Ефимовская В. В. (Санкт-Петербург)

«День победы и праздник пасхи»

ВОЙНА СВЯЩЕННАЯ

Без креста в 41-ом встречала
Русь-Россия врагов своих.
«Жди меня» — молитвой звучало,
Словно ладанка был тот стих.
Как с икон, смотрела с плакатов
Богородицей Родина-мать.
Уходили на фронт солдаты,
Не умевшие крест целовать,
Но, как витязи в русской сказке,
Сокрушили логово зла...
День Победы и праздник Пасхи —
Жизни два багряных крыла!

 

* * *

России дух вовек не источится,
Как тысячу, как десять лет назад...
Бескровные, родные вижу лица
Погибших за нее солдат.
 

 


Отчизна — суть извечных упований
Героев Бреста, Ясс, Бородина.
России сердце — это поле брани.
С победой не кончается война...

И наши православные границы
Тьма одолеть пытается опять.
России дух вовек не источится,
Пока на Бога будем уповать,
 
Покуда в горний край Господни слуги
Возносят, утешая, души тех,
Кто отдал их за веру и за други,
И русских душ пред Богом больше всех.

 

В ОГНЕ

Меняется природа вещества,
Когда огонь его строенье рушит,
Настанет прах любого естества...
Но, полыхая, не сгорают души!

 

ДОМ С АНГЕЛОМ

С мамою и я жила в блокаде...
Кто сказал, что не было меня,
Если жизнь в блокадном Ленинграде
С первого запомнила я дня.
Были клены небывало алы,
В худобе болезной тополь наг,
И Петра десница простирала
Предостереженья явный знак.
 
Зла не ждали голуби и розы,
Золотом переливалась тень.
В городе бомбежки и морозы
Грянули в один и тот же день.
 
Замело, завьюжило, завыло.
Помню, как Неву теснили льды.
Вкуса не забуду до могилы —
Невской замерзающей воды.
 
Той воды, которую в бидоне
Матушка моя с трудом несла.
Ангел на ее старинном доме
Каменно простер свои крыла:
 
На нее, еще девчушку, глядя,
Ей безмолвно прочил райский свет...
До рожденья в мирном Ленинграде
Я жила в аду блокадных лет.

 

ПОДВИГ

Не всякий путь тернистый и кровавый,
не всякий путь — несение креста.
Путь Истины, дорога Вечной Славы
проторены страданием Христа,
Его Сыновьей жертвенной любовью
сквозь смерть, что Он попрал и покорил.
Полями и холмами Подмосковья
Спаситель наш при жизни не ходил,
но словно бы за ним, в оскал заката,
туда, где бьет фашистский пулемет,
швырнув свою последнюю гранату,
солдат-мальчишка, зубы сжав, ползет.
За своего отца он, за Россию,
за други вражий ДОТ собой накрыл...
Случайна ль в парне жертвенная сила,
от рода ли в себе ее хранил
тот эстафетный ген — от века к веку
причастный тайным свойствам Божества,
дарующим спасенье человеку,
чье бренно тело, но душа жива
и вечно с Господом своим живет.
Солдат, огнем распятый, лег на ДОТ.

 

СТАРИКИ

Не меркнет лик пречистыя реки,
И словно не стареют Росси зданья.
Но в городе должны быть старики!
Бессмертье достижимо состраданьем.
Живых да будет много стариков,
Ворчливых, поучающих, усталых,
Пусть обойденных славою веков,
Но для меня звучат, как с пьедесталов
Знакомые рассказы их про те
Сто двадцать пять спасительных блокадных,
Про горький бой в кромешной темноте,
Про сладость слез победных и наградных.
Без вечностных опор ветшает кров,
Душа без памяти бессовестна и лжива.
Помолимся за наших стариков —
Подольше бы, родные, были живы...

 

НА СМОЛЕНСКОМ

Колокола звоны — как поклоны
На четыре стороны Руси,
Каркают на кладбище вороны,
Жутко так, что, Господи, спаси...
 
Канули, как малых рыбок стаи,
На рассвете звезды в глубь небес.
Хвоя меж могильными крестами
Двух тропинок выстилает крест.
 
На запруде ряски плат багровый
Ветром порван — дыры не зашьешь,
Добрая б юродивой обнова,
Да вот как блаженную найдешь?
 
Говорят, она ходила где-то,
Забрела недавно и сюда, —
И в ледок ее босого следа
Вмерзла рыбкой золотой звезда.

 

* * *

Вечная память героическому подвигу железнодорожников,
которые водили поезда с продовольствием
в блокадный Ленинград под прицельным вражьим огнем
по легендарному «Коридору смерти»

Я верю, — с посекундным постоянством
Вернется время к нам — за часом час,
Поскольку искривляется пространство
Вблизи неизмеримых звездных масс.
Но где любви энергия лучится,
Там массы большей во Вселенной нет,
И жизнь над смертью неизбывно длится:
Меж телом и душой в квадрате свет!
И в этом свете жертвенном не меркнет
Простая и незыблемая суть:
Несется поезд «коридором смерти»,
Для жизни вечной проторяя путь!

 

ВЫБОР

Когда входили в бухту крейсера,
Когда отец легко сбегал по трапу,
Мое взмывало детское «Ура!»,
Цепляя коршуна за бронзовую лапу
На обелиске в честь погибших кораблей...
Под штормовым сердцебиеньем флага
«Вальс Севастопольский» я пела всех слышней,
Я подпевала морякам «Варяга»,
От мамы знала, помнящей войну, —
Нам никогда не подпоет Европа...
Царю тому на верность присягну,
Кто возвратит России Севастополь!

 

СПЕКТРАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Насыщен спектр земного бытия,
И одинаковых полос в нем нету.
В том спектре жизнь отмечена моя
Пульсирующей слабенькой дискретой,
Лучащей мыслей симфоничный ряд...
Ужели все в небытие уходит?
О чем созвездий письмена горят
В просторах галактических угодий?
Летят кометы, огненно дыша, 

От своего горения до праха...
Но гасит страхи бытия душа
Высоким надбытийным Божьим страхом,
Дающим зреть невидимый процесс:
Как душ иных могучие дискреты
Растут согласно с волею небес
И достигают вечной жизни Света.

 

МАТРЕШКА

Матрешка — русская игрушка,
На диво миру хороша.
Она, простушка-веселушка,
Сложна, как русская душа.
В своем наряде ярком, алом,
В цветах посадского платка
Она — как бесконечность в малом,
Объемом дробным велика...
Ее задумал древний мастер
Подобной лествице, — она
В иерархическом согласье
К единому устремлена.
Вот так и звезды во Вселенной
Разумно соподчинены,
И мы так душами смиренно
Стать частью целого должны.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «День победы и праздник пасхи»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва