Радулович Селимир (Нови Сад. Сербия)

Сны святого путника

I.

Словно прилежный пахарь, радостная душа земная
Ведет борозду и бросает семя златое
Среди зимы, в лютый мороз идет навстречу
Плодородной жатве и зрелому плоду, сияющему
На воображаемом гумне, занося его в свой дом.
Она как кормчий неустрашимый
Сейчас спокоен на гребне грозящей волны
Без страха перед силой взбешенного моря
И ветра, от которого уклоняются все ненасытные сердца,
В конце тяжкого пути видя богатства несметные.
Как плечистый воин, торопясь к дождю,
Стреляет и не чувствует, и не замечает раны своей,
Спеша к венцу победному, божественному.
 
Так и мы ползком подступаем к Нему,
И не хотим избежать ни самой смерти,
И придерживаемся тесного пути, что ведет
В жизнь, не сдаваясь легко.

 

 
Потому что, как и первый, справившийся с нагрузкой,
Возвращается домой с пустыми руками, без рода, без племени;
И второй нередко, хоть и предан своей сути,
 
Идет навстречу скале или каким-то подводным камням;
Так и третий жизнь потеряет,
Когда победит всех своих славных супротивников.

Так и мы утешимся добром вечным,
Растем, похваляясь, в страданиях
Наших, вспомнив цепи тяжелые, раны
Неисцелимые и лекарства таинственные,
Но не из растений земных, а из слов,
Пролившихся с небес, где его не держит рука
Простого лекаря, а вечность, что истекает
Из уст Пророка,
Ибо все это, что видит око, знамений ложных
След. А то, чего оно не видит сейчас, становится созиданием
Вечным; добром, что ведет к спасению вечному!

 

II.

И как деревья, которые наступившей зимой не выдерживают
Удара морозного и утрачивают жизненный сок,
И нагие весной обречены быть срубленными
И изгнанными из леса навсегда, обогрева ради.
Так и грешные все дальше от Бога живого,
Из грязи пытаясь выбраться на мгновенье,
Бывают ввергнуты в огонь неугасимый.
Ибо все рождается вновь! И древо оструганное,
Дуплистое, и душа грешная, опустошенная.
И ветер, что шатает верхушки деревьев!
И листья, что плачут, ведя мелодию.
И опускается высохшая под вечным
Сном праведным. Ибо на земле
Душа моя; о, душа души моей, как листья
На дереве, сменяются сыны человеческие!
 
И тот лист невинный, шумящий, беззаботный
И танцующий с ветерком, сейчас высыхает
И гниет, снова рождается сейчас на солнце,
Когда раскрывается книга природы и украшается
Плодами и цветами новой весной.
 
Ибо что есть наша жизнь земная, если не жизнь
Листьев на дереве! Ибо что есть слеза наша,
Если не слеза Искупителя! Ибо что есть
Светлый день наш, если не светлый день цветов
Диких, что на свободе орошенные, в капле
Всякой излучают лучи, подобные солнечным лучам.
А когда в слезах и в прахе заглянул я в сердце
Свое, далекий от надежды всякой, вспомнив Того,
Кто меня мыслью благою от источника прохладного, как
Путника устремленного, подводил к Писанию
Непостижимому, и я, выпрямившийся, вставший на ноги
Свои, пришел на место шатра давнишнего, изрек —
Что мне за дело до человека и пути
Земного, обманного! И на Бога надеюсь!
Ибо как на просторной поляне
Растет звук травки всякой, светлой и чистой,
И как солнце отражается в капле росы,
Тако и праведник садится за святую трапезу
Один, в самом себе возвеличивая имя Его.
                                          Перевод Виктора Широкова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия Сны святого путника


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва