Переяслов Н. В. (Москва)

Голубинная книга

…где, в сугробах утопая избами,
люди чтят распятого Христа...
Из древнерусских духовных стихов

Публикуемая подборка древнерусских духовных стихов переложена автором на язык современной поэзии. Древнерусские духовные стихи — это замечательное явление в истории русской дописьменной литературы, представляющее собой свод устных поэтических произведений житийного и поучительного характера, содержащих полный комплекс нравственно-этических и религиозных норм жизни человека тех лет. По сути дела, древнерусские духовные стихи — это духовная конституция жителей Древней Руси, основы которой остаются актуальными вплоть до сегодняшнего времени. Поэтическое слово должно работать так же, как и молитвенное — помогать человеку на его пути к Богу и вере.

 

 

 

Голубиная книга

Словно неба выдохи глубинные,
проплывали тучи, и из них —
выпадала Книга Голубиная,
во сто крат огромнее всех книг.
 
И сходились люди православные
поглазеть на дивный ее вид,
и просил Владимир, князь прославленный:
«Гой еси, великий царь Давид!
 
Ты открой нам Книгу эту чудную
да прочти всю правду из нее
про судьбу России многотрудную
да про наше русское житье!»
 
И на Русь пришедший меж каликами,
царь Давид в ответ ему сказал:
«Книга ся — воистину великая,
не писец — Господь ее писал!
 
Не прочесть, хоть и силен я в грамоте,
мне сей Книги до скончанья дней.
Но — хотите? — расскажу по памяти
те ответы, что таятся в ней.
 
Говорите, вас томит незнание
тайны: как вы все произошли?
То — Господь вам дал Свое дыхание,
перед тем слепив вас из земли.
 
Весь сей мир вокруг — творенье Божие,
оттого в нем лад и красота.
Ветер — это Дух Его, а дождики —
это слезки нашего Христа...»
 
И спросил Владимир, князь прославленный:
«Гой еси, скажи нам, царь Давид,
кто царей всех прочих православнее?
Где земля, что тверже всех стоит?»
 
И премудрый, помолчав, как водится,
отвечал Владимиру на то:
«Русь — есть Дом Пречистой Богородицы,
ну а Дом сей защищает — кто?
 
Белый царь... Вот он и есть — всех избранней.
Ну а тверже в мире те места,
где, в сугробах утопая избами,
люди чтят распятого Христа.
 
Каждый храм здесь больше почитаемый,
чем весь город Иерусалим,
где Христос, прилюдно распинаемый,
на кресте грех мира искупил...»
 
И спросил Владимир у премудрого:
«Гой еси, умнейший! Разреши
страшный сон, что выпал мне под утро
и, как камень, лег на дно души.
 
Будто зверь со стороны восточной
да со зверем с южной стороны
бились так, что шерсть летела клочьями
у обоих с кровью из спины!»
 
И, главой тяжелою качая,
молвил царь Владимиру в ответ:
«То не зверь со зверем повстречались —
это Кривда с Правдой делят свет.
 
Кривда Правду чуть не одолела,
та едва спаслась на небесах,
ну а Кривда на земле осела —
в наших долах, селах и лесах.
 
Оттого-то стало днем, как ночью,
всяк солжет, о чем ни попроси,
и все зыбче под ногами почва
на Святой — вчера еще — Руси.
 
Тянет Кривда тропку по-над бездною!
Но — поднимешь очи к облакам:
льется светом Царствие Небесное...
Там — Господь. И Правда наша — там!»

 

Иерусалимский свиток

Во святом Ерусалиме-городе
в день, когда Христос из гроба встал,
из седьмого неба, в страшном грохоте,
тяжкий камень с просверком упал.
 
Так и врос бы в землю, где был найден он,
ибо сдвинуть не хватило б сил,
да распался по молитвам надвое,
как орех, что кто-то раскусил.
 
И оттуда перед перехожими,
что испуг осилили едва,
на траву легло посланье Божие —
так, чтоб каждый мог прочесть слова:
 
«Оглянитесь, чада Мои бедные!
Оторвите губы от вина!
Разве вам не видно, что последние
на Земле настали времена?
 
Ведь от вас и надо для спасения —
в среду пост да в пятницу держать,
да хоть день в неделю — в Воскресение —
не пахать, не сеять, не сажать,
а молить защиты от погибели...
 
Знайте, чада, что воскресный труд —
никому не увеличит прибыли
и его плоды — вотще умрут!
 
Не забудьте также: перед Пасхою
будет Пост Великий — для того,
чтоб любой, кто ждет Суда с опаскою,
от греха очистил естество.
 
Не живите, знаясь лишь с утробою,
удержитесь от впаденья в страсть,
распрощайтесь в эти дни со злобою
и молитесь, чтобы не пропасть!
 
А случись, что времечко протикало,
ну, а вы забыли про Меня,
то хотя бы с Четверга Великого
поговейте три последних дня.
 
И учтите: с каждой фразой ложною —
убывает к вам моя любовь,
с каждым «матом» — Матерь ваша Божия
от тоски кусает губы в кровь...
 
Как же Мне простить вас, греховодники?
Отнесусь к вам — так, как вы — к врагу:
иссушу колодцы ваши водные,
ваши нивы тучные сожгу.
 
Вы ведь столько в жизни напроказили,
что придется — хочешь или нет —
не добром, а карами да казнями
заниматься до скончанья лет!
 
Не грешите ж, чада Мои! Радуйтесь
светлой Пасхе, льющейся с небес
в ваши души золотою радугой.
Славословьте все: «Христос воскрес!»
 
И да будьте в этот день воздержанны,
чтоб не мог возвеселиться бес,
совращеньем ближнего утешенный,
когда все поют: «Христос воскрес!»
 
(...Небеса поют: «Христос воскрес!»
Мертвецы встают: «Христос воскрес!»
Райский сад шумит: «Христос воскрес!»
Вторит ад: «Воистину воскрес...»)
 
Не забудьте ж: без благословения —
нет ни в чем добра, куда ни кинь.
Возносите к небу ваше пение
в честь Творца. И знайте: путь — К СПАСЕНИЮ
вам открылся только что... Аминь!»

 

 

 

 

 


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва