Тюленев И. Н. (г. Пермь)

«Он Кремль подпер хребтом Кавказа...»

ИОСИФ СТАЛИН

Смотри, порхают две голубки.
Москва. На месте мавзолей.
Гранитный бюст вождя без трубки —
Дороже римских алтарей.
 
«Он не взвился небесным телом,
Не испарился, не истлел...»
Так Пастернак писал умело,
Когда был он чертовски смел!
 
Молчите, Самарканд и Мурманск,
Санкт-Петербург и Ленинград!
Два монстра — либерал и тупость,
Отчизну превратили в ад.
 
И что ему друзей лояльность
И ненависть его врагов?
Есть Сталинград — победы ярость!
И Севастополь моряков!


 
Он — смертью смерть поправший Сталин,
А не Хрущев или Помпей.
Он из гранита, не из стали,
Осколок родины моей.
 

Он Кремль подпер хребтом Кавказа,
Сжал бури и шторма в горсти!
Он был Москвой миропомазан,
Чтоб Царство Русское спасти

 

В МОЕМ КАБИНЕТЕ

На столе стоит товарищ Сталин —
Белый китель, черные усы,
Был моею волей он поставлен
В блеске всей диктаторской красы.
 
Рядом фото, где Сергей Есенин,
Загрустивший под осенний свист,
В центре — ваза с облаком сирени,
Черный черновик и белый лист.
 
...Смотрит на меня товарищ Сталин
Оком государя каждый день,
Как на тигель для расплава стали,
А Есенин смотрит на сирень.

 

ЛИОН

                                     Россия, Сталин, Сталинград…
                                                   К. Симонов
Пантагрюэль, Гаргантюа, Вийон.
Фартовая поэтов каста!
Насмешкой острой враг сражен —
Поэты побеждали часто.
 
Ну, минимум, раз пять на дню.
Язык души, как соус чили...
И с белошвейками игру
Нешуточную заводили.
 
Я в эти же попал края,
С Европы сдунув позолоту.
Вы все мне были бы друзья!
Жаль, не застал в живых вас что-то...
 
Но вышел в зал и стал читать
Стихи про русские морозы.
Про русский штык... Кривила «знать»
Парфюмом пахнущие рожи.
 
Был прав наш Симонов тогда:
— «Так вот оно лицо врага!»
 
В том зале узком, словно склеп,
Увидел трезвыми глазами
Я свору тех, кто жрал наш хлеб,
Но пел чужими голосами. 

Сидели здесь не на бобах,
В лицо мне, хмыкая, мычали.
Как челобитную в зубах
Бренд диссидентства зло держали.
 
Я мог бы просто прыгнуть в зал.
От бати эти кулачищи!
Но я друзьям пообещал
Не драться с выродками лично.
 
Тогда я вспомнил наугад —
«Россия, Русь...» — Нет, не годится.
«Россия, Сталин, Сталинград!»
А Сталина любой боится.

 

ЖАЛОБА ВЕРХОВНОМУ

От отцовской балалайки —
Треугольник на стене.
От империи — собаки,
Да герань в родном окне.
 
От советского «Бурана»
Фюзеляж в ЦПКО.
Нет усатого «тирана» —
Есть грузинское «кино».
 
Без тебя, товарищ Сталин,
Зарастает мхом страна.
Сверхдержавой перестали
Нас враги считать... А зря!
 
А ведь мы еще не спились,
Хоть погублен Коловрат.
Карты старые приснились, —
Карты правду говорят!
 
Там Краина с Белой Русью,
С Туркестаном наголо...
Там два гуся у бабуси
Проходимцев щиплют зло.
 
В схронах ждут приказ ракеты,
Океаны бороздят
Субмарины, но об этом
И жене не говорят.
 
Так что вот, судья Верховный,
Без руля и без ветрил
Континент плывет огромный
Коим ты руководил.

 

СТАЛИН

— Мол, как там мой народ?
Он спросит у прибывших:
— Работает да пьет,
Стихи и прозу пишет.
 
Все словно при тебе
С Европой происходит.
Вновь с русскими в борьбе
Тень на плетень наводит.
 
Подбрюшье потеряв,
Летит меж звезд Россия.
Вот «меченый» пропал.
На рельсы рухнул «жила».
 
Но бабы всем назло
Красивых чад рожают!
Такое вот кино —
Наверно, к урожаю.

 

СТАЛИН И ЛИБЕРАЛЫ

Вы и так из мавзолея его вынесли
И зарыли в шар земной «историки».
Все поэты из шинели его выросли,
И пилоты, и геологи, и дворники.
 
А вы даже в его сторону боялись
Посмотреть... Когда стоял он на трибуне!
А теперь на Кремль из окон пялясь,
Супротив шатаетесь вы в ГУМе.
 
Современником я был его — в то лето
Я родился, а он белый свет покинул.
Я воспитан был народом русским, нешто,
Удержался б на краю от ветра в спину?
 
Были мы единою Державой!
И на всех делили глад и холод.
Вот Саакашвили с Окуджавой,
Первый бы при Сталине был порот!
 
А второму б памятник не стали
На Арбате ставить доброхоты.
Вот я написал ИОСИФ СТАЛИН,
Как по небу пишут самолеты.
 
Вижу в этом русское начало.
Всем пора заняться русским делом.
Так ли уж природа измельчала,
Что поэт — один быть должен смелым?

 

ПАРАД ПРИБАЛТИЙСКИХ НАЦИСТОВ

В Прибалтику я больше ни ногой!
Там дряхлые эсэсовцы пьют пиво,
С отвислою курляндскою губой,
Хоть и в своем ландшафте — но фальшиво....
 
Эсэсовская молния во лбу,
А череп рисовать уже не надо...
Не слышит Сталин вашу похвальбу —
Участники позорного парада.
 
Вы русские тревожите гробы.
И что б сказал вам Юргис Балтрушайтис?
Прибил бы к вашим спинам он горбы,
Горбатые эсэсовцы — шатайтесь!
 
Из Львова вам вопит УНА УНСО,
Стучат когтями холуи нацистов.
Не вижу ни одно средь них — лицо,
Лишь морды острые, как локти у регбистов.
 
Всем старикам почет! Но эту мразь
Я бы загнал пинками в чан с навозом.
Того, кто вынырнет — по черепушке хрясь!
То сапогом солдатским, то морозом.

 

*  * *

Тумены детородных слов,
Как соколы летят.
На Китеж, Клин и на Саров,
На Курск и Сталинград.
 
Все выползут из волчьих ям,
Провалов и щелей,
Ломая, как ненужный хлам,
Капканы на людей.
 
Давно пора нам побеждать,
Из храма гнать свиней.
Постой за нами, Божья Мать,
Как мать своих детей!
 
Светлеет соколиный лет,
Седеет борода.
Стих возвращается в народ,
Как в океан вода.
 
И сладок сыромятный дух,
И быстрокрыл Пегас...
Вставайте, командармы душ
И властелины рас!

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «Он Кремль подпер хребтом Кавказа...»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва