Лукин Е. В. (Санкт-Петербург)

Ксилургийский скит

По преданию, первый русский монастырь на Святой горе был основан попечением святого равноапостольного князя Владимира вскоре после крещения Руси. В отличие от своих каменных собратьев, этот монастырь был возведен из подручного лесного материала. Посему греческие монахи нарекли его «Ксилургу», что значит — древодел, плотник. Первым настоятелем обители стал игумен Герасим, среди славных деяний которого было и пострижение в монахи русского паломника Антипы из Любеча — будущего преподобного Антония Печерского. При пострижении игумен прозорливо назвал его Антонием — в честь египетского пустынника Антония Великого, основателя отшельнического иночества. Спустя некоторое время Герасиму было внушение от Богородицы, и он, руководствуясь Ее небесным гласом, направил инока Антония на родину: «Да будет на тебе благословение Святой Афонской горы, от тебя произойдет множество иноков». Здесь, подвизаясь в варяжских пещерах, преподобный Антоний Печерский стал не только первостроителем киевского собора Успения Пресвятой Богородицы — аналога Успенского собора Ксилургийской обители, но и первоначальником всего русского монашества.

На Афоне, в библиотеке Великой Лавры Афанасия Афонского, находится известный святогорский акт 1016 года, под которым стоит собственноручная подпись игумена Герасима. Это первое письменное упоминание о Ксилургийской обители позволило достоверно установить начало русского присутствия на Святой горе Афон, тысячелетие которого ныне празднует весь Православный мир. Этому знаменательному событию посвятил свою драматическую поэму и петербургский поэт Евгений Лукин.

 

КСИЛУРГИЙСКИЙ СКИТ

 

ПРОЛОГ

Среди синего моря — Святая гора,
Золотой вертоград Царицы Небесной,
Где родник не скудеет любви и добра,
Где не гаснет светильник веры чудесной.
 
Каждый камень здесь дышит молитвой святой,
И творит каждый куст псалом благодарный.
И стремится душа в вертоград золотой
Под покров Богородицы лучезарный.

 

ГЕРАСИМ, игумен русской обители Ксилургу на Афоне

В тот год, когда над Русскою землею
Труба апостольская вострубила
И Слово воссияло в небесах,
Сподобился великий князь Владимир
Призвать любимца плотницкого братства
И на Святую гору отрядить:
 
«Там, на Афоне, доблестный строитель,
Настало время возвести обитель
По древним византийским образцам.
Пусть станет мастерская древодела
Нам родиной монашеского дела —
Отчизной первым русским чернецам».
 
Исполнено благое порученье,
И на лесном Афонском косогоре
Воздвигся деревянный Русский скит.
И греческие каменщики вскоре
Его с почтеньем нарекли Ксилургу —
По-русски это значит Древодел.

 

ХОР

Пусть в веках стоит
И завет хранит
Ксилургийский скит —
Первый русский скит.

 

АНТИПА, паломник

Подвизался смалу пастушком
Не за плату, а во славу Божью.
И, благословясь, пошел пешком
К светлому Афонскому подножью.
 
По примеру нищего Христа
Странничал, молясь о жизни вечной,
И была молитва принята —
Благодать в моей суме заплечной:
 
Только хлеб да чистые холсты,
Книга книг да образок Спаситель.
Обойдя афонские скиты,
Постучался в Русскую обитель.
 
Я пришел из Любеча сюда
Научиться кроткому безмолвью,
Радости смиренного труда.
Я пришел из Любеча с любовью.

 

ГЕРАСИМ, игумен Русской обители Ксилургу на Афоне

(постригает Антипу в монахи)
Крестное свершая постриженье,
Нелегко монаху имя дать —
Наложить иное отраженье
И судьбу иную начертать.
 
Но, твое величие провидя,
Ныне я тебя именовал
Именем того, кто в Фиваиде
Первую обитель основал.
 
Был пустынножителем Антоний,
И среди египетских камней
Сатанинский искус скорпионий
Побеждал молитвою своей.
 
Шли паломники к вертепам диким
Поклониться святости его.
Был Антоний истинно великим
Пастырем монашества всего.

 

БОГОРОДИЦА

(обращается к игумену Герасиму)
Когда яриться буря перестала,
Ожесточенью положив предел
Моя ладья к Святой горе пристала,
И Я ступила в собственный удел.
 
Открылся взору край простолюдина.
«О, как блаженны, — Я пришла сказать, —
Те, кто живет по заповедям Сына, —
Пребудет с ними Божья Благодать!»
 
И с той поры насельники удела
Здесь обитали как на небеси.
А ныне Мною греза овладела,
Что церковь просияла на Руси.
 
Как будто бы Антоний чудотворный
Вернулся со Святой горы домой
И выстроил нагорный храм соборный,
И двери распахнул передо Мной.

 

АНТОНИЙ, инок Русской обители Ксилургу на Афоне

(покидает скит, направляясь в Русскую землю)
Прощай, Ксилургийская келья!
Прощай, Богородицы храм!
Святые скалы и ущелья,
До пояса кланяюсь вам!
 
Мне глас обозначил небесный
Дорогу на Русь прямиком,
Где должен воздвигнуть чудесный
Для Божией Матери дом,
 
Затеплить светильники веры
И ввысь воскурить фимиам.
Отверзтесь, глухие пещеры!
Восстань, Богородицы храм!

 

ХОР

Владимира свершилось предсказанье:
Над родиной — божественный Покров,
Святой горы небесное посланье,
Благословенье русских чернецов.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия Ксилургийский скит


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва