Иванов Г. В. (Москва)

«Есть Божий крест, а есть кресты врага...»

ЕСТЬ У МЕНЯ...

Есть у меня подружки
Ласточки-береговушки.
Спинки их вечно в глине,
Коротки их хвосты...
А на реке кувшинки —
Желтые, как веснушки,
А за рекой на поле
Разных цветов цветы!
 
Есть у меня тропинки —
Тонкие паутинки.
Есть у меня избенка,
Дали и небеса...
Есть у меня березки,
Есть у меня осинки...
Есть у меня Россия —
Все ее чудеса!

 

 

* * *

В день Павла и Петра
пойду бродить с утра
по милой стороне,
по травяной стерне.

По милым по холмам
да по тропе вдоль речки —
молиться буду там
смиренный, как овечки...
 
Душа моя, постись,
не требуй слишком много.
И буду я пастись
в полях весь день у Бога.

 

МОЙ ТРИЛИСТНИК

1

Я люблю деревенские улицы —
Где гуляют заботливо курицы,
Где окошки глядят друг на друга
И все близко — до речки, до луга.
 
Как же мне не любить эти улицы,
Как же сердце не заволнуется,
Если знаю я бревнышки эти
С моего появленья на свете. 

2

Я люблю побережье поморское,
Хоть оно серовато, неброское,
Но водица по-дружески плещется,
И душа так спокойна, не мечется.
 
Кандалакша мне ведома с юности.
Ночи белые, сполохи, лунности...
Море Белое плещется, плещется,
И душа тут на месте, не мечется. 

3

Я люблю твою силу победную,
Твой, столица, размах и полет...
Москвичи за Россию, за Родину,
Москвичи это тоже народ.
 
И когда супостаты надменные
Будут биты опять и опять —
Их знамена на площади Красной
Будут хламом под ноги кидать.

 

* * *

Рок событий несет нас к войне.
Словно льдину несет к порогу...
Победим ли, сгорим ли в огне —
Я не знаю, предателей много.
 
Не готова, я вижу, страна —
Расслоенье людей вопиюще.
Мстит жестоко за это война.
Отвернется Господь всемогущий. 

Кто лукавил — служил сатане.
Помогла ли Руси заграница?
Рок событий несет нас к войне.
Жизнь в России должна измениться.

 

* * *

Для России открылся Господь в эти годы.
Может быть потому, что стучится война...
Перебрали, как водки, мы нашей свободы,
Вопиет наша совесть и наша вина.
 
Времена наступают трезветь и собраться.
Времена наступают молиться — и в бой.
Мы для Бога еще не потеряны, братцы.
Поднимайтесь, рязанский мужик и тверской...
 
Впереди будут битвы не олимпийские.
Не потешные будут бои и полки.
Поднимайтесь, уральские люди, сибирские...
И Поволжье, и казаки...
 
И Кавказ, и московские люди, и питерцы
Поднимайтесь и Север, и Дальний Восток...
Мне суровым и грозным грядущее видится.
Наступает безжалостный срок.

 

* * *

Россия погибла, Россия в обвале...
Россия в дыму и огне...
Россия в безверье,
Россия в опале,
во мраке и бездны на дне...
 
Но нет — не погибла.
Но нет — не в обвале.
В безверии? Было. Но Бог
путем испытаний,
тоски и печали
подняться России помог.
 
Россия — мессия?
Не знаю.
Не знаю
и что впереди там грядет...
Я только молюсь
и в душе уповаю
на Бога и русский народ.

 

* * *

Кресты, кресты...
Их тысячи в музее.
Кресты врага поверженно лежат.
Христос кресты, как семена, посеял —
«Крестом спасемся!..»
Но вмешался ад.
 
Был впрыснут яд
Во многие посевы...
Промчалась полем черная пурга.
Вот потому я говорю в музее:
Есть Божий крест, а есть кресты врага...

 

* * *

Я не могу без родины моей.
Опять приеду, и опять, и снова.
Есть что-то для меня среди полей —
Как бы весь мир вмещающее слово.
 
А так, посмотришь, ничего и нет —
Пейзаж неброский, бедность и разруха...
Но есть какой-то изначальный свет
И та земля, что многим стала пухом.

 

* * *

                              Где Черная речка впадает в Осинку...
                                            Николай Старченко
Где Черная речка впадает в Осинку,
Мой друг уронил вспоминанья слезинку.
Он мальчиком светлым тут плавал и рос...
Потом он уехал под стуки колес. 

Сюда приезжал он опять и опять...
Стучали колеса — пора уезжать.
Шли годы и годы — с седой головой
Сегодня стоит над речною водой.
 
Он многое видел и много узнал,
И многое понял, но жить не устал.
Эх, Черная речка и речка Осинка!
Слеза на листке или это росинка?..
 
Наверное, тут, где начало начал,
Быть должен последний вокзал и причал...
Где Черная речка впадает в Осинку,
Так хочется снова поставить пластинку —
 
Все снова и снова прожить, пережить,
На воду глядеть... И — остаться решить.
Хотя невозможно уже никогда
Вернуться для жизни — для жизни — сюда.

 

* * *

Кот Васька ест осоку,
а я пью чай.
Сидим.
Житейскую мороку
оставили мы с ним.
 
Над нами солнце ходит,
а вечером луна...
Ничем не занят вроде,
а жизнь полным полна.

 

* * *

Много, много бабочек летает!
Много, много и цветов, и трав!
В этой жизни кто не унывает,
тот и прав.
 
Тот, кто верит в неизбежность чуда,
даже если слезы и печаль...
В чудо не от мира,
а оттуда,
где нас ждет
без горизонтов даль.

 

* * *

Порой мне кажется — кругом идет творенье.
Земля творит, и небо, и река...
В любом кусте живет стихотворенье,
Еще для нас неясное пока.
 
И музыка творится, и движенье,
Поэма и картина — в каждый миг.
И райское объемлет землю пенье...
И вычитал я это не из книг.
 
Я это слышу в роще, вижу в поле,
В цветах и травах, в солнечном огне,
Во всей земной красе, в небесной воле...
Творится в мире, в слове, и во мне.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «Есть Божий крест, а есть кресты врага...»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва