Шаляпина Е. Л. (Санкт-Петербург)

Осенняя молитва

* * *

Пахнет яблоками. Осень.
Солнце светит не спеша.
Ничего, почти, не просит
Умудренная душа.
 
Ничего, почти, не хочет.
Плоть страдает и хлопочет,
А душе и горя нет.
Свет небесный застит очи.
Золотой осенний свет.

 

* * *

Пока земли израненное тело
Своей нас не печалит наготой,
Пока листва еще не облетела,
Любуйся уходящей красотой.


 
Любуйся дивной кротостью прощальной,
Спокойствием перед лицом зимы,
Последней нежностью исповедальной
В преддверии неотвратимой тьмы.
 
Благословенно таинство исхода!
Лазурь и золото. И терпкий вкус дождя.
И невозможная, казалось бы, свобода.
И первый снег, немного погодя.

 

МОЛИТВА

Преподобне отче Серафиме,
Вырицкий предивный чудотворче!
Помоги мне, святче, вспомяни мя
Там, где ныне пребываешь, отче.
 
В сердце расхозяйничалась память,
Раздышалась пламенем и тленом.
Ничего мне, отче, не исправить.
Как предстану пред Царем вселенной?
 
Оттого душа скорбит и плачет.
Нету ниоткуда утешенья.
Помолись о мне Пречистой, святче,
Чувствую, не будет мне прощенья.
 
Преподобне отче Серафиме,
Горько вопию к твоей святыне!
Помоги мне, святче, помяни мя
Там, где ты творишь молитву ныне.

 

* * *

Вечер. Сумерки сгустились.
Отворились небеса.
И на землю опустились
Неземные чудеса.
 
Разлетелись золотые
Быстрокрылые лучи:
Может, ангелы святые,
Может, звездочки в ночи.
 
Чтобы путнику ночному
Не пропасть безвестно тут.
Чтобы путник вышел к дому,
Где его так долго ждут.
 
Чтобы радость этой встречи
Поднималась в небеса.
Чтобы каждый божий вечер
Не кончались чудеса.

 

6 АВГУСТА

А на Божием Небе,
Там, где ангелов весь,
О Борисе и Глебе
Радость велия днесь.
 
Там Бориса и Глеба
Славит архистратиг.
И до нашего неба
Голос горний достиг.
 
И на наши селенья
Снизошла благодать.
И от горнего пенья
Сникла вражия рать.
 
Слышен солнечным утром
Топот легких подков:
Глеб поехал на Муром,
А Борис — на Ростов.
 
Нипочем бездорожье,
В буреломе леса.
Днесь, по милости Божьей,
На земле — небеса.
 
День Бориса и Глеба!
По пригоркам крутым
Едут конники с Неба
На подмогу земным.

 

* * *

Пора собираться в дорогу.
Душа моя, верно, пора.
Давай-ка помолимся Богу,
Как добрые люди, с утра.
 
Все переберем, подытожим
В житейском своем сундуке.
От сердца заботы отложим
И тронемся в путь налегке,
 
Под огненно-звездною высью...
Должно быть, и правда — пора,
Когда нам подобные мысли
Приходят на сердце с утра.

 

* * *

Кипят над Летним садом облака.
Сад весь кипит, волнуется и плещет.
Все движется, сверкает и трепещет.
Не разберешь, куда течет река.
 
К Неве ли устремились небеса?
Нева ли в небо устремила воды?
И места не находит Летний сад,
Как пленник в предвкушении свободы.

 

* * *

Дерева осиротели.
Листья сдуло дочиста.
Все, кто волен, улетели
В неизвестные места,
 
В незнакомые пределы,
В запредельные края...
У окна стою без дела
У предела ноября.
 
Словно пойманная птица,
Я к стеклу прижалась лбом.
За моей спиной — больница,
Всех скорбящих странный дом.
 
Темный лист случайный бьется,
Зацепившись за сучок.
Где-то возле сердца вьется
Незнакомый сквознячок.
 
Что же я стою без дела,
Достаю веслом до дна
У последнего предела,
У больничного окна?

 

* * *

Мы — внуки отрекшихся Бога.
Мы — жалкие правнуки их.
Нас много, о Господи, много...
Никчемных, слепых и глухих.
 
И этих-то, сбившихся с круга,
Забывших, где правда, где ложь,
Ты всех — по путям и халугам —
На пир Твой зовешь и зовешь.

 

* * *

Боже наш, Благий и Сильный,
До конца помилуй нас.
Вот, стоит Твоя Россия
В ранний час и в поздний час
 
На молитве у святыни,
В стороне от дел мирских,
В городах, в лесной пустыне
И на островах морских.
 
В недоезжей глухомани
И столицы посреди,
Боже Крепкий, буди с нами,
От беды нас огради,
 
От войны и недорода,
От неправды и туги.
Сердце нашего народа
От греха убереги.
 
Чтобы звоны над домами
Колокольные текли.
И не плакали б над нами
Ангелы Твоей земли.

 

РУССКИЙ КАЛЕНДАРЬ
ХХ ВЕК

                                   Новомученикам и исповедникам Российским
Венец православного
Календаря:
Голгофа России.
Россия моя,
 
Горчайшую повесть
Здесь можно прочесть
Про русскую совесть
И веру, и честь.
 
Война да неволя,
И снова война.
По русскому полю —
Кресты, имена...
 
Но всех календарь
Не откроет имен.
Бог знает один,
Кто и где погребен.
 
Где — общая яма...
Где — общее дно...
И все это было
Не так уж давно.
 
По совести — первым
Вошел в календарь
Святой Николай,
Всеми преданный царь.
 
И царская кротко
Вступила семья.
И русская — вслед —
Потянулась земля.
 
В вагонах, на баржах,
Пешком и ползком,
Под пристальным вражьим
Тюремным глазком.
 
Всем миром на крестные
Муки пошли
Простые святые
Из русской земли.
 
Смотрели им вслед
Их пустые дома.
Встречала их
Божия Матерь Сама:
 
Убитых, раздетых,
В грязи и в крови.
И ангелы пели им
Песню любви.

 

* * *

Ноябрь. Полусырой. Полуморозный.
Внезапный снег над темною Невой.
Летит и тает. Небосвод беззвездный
Всю ночь плывет, плывет над головой.
 
Чуть виден путь, протянутый над бездной.
А воздух весь и фонари — в снегу.
И все белее, ярче мост железный.
И впереди светлей на берегу.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва