Стихотворения петербургских поэтов

Марш Победы

 Стихотворения петербургских поэтов, посвященные 65-летию Великой Победы

Ирэна Сергеева

* * *

Мой брат кричал:
                         «За Родину! За Сталина!»
Не говорите —
                    «Власть его заставила».
Он рвался в бой!
Дрались России сыновья отважные,
грядущих внуков
                     жизнь иную, каждую,
закрыв собой.
Вино да хлеб
                   на поминальной скатерти...
И до конца
               всегда молились матери:
«Господь с тобой!»
Как маршал Жуков
                      Бога исповедовал!
Не позабыли Господа —
                                 с победами:
Христос живой!

 

* * *

Ко Дню Победы распустился кактус,
в колючих листьях аленький цветок...
Все наши беды позабылись как-то,
но про победы он напомнить смог.

Да, все же есть в том некий скрытый символ!
Я вижу танк, окопов смертный ров,
противоборство наше с вражьей силой,
колючки проволок и пролитую кровь.

Юрий Шестаков

ДОРОГА ЖИЗНИ

Без передышки
зенитки работать устали.
Небо над Ладогой низко:
вот-вот упадет, —
отяжелело от дыма,
от грохота стали...

Вьюга бинтует
от крови дымящийся лед.
Снег на дороге обуглен
и пахнет горелым.
Мост ледяной
от снарядов трещит, как броня,
но переправу
наводит мороз под обстрелом, —
сжечь этот путь
у фашистов не хватит огня!

Рокот машин...
У водителей серые лица.
Сон и реальность
до рези смешались в глазах.
Взрыв.
Недолет...
Перелет...
А дорога все длится, так изнуряя,
что сил не хватает на страх.
В город — снаряды и хлеб,
а из города — дети
и старики...
Там, за лесом спасение.
Но...
взрывы вокруг вырастают
деревьями смерти,
берег, что рядом,
под бомбами дальше, чем дно...

Вырваться трудно
из темных бурлящих воронок,
цепко хватаясь за руки,
за льдины,
за крик!..

Выйдя на берег,
заплакал старик,
как ребенок,
гладя ребенка,
который стал сед,
как старик...

Валентин Голубев

В ПАРТИЗАНСКОМ КРАЮ

И что тебе, сердце, так горько?
Июньские полдни тихи,
Цветет бузина на задворках,
Молчат по дворам петухи.

Не слышится песня с покосов,
Быть к вечеру, видно, грозе.
Пойду вдоль полей до погоста
Проведать отцовских друзей.

Лихая година... Россия...
Волненья сдержать не могу.
Какая  забота и сила
Здесь путь преградила врагу!

Забудусь. Нахмурится небо.
Почувствую вдруг на щеках
Дождинок холодную нежность,
Далекого горя раскат.

Иван Стремяков

ДВЕ КАТЮШИ

Укрепленья бетонные руша
и железо сгибая в дугу,
знаменитая наша Катюша
заступала дорогу врагу.

И другая Катюша — девчонка
выходила на берег реки
и нехитрою песенкой звонкой
поднимала в атаку полки.

И была в этой песенке сила,
что бросала на доты парней.
Две Катюши спасали Россию,
неизвестно — какая сильней.

Глеб Горбовский

ПИСЬМО

На дне окопного оврага
Добыл я гильзу из стены,
А в ней — истлевшая бумага,
Письмо, пришедшее с войны.

Должно быть, кто-то перед боем
Смочил графит карандаша
И с перемазанной губою
Писал, как думал, — не спеша.

Вручал слова бумаге бренной,
Писал, склоняясь к фитилю
...И вот слова сожрало время.
И лишь одно сквозит: «лю-блю...»

Одно осталось... Но упрямо
Горит сквозь все, что
в жизни есть!..
Что он «лю-бил»? Отчизну? Маму?
Иль ту, которую?.. Бог весть.

Любил, и все. Не по приказу.
А по приказу он в тот раз,
Наверно, встал и умер сразу.
И вот воскрес.
Во мне.
Сейчас.

Борис Орлов

ОТЦУ

Из калитки ты шагнул в войну
С легкою котомкой за плечами
И, как предки, к правде в старину
Шел по ней и днями и ночами.

В поисках всемирной тишины
Укрощал безжалостные доты
И в Берлине вышел из войны
Через Бранденбургские ворота.

ИНВАЛИД

Рассыплет молнии гроза —
И волны заблестят.
Он столько видел, что глаза
На небо не глядят.

Идет безмолвно на причал
И палочкой стучит.
Он столько на войне кричал.
Что до сих пор молчит.

Анатолий Краснов

* * *

Глаза их полны тоскою, —
Им больно, что в горе страна.
Была их идейной строкою
Отечественная война.

...Не пали они на колени,
Остались Отчизне верны —
Великого поколения
Поэты великой войны.

Олег Чупров

* * *

Странно мы живем сейчас,
Как-то бестолково...
Но ведь было же у нас
Поле Куликово!
Вспомни, друг, Бородино
И на Волге битву!
Чтоб не падали на дно,
Сотвори молитву!
Путь нелегкий предстоит,
Но — по Божьей воле —
Посмотри:
Уже стоит
Ратник в чистом поле!
Понапрасну не зуди:
Дескать, путь неведом...

Не по бедам Русь суди —
По ее победам!

ВЕЛИКИЙ ДЕНЬ

Весенний день, великий день,
Все ордена свои надень!
Не грома майского раскат —
Салюты празднично гремят!

Под медь оркестров духовых
Во славу павших и живых,
В честь победителей-солдат —
Страна выходит на парад!

Прекрасный день, счастливый миг,
Так что ж ты плачешь, фронтовик?
Клянемся именем твоим –
Победу мы не отдадим!

Мы будем праздновать всегда
День, что сияет сквозь года.
Пускай столетья пролетят —
Россия выйдет на парад!

Валентин Семенов

САЛЮТ XXI ВЕКА

                                         Н.С и Е.С

О, памяти первые проблески
Рожденного в сорок втором!..
Вот брезжится: чрево погреба,
А сверху — какой-то гром.

Вот видится: пламя коптилки
В бескрайней кромешной тьме.
И в давке вагонной дикой
Рыдания мамы моей...

Мне помнятся женские лики
И мало — детей, стариков.
И только одно — на снимке —
Мужское лицо средь снегов.

И это лицо улыбалось,
Но жалко мне было до слез:
«В одной гимнастерке папа
На улице где-то, в мороз».

И помню совсем уже ясно:
Все вместе стоим над Невой,
И гроздья зелено-красные
Салюта над головой.

О, память детей — ныне взрослых —
Рожденных в сороковых.
Война — в наших глубях нейронных
И вспышки салюта — в крови!

Игорь Кравченко

* * *

Алым облаком в небе отпылала эпоха,
век уходит с грозой и с холодным дождем.
Мы от первого крика до последнего вздоха
наше время в себе, надрываясь, несем.

Снова в мае трепещет листва на осине,
снятся детям и внукам рекламные сны.
На могилах солдат, отстоявших Россию,
нет цветов, да и надписи еле видны.

Всё блудливей слова о Великой Победе,
всё тревожнее крик прилетающих птиц.
И всё горше и злее напасти и беды —
снова танки чужие у наших границ.

И союзники вражеским стали резервом.
Паутину сплетает паук в тишине.
Всё опять, как в далеком году, сорок первом,
словно не было нашей Победы в войне.

Андрей Ребров

РУССКИЙ ВОИН

Он брел по жизненным просторам —
Как суждено: то — вверх, то — вниз...
И родовым глубинным взором
Вбирал намоленную высь.
Он умирал от крестной раны
В земле, в траншее полевой,
Но вновь из пашни фронтовой, —
С библейской силой зерновой —
Как на стерне, взрастал живой,
Знать, в небе прадеды-крестьяне
Молились с ангельским стараньем
О дольней ниве родовой.

Знать, Горней Родиной хранима,
Русь — под заоблачным крестом —
Стоит, как древний храм незримый,
На всхожем поле боевом.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва