Ефимовская В. В. (Санкт-Петербург)

Пути духовные

Паломничество 2008, Италия

1. ДЫХАНЬЕ ПАЛЬМОВЫХ ВЕТВЕЙ

«Какое странное, и манящее, и несущее, и чудесное в слове: дорога! И как чудна она сама, эта дорога…» Слова Н. В. Гоголя наиболее точно определяют силу чувства русского человека, так часто испытываемого им. Дорога, даже заведомо трудная, всегда являлась желанной для русских людей вне зависимости от их происхождения и благосостояния. Неторопливое постижение бескрайнего отеческого простора было не единственной целью, но необходимостью существования беспокойной, трудолюбивой православной души. Почему испокон веков дорога — главная координата русской жизни? Не потому ли, что со времен формирования государства народ селился по берегам рек, которые были первыми путями, приучившими его к непрерывному движению. Или потому что велика территория нашей родины и так хочется весь ее простор вместить в одну краткую человеческую жизнь. А может, потому, что душа православная придает понятию «дорога» особый сокровенный смысл, связанный с христианским представлением о земной жизни как пути в Вечность.

Этот путь для верующего человека немыслим без соприкосновения с христианскими святынями, с местами, освященными стопами Спасителя, Божией Матери, Апостолов и Святителей христианской Церкви, во имя которой они совершали свои подвиги. Проще говоря, в любом христианском сердце живет неугасимое желание «освятиться» святым местом во искупление греха, в обретение полноты веры, для стяжания благодати. Это желание с древних времен заставляло многих христиан совершать далекие паломнические путешествия к святым местам, что приравнивалось к подвигу. «Подвиг, собственно, заключался в отказе от удобств, в том, что человек скидывал с себя временно все земные путы богатства и приобщался к нищете. Человек становился добровольным нищим и следовал завету Христа: не сеял, ни жал, всецело вручал себя на волю Бога. Так он шел к тому месту, куда влекла его вера, и там, узрев святыню, прикоснувшись к ней, снова становился прежним человеком, лишь просветленным подвигом, им совершенным»1.

История подвига паломничества восходит к ветхозаветным временам, когда верующие издалека приходили на поклонение к Иерусалимскому храму. Более глубоким смыслом паломничество наполнилось во времена христианские, а по мере расширения христианства увеличивалось и количество благодатных мест. И само слово имеет христианский смысл, связанный с историей путешественников, возвращавшихся из своих странствий и несущих к гробу Господню пальмовую ветвь в память тех пальмовых ветвей, которыми народ встречал Иисуса при въезде Его в Иерусалим. Паломничество, а по-русски «богомолье», постепенно, и особенно на Руси, приобрело и свою практику, и разные виды, и своих учителей, наполнилось смыслом монашествующего подвига, потому что предполагало в пути духовную брань и перенесение искушений.

В нашей поездке, казалось, понятие паломничества утрачивало традиционное значение. Действительно, о каких лишениях, о каком подвиге можно говорить, если к святому месту доставляют комфортабельные транспортные средства, если предоставляются удобные гостиницы, если есть страховка на все случаи жизни? Но у каждого времени свои законы, и в каждые времена можно послужить Богу. Как я выяснила на собственном опыте, облегчение быта паломничества не слишком отражается на его духовном уровне, не сказывается на молитвенном накале, даже, наоборот, способствует сосредоточенности в радении Господу, не изматывает сердце бытовыми заботами, не отвлекает душу, которая более чем когда-либо доверяется воле Божией.

Побывать в итальянском городе Бари, где покоятся мощи святителя Николая Мирликийского, в майский день его прославления хочет, наверное, каждый русский православный человек. Паломничество в такие дни в христианскую Италию предлагают не многие туристические фирмы. Но как из них выбрать надежную, какой довериться в наше обманное время? С этого вопроса я вручила себя Воле Божией, и на память пришло объявление из православной газеты, в котором сообщалось о поездках, организуемых московским туристическим агентством АНО «Паломнический центр». Оно уже много лет благополучно работает по благословению иерархов Московского Патриархата и имеет филиал в Санкт-Петербурге. В этой компании разработано уникальное путешествие, позволяющее паломнику с помощью сопровождающих группу священников поклониться множеству христианских святынь Италии. Мне, коренной жительнице Петербурга, предоставлялась возможность усложнить свое первое заграничное богомолье, увеличить путь к святым местам, ведь поездка начиналась в Москве, где в аэропорту я должна была соединиться со своей группой, которая состояла в основном из женщин, тоже приехавших из разных городов России.

Вид майской неаполитанской земли вызвал наше общее восхищение. Это такое чудесное зрелище, которое запоминается на всю жизнь. Цветет все! Розы, оливы, пальмы, маки, кактусы, кажется, что ярко цветут стены старинных домов и причудливые балконы и балкончики. На деревьях не видно листьев, лишь каскады разноцветных бутонов. Принарядившиеся белыми скромными цветочками пальмы, тяжело дыша на ветру Тирренского моря, машут своими огромными ветвями, будто напоминают нам, что мы паломники, и что нам, невзирая на курортные моды, надлежит позаботиться о скромности своего наряда и не роптать на тяжесть выбранного пути. Пальмы по берегу Неаполитанского залива так высоки, а их ветви так велики и тяжелы, что недоумеваешь, какой же великой силой и какой выносливой любовью должны были обладать люди, приветствовавшие ими Христа. Благость и духовную силу Христовых учеников удалось ощутить в первый же наш день, когда с Божией помощью посчастливилось приложиться к мощам святого Андрея Первозванного.

Город Амальфи, в котором находится храм с мощами Христова Апостола, некогда был самостоятельным княжеством и имел власть над морем. Святые мощи покровителя моряков были тайно вывезены из Константинополя и в мае 1208 года доставлены в Амальфи Петром из Капуи, кардиналом Амальфийской церкви. Мощи Апостола, распятого за проповедь христианства в греческом городе Патросе, были помещены в амальфийский кафедральный собор, построенный в Х веке, фасад которого неоднократно перестраивался, последний раз в 1875 году. Собор в честь святого Андрея Первозванного расположен на побережье, у самого подножия города, поднимающегося по крутым склонам Апенинских гор ввысь, как будто к небесам. В храм ведет крутая многоступенчатая лестница, приводящая к подлинным византийским дверям ХI века, выходящим в монастырский двор, называемый «Райским». У входа в храм нас встретил отец Андрей Бойцов, с 2002 года настоятель прихода Святого Апостола Андрея Первозванного Русской Православной Церкви Московского Патриархата в Неаполе. Специально для нашей группы по плану паломничества он приехал из Неаполя, чтобы рассказать об истории храма и отслужить молебен.

Через базилику Распятия, выстроенную в стиле итальянского барокко, мы, оробевшие от безлюдной холодности и гулкой скульптурной величественности пространства католического храма, в главном алтаре которого, украшенного иконой с изображением мученичества Апостола Андрея, находится саркофаг архиепископа Петра из Капуи, в сопровождении отца Андрея спустились в крипту, к мощам любимого русскими Апостола. Большая бронзовая скульптура надгробья, изображающая святого с атрибутом мученичества — косым крестом, выполненная скульптором Микеланджело Наккерино, свидетельствовала о том, что мы находимся в пространстве чужой культуры. Но это тревожное ощущение сразу рассеялось, как только четко, словно по-военному, прозвучало из уст батюшки такое родное, православное: «Христос воскресе!», — и множеством голосов нашей паломнической рати откликнулось: «Воистину воскресе!» Этой стройной перекличкой мы как будто укрепили свои права на духовное общение с Первым Апостолом, проповедовавшим Христово учение на славянских землях. А потом в реликварии зазвучали слова православного молебна. Мы вместе с отцом Андреем просили Христова Апостола молить Бога не только о нас, но и о нашей многострадальной России, о ее пастырях, о ее защитниках. В черном священническом облачении отец Андрей, несущий свою священную службу вдали от Родины, тоже был одним из тех, кто стоит на страже государственных рубежей, самых ныне атакуемых — духовных. Наш русский молебен в сердце католического собора свидетельствовал, что русское священство справляется со своей ответственной миссией. Невидимые слезы радости, казалось, просветлили очи, и увиделось великое будущее нашей православной Отчизны, и почему-то вспомнились загадочные слова В. О. Ключевского о России, которая подобна люльке, «в которой беспокойно возится и кричит мировое будущее». Государственная тема как будто промыслительно сопутствовала нам в этот светлый день.

Святыни, которыми так богата христианская Италия, действительно, производят очень сильное духовное впечатление. В поклонении им, кажется, приближаешься к Богу, кажется, что Он внемлет твоим благодарностям и мольбам, видит все твои прегрешения. Поклонение мощам святого Апостола Андрея Первозванного, а именно, части главы, заключенной в стеклянном ковчеге, происходило в торжественной просветленной тишине. Отец Андрей позволил нам приложиться к этой величайшей христианской святыне, и наши души благоговейно наполнились возрастающей верой и благодарной любовью.

В маленьком пространстве реликвария в этот торжественный момент вместе с нами были еще два человека. Мы узнали бывшего министра иностранных дел России Игоря Иванова, с ним была его супруга Екатерина Семеновна. Оба они горячо, искренне молились Первоапостолу. Казалось, что судьба не случайно свела нас с этими людьми пред мощами покровителя морской, а значит, государственной мощи России. Как будто для того, чтобы показать нам ошибочность, греховность и недопустимость привычных наших обывательских, не компетентных суждений о людях власти, чьи пути бывают воистину неисповедимы. Отец Андрей рассказал о том, что, оказывается, Игорь Иванов приложил немало сил на получение разрешения на открытие православной церкви во имя святой Екатерины на территории российского посольства в Риме, что он тоже совершает паломничество по святым местам. Так со сложным, радостным чувством прикосновения к вечности и уверенности в благополучном будущем России закончился наш первый день.

В воскресенье в Италии отдыхают все, занимаются любимыми делами, предпочитая мессе массовые спортивные соревнования. В такой веселый день нам предстояло посетить небольшой старинный город Салерно, расположенный на побережье Неаполитанского залива, по которому в античные времена путешествовал Одиссей. Считается, что именно в этом заливе находятся острова, где жили сирены, бродили одноглазые циклопы, о которых есть достоверные упоминания в древних источниках, там они называются одноглазыми слонами. Но если к мифам можно относиться по-разному, то грозное величие Везувия, вблизи которого мы проезжали, вызывает у всех чувства схожие: восхищения и любопытства. Да и как иначе можно относиться к этому древнему и по сей день живому вулкану, с извержениями которого связаны известные трагические события в истории Италии. Говорят, что над ним, притихшим с 1944 года, вновь появляется дымок, как свидетельство о его новой боевой готовности, имеющей цикличность 50-60 лет. Но веселых неаполитанцев, очевидно, не пугает этот факт. Нам же, несмотря на всеобщее праздничное настроение, нужно было сохранять сдержанное усердие, ведь предстояла «встреча» с Евангелистом Матфеем.

В Кафедральном соборе Салерно, построенном в честь Девы Марии в 1081 году, гробница Святого Апостола Матфея находится со дня его освящения. Из Византии мощи были перевезены лангобардским принцем Жузульфом в 954 году. Вход в собор через подлинную византийскую дверь ХI века стерегут два старинных каменных льва, символизирующие силу, защищающую от пороков трусости и гордыни. И весь собор построен в византийском стиле, древнегреческие колонны коринфского ордера украшают внутренний дворик. В стиле барокко выполнена неоднократно перестроенная капелла собора, в которой, вероятно по случаю воскресения, и к нашему удивлению задорно, через микрофон, в сопровождении звучных электроинструментов, под руководством пасторов, немногочисленные подростки разного цвета кожи распевали веселые песни на евангельские сюжеты. Эти новые формы, придуманные, наверное, для привлечения в храм молодежи, показались кощунственными, а само действо возмутило наши души, так как очевидно не соответствовало ни строгости мозаичного алтаря, выполненного старинными мастерами Сицилии, перед которым происходило, ни величественности древнего храма, ни той великой истории, которой посвящалось. Крипта с мощами Евангелиста Матфея, расположенная в нижнем левом приделе, к счастью, была изолирована от громогласного «веселья», которое происходило над ней. Обволакивающая холодом, отражающаяся от мозаичных стен, тишина словно отрезвляла, способствовала душевной концентрации. Как принято в католических соборах, гробницу украшает скульптура. Серебряный Апостол Матфей изображен в тот момент, когда ангел диктует ему Евангелие. Прикосновение губами и лбом к многослойному саркофагу длилось несколько секунд, но бережно хранит незабываемое ощущение память сердца, повторяющего слова тропаря: «Апостол святый и Евангелист Матфей, моли милостивого Бога, да прегрешений оставление подаст душам нашим».

Вторая половина этого насыщенного воскресного дня, когда по объективным причинам под угрозой оказался дальнейший распорядок путешествия, благополучно состоялась, казалось, по милости Божией, о которой мы просили в молитвах Апостола Матфея. Мы остались без сопровождающего по христианским святыням Неаполя. Без этой интересной и очень важной части паломничества оказались бы не понятыми некоторые особенности христианской культуры вообще и католической в частности. Но сопровождающая группы и переводчик, скромная славянская женщина, уроженка Севастополя, Елена Ельчанинова, которая теперь постоянно живет в Неаполе, утешила нас и взялась сама показать свой любимый город и его святые храмы. Но прежде, как заботливая хозяйка, накормила. Нельзя, будучи в Италии, не попробовать знаменитую итальянскую пиццу.

На маленькой, величиной с театральную сцену, площади Салерно, окруженной старинными двух-трех этажными домиками с балконами, на которых ярко цветущие комнатные растения гирлянды своих цветов спускают почти до земли, и беззастенчиво сушится белье, мы расположились в ожидании заказанного обеда. Конечно же, нам принесли «Маргариту». Как рассказала Елена, название это связано с историей из жизни Маргариты Савойской, которая, попробовав три вида пиццы, предпочла ту, что была выполнена в цветах итальянского флага. Эту пиццу и назвали в честь патриотичной королевы. Итальянскую пиццу обычно исполняют три человека: один раскатывает тесто, второй делает начинку, третий выпекает. Наша заботливая Елена не только заранее рачительно просчитала стоимость обеда, но и сама всем распоряжалась, так ей хотелось, чтобы соотечественникам понравилась ее, действительно восхитительное, новое место жительства.

В Неаполь мы ехали по шоссе, которое потому в народе называется «Золотая миля», что по этой дороге озолотившиеся Бурбоны вывозили сокровища из раскопанных из пепла Помпей. Но на самом деле это шоссе больше напоминает асфальтированную аллею: ряды могучих пальм сменяются оливковыми плантациями, виноградники отделяются от дороги высоченными кактусами, круглые медвежьи лапы которых сплошь усеяны яркими кругленькими цветочками, похожими на наши кувшинки. И все это по обеим сторонам, переходя в маковые поля, тянется к подножию гор. Горы на юге Италии являются основной частью вмещающего ландшафта. Они, кажется, созданы для того, чтобы на их высоких лесистых вершинах, кое-где сверкающих отвесными водопадами, располагались неприступные замки и величественные монастыри. К сожалению, многие замки сегодня превращаются в руины, а в монастырях братии, как нам сообщили, или вовсе нет, или не более десятка. Наверное, для восполнения утраченного и удержания уходящего и в знак своего боголюбия неаполитанцы на многих вершинах ставят большие, видные издалека железные католические кресты. Наше особое внимание привлек мрачный серый замок на вершине самой большой горы вблизи Неаполя. Оказывается, он тесно связан с русской историей: в этом замке скрывался от отцовского гнева сын Петра I царевич Алексей, и из этого замка обманом он был выманен и увезен на казнь. Не менее страшные истории совершались и в неаполитанских землях.

История Неаполя, а в переводе с греческого — Новгорода, расположенного на побережье Тирренского моря, начинается задолго до Рождества Христова, с 427 года до н.э. На месте самой древней базилики, капеллы святой Реституиты, построенной в IV веке, в ХIII веке по велению Карла II Анжуйского был построен Кафедральный собор. Собор, в благодарность помощи Божией, богато украшенный серебряными и позолоченными статуями, многократно перестраивался. Здесь покоятся мощи покровителя Неаполя святого Ианнуария, перевезенные из Бенвенутто, где святитель родился и был епископом. По указу язычника — правителя Тимофея, Ианнуария мучили, заставляя отказаться от веры, но христианский первосвященник, молящийся о своем мучителе, просящий Бога вразумить тирана и избавить его от слепоты, не сгорел в огне, не погиб от побоев, его не тронули дикие звери. Хотя Тимофей по молитвам святого и прозрел физически, но остался слепым духовно и казнил Ианнуария, отрубив ему голову. Кормилица бережно собрала кровь своего молочного сына и поместила ее в колбы. Мощи и колбы с кровью св. Ианнуария, которые долгие годы не имели постоянного пристанища и «путешествовали» по стране, перенесены в Неаполь в 1497 году архиепископом Караффой. От мощей происходит много чудес и исцелений. Но самым главным чудом является кровь Ианнуария, которая три раза в год на глазах верующих разжижается. Это чудо в ХVI веке примирило и спасло неаполитанцев от гражданской войны. Правда, говорят, что кровь разжижается не всегда: так, например, этого не произошло во время чумы в ХVI веке.

Неаполитанцы очень любят своего святого покровителя, дарят ему драгоценные подарки, которые все вместе называются «Сокровища святого Ианнуария» и выставлены в храмовом музее. Но самое ценное сокровище — чудотворные мощи, — находится в нижней крипте Кафедрального собора. С содроганием мы увидели в большой керамической вазе открыто выставленные кости святого. Рядом похоронен архиепископ Караффа. Над его могилой установлен мраморный скульптурный портрет, изображающий священника коленопреклоненным в момент глубокой молитвы.

В одном из приделов помпезного центрального нефа помещена огромная скульптура св. Ианнуария в виде Папы. Беззастенчивое обилие довлеющих мраморных скульптур, как будто вопиющих в огромном полупустом соборе о мучительном стремлении изображенных к вечной земной жизни, обилие материальных свидетельств чудес, так ярко, убедительно доказывающих святость католических священников, кажется, вытесняют образы вечного духовного мира. Во всем сияет художественный гений человека, всем прославляется мудрость и непогрешимость римских пап, человеческая сила и значимость, так необходимые для достижения материально-потребительского рая на земле, которая, действительно, и щедра, и плодоносна, которая дарит неаполитанцам такие красивые, благоухающие и долго цветущие цветы.

Но большая старинная церковь по соседству с Кафедральным собором, безмолвная, наглухо закрытая, кажется, грустно свидетельствует о том, что в здешнем мире не все цветы бессмертны. Как рассказала Елена, настоятелем этой церкви был молодой пастор, который решил в одиночку исправить мир, и стал открыто бороться с местной мафией, но вскоре, не без помощи всесильной мафии, исчез из этой церкви, а храм теперь стоит закрытым, как свидетельство вседозволенности сильных мира сего. С жалостью смотришь на огромный пустой умирающий собор, ведь где-то здесь в Неаполе отец Андрей ютится со своим православным приходом в маленькой арендуемой церкви.

Полупустым в воскресный вечер оказался и древний готический собор ХII века святой Киары или Клары. Последовательница и современница Франциска Ассизского святая Клара, будучи из богатого рода, отказалась от состояния, от своего богатого жениха и решила уйти во Франсисканский орден, но в мужском монастыре ей не нашлось места. Тогда Клара сама образовала свою общину для бедных девочек, которых прозвали Клариссами, и сама стала у них проповедницей. Однонефный собор очень строг, величествен и печален. Здесь устроили свою усыпальницу правители Неаполя Бурбоны. В соборе мало скульптуры, почти нет икон, только витражи в стрельчатых окнах. Храм сильно пострадал во время войны, сейчас его внешний вид восстановлен почти полностью. Интересна для сравнения одна скульптурная группа, расположенная справа от входа и изображающая ангела, стоящего на льве. Считается, что скульптор хотел сказать, что небесный мир, представленный ангелом, не может существовать без мира земного, без мира власти, олицетворяемой львом, который если вырвется, то и ангел упадет. Здесь вспомнились византийские львы из Салерно, установленные перед древними вратами, ведущими в храм Евангелиста Матфея, наоборот, предостерегавшие властителей от пороков алчности и гордыни.

Очень большой, красивый, принадлежащий иезуитскому ордену собор Джезу Нуово — храм Христа Спасителя, этим воскресным вечером единственный оказался полон прихожан. Он был преобразован иезуитами на рубеже ХVI–XVII из ренессансного палаццо Сансеверино, от которого осталась необыкновенная граненая облицовка фасада. Трехнефная церковь, увенчанная куполом, выполнена в форме готического креста. Этот, можно сказать, «медицинский» собор, хранит мощи святого бессребреника Кира и его помощника Иоанна. Известно, что Кир был знаменитым врачом в Александрии в Египте и лечил бесплатно всех больных телесно и духовно с помощью Христовой молитвы. Во время гонений Диоклетиана, конец III — начало IV веков, Кир удалился в Аравийскую пустыню, где продолжал с Божией помощью исцелять людей. Желая помочь в благом деле, там его отыскал Иоанн из Эдесса, ставший последователем врача. Спасая, заключенную в тюрьму христианку Афанасию с тремя малолетними дочерьми, Кир и Иоанн сами были схвачены и преданы мучительной казни. Мощи мучеников, от которых происходили исцеления, были перевезены в Константинополь, а позднее в Италию. Но в храме, хранящем мощи многих христианских мучеников, почитается еще один человек, живший не так давно, в 1880–1927 гг., медик Джузеппе Москати, причисленный к лику святых. Он жил и работал при храме, принимал ежедневно бесплатно большое количество больных, многие из которых вылечивались. По сей день по молитвам, обращенным к врачу, происходят исцеления, чему есть множество доказательств в виде подаренных излечившимися людьми маленьких барельефов из золота и серебра той части тела, которая была вылечена со святой помощью Джузеппе. Такими барельефами сплошь увешаны все стены придела святого Джузеппе Москати. И сегодня в этом переполненном соборе прихожане истово молятся о своей бренной плоти.

Наши тела тоже ощутили усталость, но неутомимый экскурсовод Елена после такой насыщенной плановой пешеходной экскурсии, попросила молодого доброжелательного водителя Алессио сделать нам в подарок еще и незапланированную поездку по вечернему Неаполю. Добросердечная славянская женщина за счет своего свободного времени показала нам дворцы и площади любимого города, рассказала об их истории. Мы увидели статую Данте на одноименной площади, Королевский дворец и театр, неприступную твердыню Анжуйского замка, где хранятся росписи Джотто и городской парк, площадь Победы, названную в честь четырехдневного в 1944 году противостояния неаполитанцев фашистам и их приспешникам, закончившегося их изгнанием. Оккупанты ушли из города вместе с членами последней королевской династии Савойских. Взглянув на гору, где похоронен Вергилий, и на огни набережной, мы направились в свой уютный пригородный отель в естественном волнении, ведь завтра нас ждал Рим.

 

2. КАМЕННЫЙ ЦВЕТОК

Глядя на Рим, кажется удивительным, что сказка о неувядаемом Каменном цветке превосходной красоты, появилась не в Италии с ее живописными горами, разноцветными известняками и еще живой, древней жилой каррарского мрамора, питающего художников вдохновением поныне. Не иначе, как Каменным цветком хочется назвать вечный Рим. Потаенная красота раскрывается не сразу, нужно потрудиться и духовно, и физически, чтобы потом долго-долго в памяти жил его искусный рукотворный образ, трудное рождение которого так точно описал Н. В. Гоголь: «…он уединился совершенно, принялся рассматривать Рим и сделался в этом отношении подобен иностранцу, который сначала бывает поражен мелочной, неблестящей его наружностью, испятнанными темными домами, и с недоумением вопрошает, попадая из переулка в переулок: где же огромный древний Рим? — и потом уже узнает его, когда мало-помалу из тесных переулков начинает выдвигаться древний Рим, где темной аркой, где мраморным карнизом, вделанным в стену, где порфировой потемневшей колонной, где фронтоном посреди вонючего рыбного рынка, где целым портиком перед нестаринной церковью, и, наконец, далеко, там, где оканчивается вовсе живущий город, громадно воздымается он среди тысячелетних плющей, алоэ и открытых равнин необъятным Колизеем, триумфальными арками, останками необозримых цезарских дворцов, императорскими банями, храмами, гробницами, разнесенными по полям… Он находил все равно прекрасным: мир древний, шевелившийся из-под темного архитрава, могучий средний век, положивший везде следы художников-исполинов и великолепной щедрости пап, и, наконец, прилепившийся к ним новый век с толпящимся новым народонаселением»2.

Рим, основанный в 753 году до Р.Х., был большим, людным языческим городом, поэтому первые апостолы, Христовы ученики, устремились с Благой Вестью в первую очередь сюда. По площадям и улочкам многолюдного императорского города ходили святые проповедники, здесь они пролили свою кровь, здесь нашлось множество их последователей, которые Христово учение понесли по всему свету. Само же объединенное государство Италия очень молодо, оно существует с 1870 года. Хотя, как говорят жители, глубинного объединения все-таки не произошло: неаполитанцы, миланцы, венецианцы и говорят на разных диалектах, и чувствуют свое историческое и национальное различие. Может быть, для укрепления нации во всех итальянских школах — не в пример нашим — введен обязательный религиозный урок с обязательным посещением! Но самой главной объединяющей ценностью, основанной на всеобщей любви, является Рим.

Рим встретил нас пасмурно. Нахмурившись, низкие серебряные небеса предвещали скорые осадки. Но в такой погодной безрадостности, затененности сильнее, чем в откровенно солнечную погоду, чувствовалась таинственная старина здешних мест, густо пахнущая непроглядными водами ленивого Тибра и мшистой сыростью древних зеленеющих камней стен и мостовых. Именно в Риме мы впервые ощутили на себе всю тяжесть паломнического усердия, нам пришлось потрудиться как будто и за местных христиан. Вследствие малой активности коренных жителей, которые неохотно посещают свои святые храмы, этим храмам в целях экономии допускается работать всего несколько часов в день. И нам нужно было успеть вместить в эти несколько часов посещение многих римских христианских святынь, что удалось выполнить со средней скоростью начинающего бегуна на длинные дистанции. Скорость задавал молодой батюшка — отец Алексий, представитель Русской Православной Церкви, направленный в Ватикан для продолжения обучения на историческом факультете. Знания истории христианства и христианской культуры отца Алексия, который в течение четырехчасовой экскурсии дал огромный объем информации, нас восхитили, как и все увиденные римские достопримечательности.

Первой из них, поразившей наше привыкшее к обратной перспективе православное воображение, стал Латеранский собор Святого Иоанна, кафедральный собор Рима, который является самым главным собором после собора св. Петра. Он был построен в начале IV века на земле, подаренной церкви императором Константином. Впоследствии и разрушался, и перестраивался. Сегодня этот величественный пятинефный собор подавляет роскошью, монументальностью. Огромные статуи Апостолов, расположенные в нишах пилястров центрального нефа, своей грозностью, своей тяжеловесностью, кажется, напоминают о традиции скульптурного изображения древнеримских языческих богов. Все выпукло, массивно, незыблемо, плотно, великолепно, как и расположенный здесь главный престол или трон для интронизации Римских пап, сверху украшенный двумя небольшими фигурками Петра и Павла, внутри них находятся Святые мощи — главы Апостолов. Православному сердцу трудно согласиться с такой функцией и таким расположением величайших святынь мирового христианства, которым, кажется, подобает традиционно сокровенное, уединенное место, как и для части святой столешницы Тайной Вечери, что в соборе помещена за росписью, изображающей это Великое событие.

Такое очевидное, озадачивающее практичностью, рациональное отношение в Риме к святыням и к вере связано, может быть, и с тем, что по легенде родителями основателей столицы Ромула и Рема были человеческая дочь — весталка и бог Марс, и поэтому, наверное, плотское человеческое здесь всегда соседствует с божественным. Отпечаток величия, мощи и определенной практичности лежит на всей архитектуре старинного Рима, который и после падения Великой империи продолжал и продолжает претендовать на роль учителя цивилизации, культурного и духовного центра большой части мира, будучи столицей католического христианства.

Но все эти тревожные размышления, возникшие после посещения Латеранского собора, рассеялись при виде одной из самых известных и знаменитых христианских святынь, находящейся в храме Святая Лестница. Своим именем храм обязан 28-ступенчатой лестнице, расположенной в нем. Предание гласит, что по указу благочестивой императрицы Елены, матери императора Константина, Святая Лестница была перевезена из Иерусалима в Рим. Это та самая Лестница из дворца Пилата, по которой ходил Иисус Христос. Святая Елена поместила реликвию в церкви, специально для нее построенной на месте своего дворца. Сегодня древние ступени защищены деревянными панелями, на которых явно видны изношенности, ведь восхождение по Лестнице на коленях, со словами молитвы совершают практически все паломники, приезжающие в Рим. С Иисусовой молитвой, повторяемой на каждой ступени, задыхаясь, разбивая колени в кровь, запутываясь в длинных юбках, не касаясь ступеней стопой, все наши женщины совершили нелегкое восхождение к Нерукотворному Образу Спасителя, расположенному над алтарем в часовне в конце пути, и радовались, что с честью выполнили свой маленький подвиг паломничества. Но отдыхать было некогда.

У подножия как будто обгрызенных временем стен Колизея, символа некогда великой Римской империи, с искренней болью мы сочувствовали мучениям первохристиан. Колизей был построен в 70–80 годы и назывался Амфитеатром Флавия. Его задумал император Веспасиан, знавший еще тогда: чтобы народ держать в подчинении, ему нужно давать хлеба и зрелищ. Когда-то это было очень красивое белоснежное сооружение, украшенное многочисленной скульптурой, сооруженное по последнему слову тогдашней техники. Над ним в зависимости от погоды могла разворачиваться временная крыша. В Колизее устраивались не только бои гладиаторов, но могли разыгрываться даже морские сражения, на арене, заполнявшейся для этого водой. При императоре Трояне в Колизее начали мучить христиан. Они гибли тысячами, кровавые расправы продолжались до IV века. Первый мученик, обагривший кровью землю Колизея, был Игнатий Богоносец, здесь погибли Евстафий Плакида с семьей, святая Татиана и многие другие. Когда однажды святитель Григорий Двоеслов, папа Римский, дал в подарок удивленным послам императора Юстиниан, пришедшим из Византии, драгоценную святыню — горсть земли из Колизея, завернутую в дорогую ткань, ему пришлось объяснить дар: «Вы не понимаете, что я даю вам: эта земля, пропитанная кровью мучеников за веру». Гонения христиан прекратились при императоре Константине, который уверовал во Христа после своей победы над превосходящим по численности войском Максенция. Об этой чудесной победе императору, который хотел было отступить, был глас «Сим победишь» и видение христианского креста. Но и в христианские времена Колизей, как место кровавых зрелищ, продолжал действовать, вплоть до V века. Но однажды, во время боя, на арену вышел монах Телемах, пришедший с Востока, и попытался остановить кровопролитие. Зрители побили камнями духовного миротворца. Чуть позже Телемах был причислен к лику святых, а император Гонорий запретил кровавые зрелища. На долгие годы Колизей был заброшен. Лишь в ХVIII веке папа Венедикт ХIV взял под свое покровительство древнее сооружение, связанное с христианской историей, и поставил вокруг 12 алтарей. В центре размещен христианский крест. В Великий Четверг здесь совершается шествие в воспоминание Страстей Господних.

Не менее зловещее место представляет древняя Мамертинская темница, расположенная вблизи Римского Форума. Такое расположение свидетельствует о ее политическом значении. Действительно, долгое время это была тюрьма для заключения государственных преступников. В темнице, построенной в 640 году до Р.Х., содержались пред казнью и апостолы Петр и Павел, которые за время своего здесь пребывания обратили в христианскую веру стражников Прокесса и Мартиниана. В знак Божиего покровительства этому событию в темнице чудесно забил источник воды, нужной для крещения новых христиан. Тюрьма ужасает своим нижним этажом, у которого не было ни входа, ни выхода. Мучеников, в том числе и за веру, сбрасывали через узкое круглое отверстие, а потом трупы через него же доставали крюком. В темнице сохранился мраморный столб, к которому были прикован Апостол Петр перед казнью распятием. В Мамертинской темнице, существующей с древних времен, время как будто останавливается. Под древними сырыми мрачными сводами ощущаешь некий эффект присутствия в древних временах. Сердце, кажется, сжимается от той нестерпимой физической боли, которую испытывали мученики за Христа, а душа укрепляется их неколебимой верой. Хотелось задержать, сохранить это сложное, необычное ощущение, но времени не было…

В церкви святого Георгия Победоносца в Веларбо, построенной по желанию греческих воинов, мы поклонились главной ее святыне — честной главе великого покровителя воинства. Богослужение в этой церкви всегда велось по православному обряду. Церковь Божией Матери «Жертвенник небесный», построенная в VI веке, стоит на вершине Капитолийского холма. Сто двадцать четыре трудные ступени ведут к храму, в котором в красной порфировой раке покоятся мощи святой равноапостольной царицы Елены, матери императора Константина. Над главным престолом возвышается икона Божией Матери, по преданию написанная Евангелистом Лукой. В благодатной тишине, всяк по-своему, мы отдали православные почести, вознесли благодарные молитвы равноапостольной царице, и поспешили к святому Алексию человеку Божию.

Церковь святого Вонифатия и преподобного Алексия человека Божия находится на вершине Авентийского холма. Многие русские знают историю преподобного Алексия, но романтическая и трагическая судьба Вонифатия известна менее. Раб Вонифатий отправился на поиски мощей христианских мучеников во искупления греховной любви со своей хозяйкой Аглаидой. Перед дорогой он сказал любимой женщине, — «а что, если я не найду нужных мощей, может, примешь мои». Так и случилось, Вонифатий не нашел искомого, но в чужом краю, видя веру и страдания христиан, казнимых Диоклетианом, сам уверовал во Христа и принял мученическую кончину. Через некоторое время, получив мощи любимого раба, Аглаида погребла их и, раздав все свое богатство, ушла в монастырь. В главном престоле церкви в гробнице из белого мрамора почивают мощи святого мученика Вонифатия и рядом преподобного Алексия. Особой святыней храма является икона Богоматери Эдесской, по преданию выполненная Евангелистом Лукой. Эта икона находилась в том храме в Эдессе, на паперти которого св. Алексий провел семнадцать лет, и глас этой иконы именовал святого Алексия — человеком Божиим. Не наглядевшись вдоволь на великолепную мраморную статую праведного Алексия, изображенного спящим вечным сном под мраморной лестницей, мы были вынуждены самыми последними покинуть закрывающийся собор. Но с Авентийского холма уходить не спешили. Из плодоносящего апельсинового сада монастыря святого Доменика, казалось, уйти невозможно, ведь он так сказочно красив со своими ярко-зелеными деревцами, украшенными, как красными лампочками, крупными созревшими плодами, которые никто не трогает. Кроме того, с высокой балюстрады чудного сада открывается незабываемый вид на Рим с птичьего полета. Хорошо виден Ватикан и его главный собор с галереей, спроектированной в виде замочной скважины, в напоминание того, что Апостолу Петру доверены ключи от рая, и, вероятно, в знак неколебимой веры итальянцев, что вход в рай именно здесь, в центре католического мира, в государстве Ватикан, где нам предстояло побывать на следующий день.

Чтобы попасть в музеи Ватикана, люди обычно стоят по четыре-пять часов. Вероятно, и проливной дождь, и наше усердие, (мы заняли очередь очень рано), способствовали тому, что, уже через двадцать минут после открытия мы с трепетом и любопытством вошли в знаменитую художественную сокровищницу. Так что сэкономленные силы пригодились для напряженного духовного труда созерцания творений гениальных мастеров. Стоит ли перечислять их, если многие известны с детства, знакомы по бережно хранимым открыткам и репродукциям из истории искусств. За себя говорят имена художников: Джотто, Рафаэль, Леонардо да Винчи, Тициан, Микеланджело, Пинтуриккио, восклицают названия шедевров: Аполлон Бельведерский, Лаокоон, стансы Рафаэля, Сикстинская капелла… Музеи Ватикана представляют самую богатую в мире коллекцию классического искусства, собранную благодаря заботам пап Климента ХIV, Пия VI, Пия VII и Григория ХVI, которые реорганизовали и дополнили коллекцию, уже существовавшую в эпоху Возрождения. Стансы были расписаны Рафаэлем по заказу папы Юлия II для своих апартаментов в папском дворце. Художник начал работать над фресками в 1508 году, когда ему было двадцать пять лет. Папа был настолько восхищен мастерством молодого художника, что решил отменить заказ, уже доверенный таким знаменитым художникам, как Лука Синьорелли, Пинтуриккио, Перуджино и Содома. Сикстинская капелла, построенная архитектором Джованнино де Дольчи по заказу папы Сикста IV и большей частью расписанная гениальным Микеланджело, является ценнейшим художественным, историческим и религиозным памятником. В Сикстинской капелле совершаются и сегодня особо торжественные церемонии и, прежде всего, знаменитый Конклав, собрание кардиналов, на котором избирается новый папа. По цвету дыма именно из Сикстинской капеллы католики узнают о результатах голосования.

Ватикан — это не только художественный музей и исторический центр, он является независимым государством, во главе которого стоит Римский папа, глава всех христиан католического мира. Ватиканское государство, ставшее независимым с 11 февраля 1929 года после подписания Латеранского пакта, занимает огромную площадь на правом берегу Тибра, на том месте, где подвергались истязаниям первые христианские мученики и сам Апостол Петр. Поэтому главный собор Ватикана и всего католического мира освящен во имя Апостола Петра и свою историю ведет с 324 года, когда император Константин построил первую величественную базилику. Окончательный вид в форме латинского креста собор святого Петра получил в ХVII веке. Над этим архитектурным шедевром трудились величайшие архитекторы, скульпторы и художники. Великолепно внутреннее убранство собора, для созерцания которого требуется и время, и сосредоточенность. Кричащая роскошь, кажется, должна убеждать в том, что мы находимся в самом большом в мире христианском храме. Гигантское сооружение нарочито восхваляет священность католической церкви. Храм, поражающий своими реликвиями и неповторимостью отделки, представляет собой образец гармоничного слияния Ренессанса и Барокко.

Все в соборе святого Петра вопиет о божественном величии смертного человека — Римского папы. Скульптурные изображения Римских пап, с предостерегающими жестами длиннопалых кистей рук, взирают на тебя почти из каждого угла и углубления. Кажется, есть что-то от египетского культа фараона в таком довлеющем, материализованном почитании и обожествлении заведомо греховной человеческой сущности, даже осененной Божественной благодатью.

Именно в соборе святого Петра чувствуется преобладание внешней материальной формы над внутренней духовной содержательностью. Такое соотношение стало оправдано и возможно в католичестве после того, как Западная церковь дополнила Никейский Символ веры нововведением об исхождении Святого Духа и от Сына, то есть обожествила человеческую природу, в частности, любого Римского папу, и заявила, «что только в Риме Христос у себя дома»3. А как быть с тем, что этот «дом» долгое время был не латинский, а греческий, что Благую Весть, шедшую из Палестины, несли греческие проповедники, что первоначальным богослужебным языком в Риме был греческий, от которого у католиков доныне сохранились — Кирие элеисон — греческое «Господи помилуй». На нем же был написан Новый Завет, который только к концу IV века был переведен на латинский. И рыба изображалась на стенах катакомб как символ Христа потому, что было анаграммою греческих слов Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель. Эти древние восточные корни и являются теми настоящими, по сей день живыми корнями, которыми римский Каменный цветок соединен с вечно живой, питательной почвой Христова учения, которое в своей объективной целостности не уязвимо никакими человеческими посягательствами.

Православной душе, кажется, можно понять и невозможно оправдать трагическую суть христианского раскола, но легко согласиться с тем исконным пониманием нашей национальной веры, всемирное значение которой в начале ХХ века так точно выразил богослов Н. Н. Глубоковский: «Православие есть неисчерпаемая христианская энергия, идущая из первоначала с непрерывностью и никогда не изменявшая себе и не ослабевшая. Ясно, что по этим своим качествам оно сливается с самим Христианством, как благодатно-божественным жизненным фактором. Но на мировой арене христианское течение постепенно разделилось на множество ручейков, иногда настолько отдалившихся взаимно, что они совершенно забыли о своем общем источнике. Всем этим обособлениям Православие противопоставляет себя в достоинстве центрального единства, целостного в своем существе и непреложного при всех исторических перипетиях»4. Ярко и явно эти слова подтвердились в городе Бари!

 

3. ВЕЛИКИЙ ЧУДОТВОРЧЕ

Двадцать второе мая, город Бари, Италия! Как много говорит русскому сердцу такая скупая информация, услышав которую это сердце наполняется сладкой щемящей болью, кажется, по недостижимому. Но, как известно, если есть благая цель, святое устремление, то нет преград русскому духу. Торжеством русского, славянского паломничества можно назвать празднование дня Николы Вешнего на итальянской земле, которая щедро предоставляет великую святыню верующим, собравшимся, кажется, изо всех уголков православного мира. Этот день, отмеченный особой веротерпимостью двух разошедшихся ветвей единого христианского учения, свидетельствует, что, не все еще потеряно в надежде на Вселенское их воссоединение, которое возможно только в вышеприведенном соотношении, с определяющей ролью Православия «в достоинстве центрального единства». Итальянская католическая церковь и простые итальянцы, обеспечивающие на своей земле с таким вниманием, терпением и уважением проведение православного праздника, кажется, все более задумываются о будущих апостасийных временах, очевидно, все с большим интересом и надеждой смотрят в нашу сторону. Праздник был подготовлен так, что православным паломникам не только никто не помешал, но, наоборот, в полное распоряжение был предоставлен католический собор во имя Святителя Николая, хранящий его мощи. Сегодня он принадлежит ордену доминиканцев, которые воздержались от проведения праздничной католической службы. Но самому нашему празднику, состоявшему из Литургии и поклонения Святым мощам Угодника, предшествовало множество испытаний.

Паломники, люди общительные, ведь надо же поделиться своими переживаниями, своими неожиданными трудностями, заканчивающимися благополучно с помощью Божией. Высокий худощавый старик громко рассказывал, что он воевал в Великую Отечественную, был пулеметчиком, и поэтому ему, пережившему в жизни страшные времена, в свои восемьдесят лет такое тяжелое путешествие не в тягость. Отец Владимир из подмосковного монастыря вспоминал, сколько неожиданных трудностей руководимой им группе доставил автобусный переезд через всю Европу, вплоть до серьезной поломки автобуса. Но добросердечный монах говорил об этом радостно, так как был уверен, что если противодействуют темные силы, значит, идешь по правильной, богоугодной дороге.

Паломники, среди которых были священники, монахи и монахини, представители власти и творческой интеллигенции, простые богомольцы старые и молодые, русские и грузины, украинцы и молдаване, белорусы и сербы в эти дни жили одной жизнью, бок о бок вне зависимости от званий и заслуг проходили все непростые этапы праздничного чина, который накануне начался с исповеди и праздничной всенощной в православном храме Святителя Николая. В молочных сумерках быстро уходящего итальянского дня мы стояли в длинной очереди на исповедь в церковном саду рядом со знаменитой скульптурой Святителя Николая, выполненной в 2002 году выдающимся русским скульптором Вячеславом Клыковым. Эта скульптура была создана для русского православного храма во имя Святителя Николая, построенного на средства России под покровительством императора Николая II в Бари еще в предреволюционные годы знаменитым русским архитектором А. В. Щусевым. Русский храм был вновь передан властями Италии Русской Православной Церкви 23 ноября 1998 года. Современный бронзовый памятник Святителю, представленному в неканоническом на первый взгляд образе, является органичным элементом единого церковного комплекса, состоящего из церкви и странноприимного дома, спроектированного в скромном старинном стиле псковско-новгородской архитектуры. Так сам А. В. Щусев пояснял свое архитектурное решение: «Суть не в заранее придуманных эстетических и модных рецептах, а в искусстве и вкусе, с которыми художник осуществит мысли и чувства своего времени и сочетает их в общую группу вещей прежних эпох. Основываясь на такой базе, я принял предложение Высочайше учрежденного Барградского комитета сочинить здание и церковь в Бари в мотивах родной архитектуры, ставшей особенно близкой лицам, любящим нашу церковь, которая так чтит своего святителя Николу»5.

О степени почитания Святого Угодника свидетельствовала уже исповедь, свершавшаяся с незабываемой истовостью и массовостью. Очереди к десятку исповедовавших священников, прибывших из разных приходов России, не иссякли даже тогда, когда закончилось необыкновенно красивая, многоголосая праздничная всенощная, которую пред знаменитой Барградской иконой Святителя, украшенной лампадкой в виде кораблика, проводил настоятель православного храма в честь Святителя Николая отец Владимир Кучумов. Она продолжалась и тогда, когда полог ночи совершенно прикрыл щедрое итальянское небо, давая ему отдохнуть перед грядущим сияющим днем праздника. В этот час, в искусственном освещении памятник Николаю Чудотворцу, держащему в левой руке, как и положено по канону, храм, а в правой, должной благословлять, — обнаженный на взмахе меч, казалось, стал ближе, понятнее. Символ «образа кротости» с боевым мечом сам скульптор так пояснял на открытии памятника: «Почему в правой руке Святителя меч? А вспомните, что сказал Христос: “Не мир я пришел вам дать, но меч”. Это меч — духовный, отсекающий свет от тьмы, ложь от правды, плевела от зерен. Этот меч должен быть постоянно в нашем сознании и душе… Но этот меч есть также символ единения всех людей доброй воли. К этому нас подводит и образ Святителя Николая Мирликийского. Перед лицом новых “козней”, так называемой глобализации, с нас, как народа с традиционной и самобытной культурой, особый спрос. От наших совместных усилий, нашей воли зависит принять законы диавола или устроить жизнь на земле по законам Божиим…»6

О том, что мы выбираем законы Божии, мы свидетельствовали не жалея своих сил весь следующий день. За два часа до начала Литургии на мощах Святителя заняли места в маленькой крипте или подземной церкви, размерами 31х15 метров, расположенной в огромном католическом соборе Святого Николая. Службу в переполненном душном низком помещении, украшенном 26 древними колоннами, не вместившем всех желающих, проводили священники русской, греческой и сербской церквей. После, уже в огромном центральном нефе верхнего храма выстроились длинные очереди за Причастием, причащали сразу четыре священника. Непривычно и непонятно было оформление алтарной части собора тремя женскими скульптурами. Две полуобнаженные дивы, оказывается, украшают размещенный здесь мавзолей Боны Сфорца (1593), которая, получив образование в Барийском замке, впоследствии стала королевой Польши. Ее посмертный скульптурный портрет водружен над мавзолеем в центре алтаря собора. Непривычно для русского празднующего человека и католическое безмолвие храмового помещения, быстро наполнившееся многоголосными возгласами «Христос воскресе!» и ответными «Воистину воскресе!» В нашей очереди очень красиво мужской церковный хор из Одессы стал исполнять христианские песнопения на разных языках. И отовсюду слышались слова акафиста Святителю Николаю. Радуйся!.. Радуйся!.. Радуйся, Николе, Великий Чудотворче!

И было от чего радоваться нашему любимому святому, для поклонения мощам которого выстроилась в правом нефе собора тысячная очередь православных. Думаю, таких почестей Святой Николай от католиков даже в праздники не получает, нет сведений о подобном католическом торжестве. Бок о бок четыре часа в неколебимой жаркой очереди мы стояли, чтобы приложиться к Святым Мощам, находящимся под полом крипты и закрытым со всех сторон железобетонными блоками. Верующим, становящимся на колени, в течение только 2-3 секунд разрешалось приложиться к маленькому, диаметром не более 15-20 см окошечку, расположенному в центральной плите гробницы, используемому для сбора святой манны или по-русски святого миро. Оно, по утверждению многих верующих, обладает исцеляющими свойствами. За год в гробнице накапливается в среднем 2-3 стакана святого миро, которое собирают накануне праздника, разбавляют святой водой и передают верующим.

Святая жидкость образовывалась в гробнице Святителя еще со времен пребывания святых мощей в Мирах. Известно, что Николай, впоследствии Мирликийский, по месту своего епископства и проповедничества, родился в греческом городе Патары от благочестивых родителей Феофана и Ноны. В Мирах прошла вся жизнь Божиего Угодника, являвшего при жизни достойные удивления чудеса, в Мирах он был и похоронен, и прославлен. Но после вторжения турок в греческие земли мощи Святителя оказались под угрозой уничтожения. В намерении спасти христианскую святыню жители города Барии опередили венецианцев и первыми высадились в оккупированных греческих землях. 20 апреля 1087 года не без труда им удалось вызволить мощи из саркофага, наполненного благоухающим миро, и 9 мая (ст. ст.) корабль со святыней пристал к берегу города Бари, бывшему тогда столицей южной Италии. Этот день стал христианским праздником. Через год специально для пребывания мощей была построена церковь во имя святителя Николая, освященная папой Урбаном II.

После восьми часов, проведенных рядом с Николой Чудотворцем, надо сказать, не очень уставшие физически, мы долго, молча сидели на берегу веющего живительной прохладой Адриатического моря. Каждый думал о своем, но все с печальным чувством скорого расставания с далекой от нас новой родиной любимого русского святого неотрывно смотрели на древние стены строгого величественного собора, хранящего его святые мощи. Этот собор много раз и перестраивался, и переукрашался в зависимости от моды, вкусов или щедрости оставивших здесь свои имена владык. А сколько безымянной бесценной людской любви, жертвенности, веры и надежды знали, и еще будут знать эти места.

 

4. НЕРУКОТВОРНЫЙ ЛИК

Наше паломничество подходило к концу, надо было возвращаться в Неаполь. Казалось, чем еще можно удивить, что еще можно узнать? Сохраняя драгоценные воспоминания, мы выехали в обратный путь, который по плану паломничества проходил через маленькие города с незнакомыми названиями Ортона и Монапелло. О, эта Италия! И здесь нас ждали удивительные открытия. Внешне город Ортона, расположенный на берегу Адриатического моря, кажется, мало отличается от подобных старинных прибрежных городков, в которых обязательно есть одна главная улица, идущая параллельно побережью, и обнесенный остатками полуразрушенных крепостных стен старый город со множеством старинных храмов и домов у подножия гор. В Ортоне главное сокровище — это церковь святого Апостола Фомы с его мощами. Храм был построен в 1127 году на останках древней христианской базилики. В 1258 году сюда из Индии привезли мощи Апостола, который, став столпом веры, проповедовал во многих землях. В Индии он был казнен, и его останки буквально растерзаны толпой за то, что обратил в христианство жену и сына индийского правителя.

Событиям из истории обретения мощей Апостола посвящены живописные изображения, расположенные по двум сторонам названной его именем капеллы. Они рассказывают о том, как забирали мощи из Индии и о том, как венецианский адмирал Леон Ачайоли в сентябре 1258 года привез Святые останки в Ортону, которая в то время была важным итальянским портом. В центре капеллы расположен живописный сюжет о моменте религиозного прозрения Фомы, когда он влагает перст в ребро Господа. Святые мощи находятся в специальной крипте. Все наши паломники благоговейно, с молитвой встали пред гробницей на колени и по православному обычаю приложились к ее стеклянному покрытию.

Название городка Монапелло сначала было даже трудно выговорить, но после знакомства с его святыней оно запомнилось навсегда. Помня Нерукотворный Образ по православной иконописи, мы с удивлением узнали, что в Италии имеется будто бы истинный Нерукотворный Лик. В сануарии Нерукотворного Спаса в Монапелло хранится эта христианская святыня, представляющая собой, как считается, подлинный плат святой Вероники. После возложения тернового венца и бичевания, когда Иисус Христос, переполненный страданиями, нес крест на Голгофу, добрая женщина подала Ему платок, чтобы Он отер Свое лицо, которое чудесным образом отобразилось на простой ткани. Известно, что в V–VI веках Образ принадлежал Византии и помогал в обороне константинопольских стен от неприятеля. Чудотворный Образ явился вновь в 1506 в захолустном итальянском городке Монапелло. Неизвестный странник, правильно рассудив, что в глуши Образ будет целее, принес его приходскому священнику местной церкви во имя Святителя Николая со словами: «Бери эту святыню, как дар небес, почитай ее, и она будет защитой для тебя и для всей твоей семьи»7. Впоследствии монахи капуцины выстроили для святыни церковь во имя Нерукотворного Образа, в алтаре которого он находится и сегодня.

Трудно передать словами те ощущения, которые испытываешь, глядя на Образ, представляющий нерукотворное изображение лика Христа на ткани, вставленной между двумя стеклами. Он смотрит, кажется, только на тебя, внимательно, страдающе и сострадающе. Перед Ликом невозможно солгать, его невозможно забыть, даже если эта святыня имеет и рукотворное происхождение. Взгляд Христа, измученного, с раздувшейся от побоев щекой, со слипшимися волосами, с полуоткрытым ртом с запекшимися губами, выражает не укоризну, не ужас, но множество добрых чувств, обращенных к нам. Пред Ликом Спасителя мы молча, кротко, долго стояли на коленях, читая подряд все вспомнившиеся молитвы.

Знаменателен факт, что католическая церковь к чудному Образу проявляет слабый интерес. И это можно понять, ведь Образ не является реликвией в привычном для католиков смысле, требующих явного материального проявления и подтверждения чудес, как например, чудотворные кости, колбы с разжижающейся кровью, горы драгоценностей. Такая реликвия ближе православной, имеющей опыт нематериального, духовного общения душе. Для большей убедительности чудесного происхождения Образа в церкви сделан музей, в котором Нерукотворный Лик из Монапелло сопоставляется и во многом совпадает с образом Христова Лика с Туринской Плащаницы. При наложении образов в одинаковом масштабе видно, что оба они принадлежат одному человеку. В музее представлено наглядное частичное сходство нижней части Лика даже с православным Нерукотворным Образом из Великого Новгорода. Интересно, что ученые, все-таки доказывающие нерукотворное происхождение Образа, уделяют ему внимания больше, чем священники. И это примета времени, в котором постепенно наука становится дополняющим аспектом объективно существующего духовного мира.

Потрясенные, озадаченные таким неожиданным заключительным поворотом нашей паломнической поездки, по-разному относящиеся к увиденному, мы были едины в одном, что невозможно не вернуться в эту чудесную страну, которая никогда уже не отпустит наши влюбившиеся в нее сердца. Позабыв все искушения и недоразумения, случавшиеся в бытовой сфере поездки вследствие пресловутого «человеческого фактора», мы с благодарностью думали о тех неизвестных нам многих сотрудниках «Паломнического центра», священниках и мирянах, которые способствовали нашему паломничеству, благословили его, предусмотрели уютные гостиницы, своевременное передвижение, составили насыщенный просветительский маршрут, закончившийся на таком высоком духовном уровне. Просветительство в России всегда играло значимую роль. Сегодня, когда наше российское общество поставило перед собой столько трудных политических и социальных задач, когда извечный враг ведет непримиримую духовную агрессию, как никогда требуется духовное просвещение всей нации, которая может все решить, все одолеть только в крепости духовной.


 


1   «О странниках русской земли». Записки священника Сергея Сидорова. М. 1999, С. 98.
  Гоголь Н. В. Рим. Собр. соч. 1984. т. 3. С. 200.
  Спекторский Е. Эпохи русской культуры. Русские философы. М., 2002. С. 157.
  Глубоковский Н. Н. Благовестие христианской славы. СПб., 2002. С. 244.
  У гробницы святителя Николая Чудотворца. М. 2005. С. 121.
6   Там же.  С. 149.
  Шурыгина М. Вся православная Италия от Милана до Сицилии. М. 2007. С. 434.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва