Иванов Г. В. (Москва)

«Вся душа моя наполнена весной!»

СТРИЖИ В МОСКВЕ

Прилетели стрижи
покорять этажи.
Выше всех небоскребов летают.
Над Москвою — стрижи,
над Москвой — виражи!
И стрижиные звоны
витают...

«Надо жить! Надо жить!» —
слышу я у стрижей.
Это нам —
постояльцам
своих этажей.

 

 

 

* * *
                 Николаю Старченко

Обогреть муравейник непросто
После долгой студеной зимы.
Но наверх муравьи-теплоносы
Выползают из мерзлой тьмы.

Их работа — на солнце нагреться
И спускаться теплом в глубину.
Отогрели примерзшую дверцу,
Отогрели каморку одну...

Отогрели каморку другую...
Теплоносы — прекрасен их труд!
Согревают обитель родную
И других они к солнцу ведут.

* * *

Камни стучали о камни.
Волны хлестали утес...
Вспомнил я берег давний,
Где я у моря рос.

Вспомнил я лодки качку,
Быстрый пролет гагар...
Вспомнил не как подачку,
Вспомнил как Божий дар.

Вспомнил морские дали.
Я уплывал туда...
Дали меня качали
И волновала звезда

На горизонте где-то.
А это был маяк.
Север, морское лето...
Я уже вырос. Моряк.

Арктика наплывала
Зеленоватым льдом...
Все, что душа искала,
Было в морях кругом.

Главное были — дали,
Волны и острова...
Годы прошли, миновали.
Только остались слова.

Но и слова прекрасны:
Берег, маяк, волна...
Как хорошо и ясно
Давняя даль видна.

* * *

Мне вспомнилась вдруг почему-то пилотка.
Красивая, в линиях плавных, пилотка.
Такая удобная эта пилотка...
Я рад, что пилотку застал.

Она как привет из далекой Победы.
Отцы в ней служили и славные деды.
В ней есть окрыленность, в чудесной пилотке, —
И в ней хорошо на плацу и в подлодке.

На смену фуражки пришли и береты.
А я про пилотку. Пилоточка, где ты?
И звездочка так хорошо красовалась,
Что в памяти многих и многих осталась.

* * *

                     Мухучу Патахову

Живет в горах мой друг Мухуч.
Он и приветлив, и могуч.
В его родной аул Цада
Я приезжаю иногда.

Мы с ним обнимемся, с Мухучем,
Друг другу поглядим в глаза —
Как бы уверенность получим,
Что мы с ним оба, вместе — ЗА...

За мир в России! Это нужно
Ему и мне, стране большой.
Ну и, понятно, мы за дружбу,
За Родину мы всей душой!

* * *

Те, кто ходит в храм,
будут и на том свете ходить в храм.
Те, кто ходит по аллеям или полям
и ждет вдохновения,
будут и на том свете ходить по аллеям и полям...
Те, кто любит семью,
будут и на том свете со своими близкими...
Многие, по милости Божьей,
будут жить тем, чем живут здесь.
Но не все.
Ибо там не будет рыночной экономики,
шоу-бизнеса и политики...

* * *

Такой был чемоданчик — патефон,
И это было чудо из чудес.
Теперь — айфон, мобильник и смартфон,
А вот восторг от техники исчез.

Стремителен технический прогресс,
А слово — медленно.
Не поспевает слово?
Вокруг такой индустриальный лес...
Но слово — это все-таки основа.

Устаревают выдумки людей —
Идут в политехнический музей.
А вот обычное, казалось бы нам, слово
Жить и сиять всегда готово снова.

И СНОВА — ЖИЗНЬ!

Белые хлопья каштанов цветущих
С розовым цветом внутри...
Мыслей не надо угрюмых, гнетущих.
Все расцветает — смотри!

И одуванчиков желтые краски,
Зелень и листьев, и трав...
Все они сбросили снежные маски.
Всякий ликующий — прав!

Было безумно, но мы дотерпели.
Вот и наградою нам
Тонко, свирелисто птицы запели!
Сердце прильнуло к цветам!

Наша весна — это Божия милость.
Дивно в родной стороне.
Бог не оставил — и жизнь заструилась
В реках, в полях и во мне...

* * *

Козодой — ночная птица. Козодой,
Что кричишь ты по округе? Что с тобой?
Что с тобой, я знать не знаю. А со мной —
Вся душа моя наполнена весной!

Жизнь летела, пролетела и ушла,
А, казалось, что стоять ей, как скала.
Улетела, пролетела, но весна
Возвратила жизни силы. Не до сна!

Ах, кричи, ночная птица козодой!
Я опять неутолимо молодой!
И опять все перепетое давно
В исчезающей судьбе обновлено.

* * *

Ликуй, душа!
Ты видела так много
Прекрасных дней.
Ликуй, душа!
Ты чувствовала Бога
В судьбе своей.

Вот потому,
Когда все стало остро,
Вот в эти дни,
Я говорю и повторяю просто:
Спаси и сохрани!

* * *

Как будто на волнах,
                        на дереве осеннем
Качается листва, качается листва.
Зачем я грежу будущим спасеньем?
Затем — что так слагаются слова.

Хочу ли, не хочу ли я спасенья,
Но нас качает на волнах туда,
Где ангельское пенье и цветенье,
Где в сердце не вонзается беда.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «Вся душа моя наполнена весной!»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва