как бы ни критиковали ливийского лидера, нынче не способен.

Можно не сомневаться, что в случае с наказанием Ливии свою роль сыграло множество факторов, прежде всего наличие на ее территории значительных запасов нефти и газа, их высокое качество, легкость добычи, налаженная сеть для доставки нефтепродуктов в Европу, географическая близость к ней.

О важнейшем стратегическом положении Ливии в Средиземноморье и Африке можно особо не распространяться — оно общеизвестно на протяжении последних тридцати с лишним веков. Добавим только, что Ливия всегда была реальными «воротами в Африку» и остается таковой и поныне.

Не подлежит сомнению и то, что маленькую, но политически активную Ливию наказали и за ее бессменного на протяжении последних сорока лет, самостоятельно мыслившего лидера. Разве случайно, что на различных этапах развития кризиса то американцы, то британцы, то французы открыто, не скрываясь, обуславливали завершение бомбежек страны уничтожением лично М. Каддафи?

Таким образом, ливийский лидер и его страна были наказаны за попытки проявлять самостоятельность в политике, экономике и финансах, подавать опасный пример другим, за стремление самому выбирать партнеров, в том числе не из числа рекомендованных Западом, за его призывы внедрить «золотой динар» в расчетах за нефть, создавать неподконтрольные Западу банки, добиваться единства Африки и за многое другое.

Отдельной, возможно, еще одной из главных причин послужило отношение М. Каддафи к НАТО. Лидер всегда резко негативно выступал против этой, «скорее политической», как считают сегодня некоторые недальновидные политики в Европе, организации, критиковал ее силовые действия в Сербии, Косове, Афганистане, ее расширение на восток, включение в ее орбиту постсоветских гособразований. Не добавило сюда позитива его категорическое неприятие линии на присоединение к НАТО Украины и Грузии, его интересные статьи на эту тему, наконец, его однозначная и четко аргументированная поддержка России в ее военных действиях по спасению населения Южной Осетии от грузинского геноцида в августе 2008 г. Помнится, что другие «партнеры и друзья России», которые потом бомбили Ливию, — США, Франция, Великобритания и прочие сбиры НАТО, к этому вопросу подходили совсем иначе.

Натовцы потому, наверное, столь остервенело и безжалостно утюжили бомбами ливийскую территорию, беззастенчиво уничтожая ее мирных граждан, что их лидер громогласно призывал всех арабов и африканцев поднять голос против «превращения Средиземного моря во внутреннее озеро НАТО». Не меньшее недовольство у натовцев и, естественно, Вашингтона вызывали и идеи М. Каддафи о предоставлении мест базирования в портах Ливии для ненатовских флотов.

Теперь, с его уходом, Ливия почти гарантированно превратится в одного из основных партнеров НАТО в Средиземноморье, тем более, что на ее территории находится крупнейшая в прошлом американская военно-воздушная база «Майтига» («Уилус-Филд» в англосаксонском варианте), откуда М. Каддафи вышвырнул американцев в марте 1970 г. (нет ли здесь связи с номером «первой ливийской резолюции» СБ ООН?). Водружение сапога американского солдата на бетонное покрытие этой базы, без сомнения, принималось во внимание при планировании и проведении операции против Джамахирии в 2011 г. А «обновленная и демократическая» Ливия, ведомая уже в настоящий момент ливийцами с американскими и британскими паспортами, равно как и боевиками из «Аль-Каиды», также гарантированно может превратиться во «второе Косово», только еще более удобно расположенное, чем первое, в котором, вдобавок, имеется много нефти и газа.

Есть и еще одна схожесть новой Ливии с Косово — тема наркотиков. О ней поговорим подробнее чуть ниже, здесь лишь заметим, что ворота для широкого потока в Европу и на Ближний Восток через Ливию для такого рода товаров с исчезновением М. Каддафи стали полностью открытыми.

Многое проясняется в событиях в Ливии и вокруг нее при изучении документов, публикуемых «Викиликс». Судя по целому ряду раскрытых американских депеш, дипломатам из Вашингтона давно не нравилась линия М. Каддафи, направленная, в частности, на увеличение национального контроля и доли Триполи в доходах от разработки месторождений углеводородов. Он вынудил нефтяные и газовые корпорации перезаключить контракты на значительно менее выгодных условиях, чем те, на которых они работали прежде. В результате ряд американских и европейских нефтяных компаний были вынуждены заплатить 5,4 млрд долларов в виде авансовых «бонусных» выплат. На очереди стояла «Oasis Group», включающая американские компании «Conoco Phillips», «Marathon» и «Hess», несмотря на то, что они уже выплатили в 2005 г. 1,8 млрд долларов. В американской депеше на эту тему прямо говорилось: «...угроза принудительного пересмотра и перезаключения контрактов создала опасный международный прецедент — новую парадигму для Ливии, которая может получить повтор по всему миру в растущем количестве производящих нефть стран». Еще больше встревожили Вашингтон слова, произнесенные М. Каддафи в январе 2009 г., о возможности «национализации нефтяной и газовой отраслей».

Отдельной строкой идет тема развития Ливией отношений с конкурентами США, в первую очередь Китаем и Россией, подписание с их компаниями масштабных, миллиардных контрактов, в том числе в нефтегазовом секторе, сфере строительства и телекоммуникаций. Сам М. Каддафи, начиная с февраля 2010 г., неоднократно подчеркивал, что в Ливии довольны работой этих организаций и настроены на ее продолжение, возможно, в многостороннем варианте. Подобные идеи ливийский лидер активно продвигал в отношении целого ряда африканских стран, прежде всего тех, где были сильны позиции ливийского капитала.

Есть еще одна версия, о которой вообще никто и нигде не упоминает применительно к ливийскому сюжету. М. Каддафи, будучи разносторонним человеком и настоящим революционером, в последние годы все активнее обращал свои взоры в сторону Латинской Америки, считая, что именно в этом регионе будет решаться, по какому пути пойдет дальше современное общество. Опираясь на особо тесные отношения, М. Каддафи и президент Венесуэлы У. Чавес начали подтягивать на свои позиции других близких им по взглядам латиноамериканских руководителей. Под будущий союз подводилась серьезная материальная база: был оперативно создан совместный ливийско-венесуэльский банк с капиталом в 1 млрд долл. США, велись разговоры о координации работы на нефтегазовом рынке и даже об отходе в будущем от использования американского доллара в расчетах за нефть.

Подобные идеи М. Каддафи усиленно проводил и в рамках Африканского Союза, особенно в плане создания общеафриканской валюты — «золотого динара». Как же столь крамольные замыслы могли понравиться стратегам в Вашингтоне, Брюсселе и Лондоне, политиканам в Париже, Вене и Риме?

Посмотрим, что сулит ливийский кризис народам этого региона, их соседям, да и всему «мировому сообществу».

Ливийский кризис, его генезис и причины, качественно новый — «твиттерный» характер с мощнейшим элементом внешнего воздействия, несомненно, скажется, точнее, уже сказывается на ситуации во всех прилегающих районах, прежде всего в африканских странах сахаро-сахельской зоны. При всей своей экстравагантности, спорности и горячности ливийский лидер, как уже отмечалось, во многих случаях позитивно влиял на конфликтные ситуации в различных частях Африки, порой ему удавалось погасить и разрешить коллизии, возникавшие то там, то тут в этом неспокойном субрегионе. С его уходом в Сахеле и Сахаре, несомненно, предстоят серьезные, драматические события.

Прежде всего после захвата ливийскими «повстанцами» в феврале-марте 2011 г. складов оружия в Киренаике и в условиях фактического отсутствия власти там в соседние страны широким потоком пошло оружие, попадающее к разномастным оппозиционерам и мятежникам, в значительной мере — в руки «Аль-Каиды в Арабском Магрибе». Двинувшиеся через Сахару караваны с оружием потенциально означают появление новых конфликтных точек и реанимирование старых. А уж чего-чего, а этого горючего добра в Африке хватает. Последние события в Мали, Нигере, на юге Ливии служат тому подтверждением.

Особенно опасно то, что с ливийских складов исчезло более 20 тыс. единиц (цифра неоднократно проверена) переносных зенитных комплексов (ПЗРК) различных систем.

Из Ливии пошло оружие, а в обратном направлении движутся наркотики. Режим М. Каддафи вел с наркотрафиком, который приравнивал к атомному оружию, непримиримую борьбу, тщательно координируя ее с западноевропейскими странами и профильными международными структурами. Теперь же наркотики без проблем потекли через Ливийскую Сахару — в Египет и Тунис с их туристами (пока еще), далее в Европу и на Ближний Восток. Вполне может статься, повторим, что Ливия уже в ближайшем будущем превратится в основной перевалочный пункт для транзита наркотиков из других частей Африки, условия для этого складываются чрезвычайно благоприятные.

О другой опасности — взрывном росте африканской эмиграции в Западную Европу хорошо известно. Европейцам будет крайне сложно справиться с потоком нелегалов из африканских стран, в том числе тех, где с января 2011 г. буйным цветом процветает «арабская весна». Это стало очевидно на примере резкого увеличения численности иммигрантов из Туниса, массово атаковавших «передовой» итальянский остров Лампедуза.

К слову, в 2010 г. усилиями М. Каддафи этот феномен был сокращен почти на 90 %, однако теперь ливийский «шлюз» для иммиграции взорван, и счет иммигрантам-африканцам пойдет на тысячи, если не больше. Напомним, что корабли стран-членов НАТО, патрулировавшие ливийское побережье с целью проверки судов, направлявшихся в порты Ливии с различными грузами, неоднократно игнорировали призывы о помощи со стороны нелегальных иммигрантов, шедших на дно со своими утлыми посудинами. Число пропавших — не известно, но кого волнуют какие-то африканцы, убегающие от голода, болезней и нищеты, когда речь идет о расширении «демократического пространства»...

Есть еще один важнейший аспект ливийского кризиса, о котором говорят глухо и немного, — это волшебное слово «вода», точнее, вода пресная, которая для Ближнего Востока, да и других регионов, не менее важна, нежели нефть и газ, особенно на перспективу.

В Ливийской Джамахирии в конце прошлого столетия был реализован гигантский строительный проект, превосходящий по своим объемам египетские и латиноамериканские пирамиды, другие масштабные современные стройки. По сети гигантских труб диаметром более 4 метров к средиземноморскому побережью пошла пресная вода из природных подземных хранилищ в районе Тазербо (центр Ливийской Сахары).

Пресная вода стоимостью всего 37 центов за кубический метр (в любом другом варианте ее себестоимость возрастает в разы, в десятки раз) течет по трубам в районы Бенгази, Мисураты, Сирта и Триполи, к ливийско-тунисской границе. В тех местах, где раньше был только песок да черно-серые камни, зацвели сады, появились трава и цветы, растут всяческие сельскохозяйственные культуры, цветут плодовые деревья, радуют взор раскидистые пальмы. Правда, теперь все это, по-видимому, следует поставить в прошедшем времени.

По приблизительным расчетам, воды в сахарских подземных водохранилищах должно хватить на несколько сотен лет: там ее считают на сотни кубических километров, тем более что вскрыто пока только одно из них.

Добавим, что этот гигантский проект был выполнен без какого-либо участия Международного Валютного Фонда и Всемирного банка — не самый лучший пример для других развивающихся стран. Подобный фактор не мог не приниматься во внимание теми, кто планировал и осуществлял операцию по свержению ливийского режима.

И последний важный, принципиальный момент. История с уничтожением режима М. Каддафи во второй раз, после свержения С. Хусейна, подтвердила неоднократно звучавший вывод о том, что обладание ядерным оружием в современных обстоятельствах является одним из непременных условий внешней стабильности любого режима. Теперь всякий имеющий для этого малейшую возможность будет стремиться создать нечто подобное, например, северокорейской «грязной» атомной бомбе, дабы уберечь себя от натовской или какой-то иной «демократизации». Так или иначе, НАТО и США своими наглыми действиями в Ливии, по сути дела, спровоцировали новый виток процесса распространения ядерного и иного оружия массового уничтожения во всемирном масштабе.

С другой стороны, как теперь будут чувствовать себя правители ближневосточных, да и многих других стран, зная судьбу Х. Мубарака и З. А. Бен Али, бывших верными друзьями США и Запада на протяжении десятилетий? Кто станет доверять подобному союзнику, который не скрывает, что намерен полностью перекроить карту «Большого Ближнего Востока» по своему разумению, далекому, надо сказать, от понимания особенностей и специфики этого региона?

В этой связи вызывает удивление та старательность, с которой правители Саудовской Аравии и Катара выполняют указания Запада, громят своих арабских соседей и братьев, насаждая при помощи дурной силы темные и отсталые формы ислама. Неужели они не знают или просто забыли, что на американской карте «Большого Ближнего Востока» вместо Саудовской Аравии нарисовано три образования?

Удивляет и позиция Европы. То ли не понимая, что их же, европейскими руками у них под боком, на южном побережье Средиземноморья создается новая, опаснейшая кризисная зона, выгодная прежде всего американцам (и то на определенное время), в очередной раз рассчитывающим «отсидеться за океаном», то ли в надежде получить в свое эксклюзивное распоряжение нефтегазовые месторождения в Ливии, с помощью которых решить свои топливно-энергетические проблемы, особенно на случай обострения ситуации вокруг Ирана, европейцы действуют в полном соответствии с планами Вашингтона, чуть ли ни радуясь этому. В случае с Ливией американцы, отдав ведущую роль в проведении военных операций против режима М. Каддафи англо-французам, выглядят подобно опытному, матерому рецидивисту, который вкладывает в руку молодого, неопытного преступника финку, чтобы «повязать его кровью» и в дальнейшем использовать, как захочется.

И еще одна небольшая история. Во второй половине февраля 2011 г., когда на Западе лихорадочно и алчно разыскивали авуары М. Каддафи, когда натовские планировщики уточняли места нанесения будущих авиаударов по ливийской территории, когда в Париже и Лондоне направляли в Бенгази оружие и советников, когда в других странах вяло выражали надежду на «внутриливийское политическое разрешение кризиса», в небольшом ливийском городке Рас-Лануф (800 км. юго-восточнее Триполи) возник сильный пожар. Убегавшие из него мятежники подожгли большой склад нефтепродуктов, постепенно огонь распространился на соседние помещения с нефтехимической и химической продукцией. Пожар непрерывно рос, приобретал такие масштабы, что стал серьезно угрожать местной экологии.

Ливийцы обратились к дружественным странам за «гуманитарной поддержкой» с целью погасить пожар, угрожавший всем прилегающим районам. Этот призыв остался «гласом вопиющего в пустыне», Ливия, по-видимому, уже тогда была вычеркнута из списков нормальных членов мирового сообщества.

А ведь именно в этих местах находилось единственное в Средиземноморье нерестилище гигантских морских черепах. А впрочем, кому они нужны, эти гигантские черепахи, в конце-то концов, когда речь идет о распространении демократии...

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва