Перевезенцев С. В. (Москва)

«В начале было слово»

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» — так говорится в Евангелие от Иоанна (Ин. 1:1). Давно известно, хотя, может быть, не всегда на это обращается внимание, что с древних времен первые переводчики Священного Писания на славянский язык святые равноапостольные Константин-Кирилл Философ и его брат Мефодий понятием «Слово» переводили знаменитое греческое понятие «Логос». А что такое Логос? В древнегреческом языке значение Логоса настолько многомерно! Это и собственно слово, и закон всемирного развития, и закон жизни отдельного человека. И конечно же некая Высшая Сила, управляющая миром, — Бог. Позднее, в трудах ранних христианских мыслителей, сам Логос отождествлялся с Сыном Божиим, Иисусом Христом, сошедшим на Землю для спасения человечества. Ибо Логосом-Словом спасал Господь грешный мир.

Но! Всю эту бесконечность значимости, которая скрывается в Логосе, славянский, а позднее уже собственно и русский язык, оказывается, передает тоже одним только понятием — «Слово». А, следовательно, для русского сознания, русского мировосприятия само Слово — это ВСЕ, чем живет человек, да и человечество. Да что там человечество — все мироздание! Ибо — «И Слово было Бог. Оно было в начале у Бога» (Ин. 1:1,2).

В Слове русский человек выражал волнующие его вопросы о сути мира. В Слове искал он ответы на свои вечные, «проклятые» вопросы. В Слове же ответы он и находил. Нет, конечно же кроме Слова было еще и Дело — иногда веселое и легкое, чаще трудное и трагическое. И слишком часто, может быть, намного чаще, чем хотелось бы, Дело не совпадало со Словом. Наверное, по-другому и быть не могло, ведь Слово — это исток, начало Дела. А дальше-то Дело живет само по себе. Но для русского человека Слово — это еще и итог, венец Дела. И вот когда Дело не приходило к намеченному ему Словом итогу, когда Дело разрывало сердце и душу, только одно утешение оставалось, только одно сохраняло надежду, поддерживало веру, вновь и вновь рождало любовь — все то же Слово.

Великие славянские братья-просветители, «учителя словенские», как называют их древние памятники, Константин-Кирилл Философ и Мефодий принесли славянам свет великой Истины — Благую весть Христова Учения, единство Слова и Бога. И тем самым на тысячу лет определили судьбы всех славянских народов, в том числе и русского народа. Уже потом, много столетий спустя, появятся учение «Третьего Рима» и стремление Руси к идеалу «Нового Иерусалима», возникнет знаменитый идеал-образ «Святая Русь». Уже потом русский народ создаст великое Российское государство, ставшее со временем Российской Империей, и просветит Истиной иные народы, вошедшие в состав единого Российского государства. И на протяжении нескольких столетий Российское государство будет удерживать мир от окончательного духовного падения в антихристову бездну.

Уже потом, начиная примерно с XVIII в., Слово начнет утрачивать свой Божественный смысл в человеческом сознании. Видимо, это был объективный процесс, когда человек вдруг почувствовал, что может жить, может строить мир без Бога. Так возникла наука — или отодвигающая Бога на второй план, или же вообще отрицающая Его. В последние три столетия Слово превратилось всего лишь в форму общения или в предмет изучения. Слово стали препарировать — так и сяк, этак и разэтак. Его разложили на части, внесли в сравнительные таблицы, разложили по ящичкам и каталогам. И вроде бы все о Слове познали, поняли механизм его образования, его структуру и морфологию. Только вот собрать расчлененное Слово обратно, вернуть Слову его единственный и великий духовный смысл не смогли.

Мы, люди, достигли великих высот в научном знании, мы расщепляем атом, делаем атомные бомбы, летаем в Космос, создаем искусственный разум, вот взялись уже и за клонирование себе подобных… Но интересно, что ни один ученый в мире, ни одно научное направление не может решить простую и в то же время единственно главную проблему — откуда взялось человеческое сознание и человеческое слово? А современные психологи, физиологи и философы все чаще и чаще утверждают: происхождение сознания — это великая тайна, которая может быть объяснена только через понятие Творца.

И встает вопрос — а что, с развитием науки мы стали лучше? Добрее? Справедливее? Наука сделала нас счастливыми? Наука помогла обойтись XIX и XX столетиям без войн, без страданий, внесла в мир полную гармонию? Да, мы создали себе гораздо более комфортные условия жизни, нежели пятьсот лет назад. Мы напридумывали кучу бытовых приборов, мы сильно облегчили свою повседневную жизнь. Мы общаемся друг с другом через тысячи километров, а новости получаем в ту же секунду, когда произошло какое-то событие. Мы бесконечно и судорожно «делаем прогресс» (если вспомнить слова В. В. Розанова). Вот это и замечательно, скажут многие. И нас убеждают в том, что это замечательно. Ну, в самом деле, мы можем смотреть голливудский фильм раньше, чем он появится в прокате в самой Америке. Мы надеваем новые ботинки или штаны через день после того, как их сконструировали в Париже, Лондоне или Милане. Мы читаем книги по Интернету, не заходя, даже не показывая носа в библиотеку. Ух, какие мы прогрессивные и современные!

Ну, а все-таки, стали мы от этого счастливее? Ведь нет. А «самые цивилизованные» народы, как ни странно, начинают потихоньку вымирать. К примеру, население Западной Европы (уж «цивилизованнее» некуда!) за 2001 г. сократилось на два миллиона человек.

Надежды на науку, на всесилие человеческого разума не оправдались. Более того, именно с помощью науки человечество создало самые страшные в своей истории средства уничтожения — начиная с атомного оружия и заканчивая химическим. Понятно, что сама по себе наука в этом не виновата, ибо она является порождением разума человеческого и само использование науки в тех или иных целях — это дело человеческих рук. Но отчего зависит то или иное использование научных достижений? Прежде всего от нравственного состояния того или тех, кто принимает решения об использовании научных открытий, об их применении. И вот здесь никак, ну никак нам не обойтись без веры, без Бога, а значит, и без Слова. Того самого Слова, которое принесли нам на славянском языке Кирилл и Мефодий. Того самого Слова, которое спасает... Впрочем, и это очень древняя мудрость. Еще в VI в. до н. э. знаменитый Гераклит Эфесский, тот самый, которому приписывается афоризм «В одну реку нельзя войти дважды», высказал и не менее глубокую, хотя и менее известную мысль: «Многознание уму не научает...» А апостол Павел переосмыслил эту истину в христианском духе: «Мудрость мира сего есть безумие перед Богом...»

Сегодня нам всем очень важно поменять оценочную шкалу, изменить сложившуюся в последние триста–пятьсот лет систему ценностей и вернуться к Великим истинам православия. Именно вернуть и вдохнуть новую жизнь в систему традиционных православных русско-славянских ценностей. Тех ценностей, на основе которых веками созидались общества и государства, росли и множились народы. Иначе говоря, вернуть в нашу жизнь Истину, привнесенную когда-то Словом. И если наука с помощью человека вернется на путь Истины, если поймет, что «в начале было Слово», то и сама наука и сам человек неожиданно, а вернее, закономерно откроет для себя безграничные просторы познания и понимания главного, что только и должен знать и понимать человек, — смысла жизни. Все остальное ведь — это наносное, вторичное...

Вообще, стоило бы выдвинуть парадоксальный лозунг — «Наука против прогресса!» Думается, что умудренные (не «многознающие», а именно «умудренные»!) мужи науки этот лозунг бы поддержали. Ибо нет сегодня ничего хуже, глупее и опаснее, нежели бездумное, радостно-щенячье превознесение «прогресса» — прогресса как такового, без нравственного совершенствования.

Но мы нынче живем в удивительное время! Сегодня, при всех существующих в России тягостях и разлившихся по нашим просторам страданиях, возник уникальный исторический момент, какового не было на Руси в последние триста лет, когда наука и вера, литература и вера только расходились, разрывая святоносную силу Слова. Нынче мы можем вернуть Слову его истинный смысл, можем соединить веру и науку, веру и литературу, веру и... нашу жизнь. Эта настоятельная потребность уже понята обществом, пусть еще и не всеми, но многими. Подобная работа идет в науке, в образовании, в журналистике. Эти идеи нынче оказались близки и отдельным государственным деятелям как федерального, так и областного и районного масштабов.

Главное — не упустить время. Не в том отношении, что больше такого времени уже не будет, а мы такие, мол, «уникальные», что кроме нас этого никто не сделает. Нет, дело в другом. Нам самим надо успеть принять посильное, душевное и честное участие в реализации этой общественной потребности по воссоединению веры и жизни. Иначе будет просто стыдно и больно оттого, что мы оказались в стороне, не помогли, не поддержали. Ведь выстраивая, по крупицам, по бревнышку собирая наш общий русский духовный дом, мы выстраиваем и собственные души. Возвращая Слову его святоносный смысл — мы возвращаем этот смысл и в собственные души. И в этом есть великая радость, в этом есть великое счастье. Трудное, но счастье.

Русь Святая, храни Веру Православную!

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва