Потанин В. Ф. (г. Курган)

Поле битвы - душа

Доклад на Всероссийских Ильинских молодежных научно-богословских чтениях (2011 г.)

Иван Ильин не раз занимался своей автобиографией и порой подробно объяснял многие свои мысли и суждения. Мне, к примеру, чрезвычайно интересно такое его утверждение: «...Нашему народу предстоит встать из долгого унижения, покаяться в своих соблазнах и в своем падении.., вновь утвердить свой национальный духовный лик и заткать новую ткань новой жизни. Это будет делом нескольких поколений, но оно будет осуществлено и достигнуто». Конечно, в этих словах таятся две знаковых и ударных мысли — покаяние и утверждение национального духовного лица новой русской жизни.

И сразу же возникает вопрос — как это сделать и где рецепты? К тому же каяться-то должна наша душа. Так что вопрос этот совсем не простой. И все же ответ на него совсем рядом — стоит только поднять глаза и мы сразу, сразу же увидим Божий храм и бесконечную небесную синь. Это и есть пристанище для нашей души, для нашей живой души. А поскольку душа живая, то она все время растет, набухает, она даже как бы физически продвигается во времени и пространстве, а раз это так, то не нужно вставать на ее пути и не нужно грешить человеку против самого себя. Вот мы почти и дошли до сути. И сразу же на нас повеяло чем-то недавно слышанным и прочитанном в самых лучших и дорогих книгах. Таких, к примеру, изданиях, как сборник «Будь верен до смерти» — собрание проповедей Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Высокопреосвященнейшего Иоанна. Когда я прочитал этот сборник, то почувствовал, что некоторые мысли из сборника и мысли и И. Ильина как бы тождественны и синхронны, и еще я почувствовал, что вечно живой в нашей памяти Митрополит Иоанн как бы углубил эти идеи и приспособил к нашим тревожным дням. Да, это правда. Но что значит «приспособил»?

Во-первых, автор очень мудро определил, что самые тяжелые грехи у человека — это грехи против самого себя. И потому никогда, никогда, вы слышите — никогда не следует предаваться унынию и отчаянию, не нужно даже и думать о смерти, как о каком-то бегстве от тяготей земных. И, во-вторых, не надо пытаться разрушать себя излишествами — пьянством и прочим дурманом... А в-третьих, нельзя тратить впустую свое личное время, а нужно активно работать, постоянно трудиться для ближнего и для всего общества. А в паузах между трудами прилагать все усилия к своему духовному росту и просвещению. Согласитесь, как все ясно, доступно! Соблюдай эти три единства — и ты спасешь свою душу, не потеряешь никогда своего лица. И вот сейчас я прервусь...

Ведь кто-то из вас может заметить, что все эти изначально здоровые начала в нынешней России могут осуществиться с превеликим трудом. Но почему? Вот потому, что основная масса людей (врачи, учителя, люди науки) нынче озабочены не столько созиданием, а выживанием, а сама духовность то и дело впадает в политическую услужливость, а на этом далеко не уедешь. Да и согласитесь, ведь получается грустное зрелище, когда писатель, художник или деятель науки еще вчера славил либералов и социал-демократов, а сегодня с таким же рвением он славит уже других и третьих, а завтра, что будет выгодно, он выберет в зависимости от конъюнктуры, новых кумиров... Горько это, что русская интеллигенция — всегда загадка. Откуда в ней столько энергии разрушения, столько зла по отношению к своей истории, столько восторженной и безудержной любви к Западу и нелюбви к России.

Иван Ильин: «Ей (России — В. П.) не нужно слепое западничество! Ее не спасет славянофильское самодовольство! России нужны свободные умы, зоркие люди и новые религиозно укоренные творческие идеи. И в этом порядке нам придется пересматривать и обновлять все основы нашей культуры» (ст. «Что нам делать?» журнал «Бежин луг» 1994 г.).

Но обновлять можно по-разному. Мы, русские писатели, никогда не забудем день 2 июня 2008 г. Он стал горьким и безрадостным днем в жизни отечественной словесности... Впервые за всю историю школы выпускники 2008 года не только не писали сочинения или изложения по литературе, но и получили возможность вообще не сдавать этот экзамен. Произошло это по причине произвола чиновников Министерства образования РФ, которые самовольно, не взирая на общественное мнение и требования современного образования, исключили литературу из числа обязательных экзаменов, которые сдаются учащимися по окончании средней школы. Т.е. по сути дела эти чиновники отменили саму литературу, видимо, забыв, что литература — это тот предмет, с помощью которого юные граждане нашей страны осваивают духовный, нравственный, культурный и исторический опыт жизни. Именно литература формирует любовь к Отечеству, учит распознавать, что есть Добро, а что есть зло. И вот теперь литература насильно исключается в школе.

Конечно же, писатели России не могли промолчать. И они обратились с открытым обращением «Спасите нашу литературу» к В. В. Путину и Д. А. Медведеву. Писатели России потребовали, чтобы Министерство образования РФ вернуло экзамен по литературе за курс средней школы на территории всей страны. Более того, писатели потребовали, чтобы экзамен по литературе проходили в форме сочинения и устного экзамена или же в форме ЕГЭ. Это обращение было опубликовано в центральных СМИ, в том числе и в газете «Новый Мир».

Думается, узнай об этих играх с литературой в современной России И. Ильин, задал бы он и много других вопросов, касающихся и нашего образования и наших ультрасовременных реформ. Великий философ, к примеру, мог бы спросить, почему нынешняя либерально-радикальная интеллигенция последовательно и неутомимо борется с русским патриотизмом? Или: почему нынче в наших книгах и журнальных публикациях исчезла тема труда? Словно бы тему эту кто-то навек заминировал или загородил от читателя колючей проволокой, по которой пустили электрический ток? Он бы задал, наверное, и самый главный, на мой взгляд, вопрос: почему наша нынешняя интеллигенция не замечает или проходит мимо бед и печалей, а то и настоящих трагедий, которые происходят с нашим родным русским языком. Надо ли говорить, а наверное, надо, что слово наше — это великая тайна и такая же великая надежда, потому что каждый народ надеется не затеряться в веках, ведь именно в словах и в грамматических формах проявляется душа народа (ох, уж эта душа!..).

Впрочем, в прошлом были такие моменты, когда рушились целые цивилизации, исчезали народы, оставляя после себя только десяток слов. И этой капельки иногда хватало, чтобы восстановить в знании те далекие эпохи. Но, к сожалению, случилось и такое, когда народы провалились в небытие, ничего после себя не оставляя: ни единого шороха на просторах Вселенной. И тогда наступало забвение... Вот почему каждый народ сохраняет свой язык, боясь любого насилия над ним. Сказать по правде, любой народ по отношению к своему родному языку стоит на консервативных, охранительных позициях. И это происходит на уровне инстинкта. Мы как бы не думаем о языке, но при этом остаемся на страже. Это можно сравнить с дыханием. Разве замечает человек, как он дышит?.. Вот мы и произнесли сейчас такие знаковые, такие фундаментальные слова, как «дыхание», как «душа». И эта душа постоянно что-то вспоминает, сопоставляет, печалится. И в первую очередь вспоминает ту чудесную, живую и яркую народную речь, которая звучала в нашем детстве на родной улице где-нибудь в родной деревне или в родном городке. И порой даже не верится — а было ли все это с тобой, было ли? И все-таки было.

И как доказательство этого — книги В. Распутина, В. Шукшина, В. Белова, В. Астафьева, В. Личутина, В. Крупина и наших Шадринцев — Александра Виноградова и Василия Юровских и книги их молодых учеников. Только вот трудно сегодня этим ученикам — продолжателям живого почвеннического языка в нашей литературе. Ведь поддерживается сегодня совершенно другое крыло нашей литературы, западное, в основном. И эти новые писатели, заласканные либеральной критикой, как-то опасно равнодушны к живому народному слову. И Слово это для них — всего лишь определенная функция и уж совсем не чудо, не кровинка, не воплощенная в плоть красота. Вспоминается в этой связи холмогорский мужик Михайло Ломоносов, который, отвечая на вопрос императрицы, — как наградить его, — попросил Императрицу пожаловать его в немцы. Конечно же, за этой просьбой стоит обличение засилья немцев в русской науке, засилье Запада.

Это засилье, это унижение и подчинение западным догмам осуждал и Владимир Даль. Ведь размывание языка — это размывание и наших нравственных ориентиров. И конечно же, все это уводит язык от Православия и обрекает его на исчезновение. Очень сурово и энергично высказывается по этим проблемам и Иван Ильин. Впрочем, судите сами: «Мы не смеем упрощать и снижать проблему нашего национального возрождения. Мы должны честно, как перед лицом Божиим, исследовать наши слабости, наши раны, наши упущения, признать их и приступить к внутреннему очищению и исцелению. Мы не смеем предаваться церковным раздорам, партийным распрям, организационным интригам и личному честолюбию. Мы должны строить себя заново...» («Что нам делать?» журнал «Бежин луг», 1994 г.) Говоря об этом новом строительстве, великий философ обращался уже к молодому поколению — жителям новой России... Обращался от своего страдающего русского сердца.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва