Протоиерей Геннадий Рязанцев-Седогин (г.Липецк)

Об аристократии

Не должны казаться человеку «демократического» общества разговоры об аристократии странными или ненужными. Можно быть членом гражданского общества и при этом быть аристократом или слыть плебеем. Состояние — АРИСТОКРАТ, при полном уничтожении русских культурных традиций, может быть устроением человеческой души, возвышенным состоянием человеческой личности. Аристократ духа — это, прежде всего, патриот (вот тоже забытое слово) своего народа и своего отечества! Аристократизм и патриотизм не отделимые друг от друга понятия. Патриотизм — это иммунитет нации. Это может понять только аристократ. Все дворяне служили России. Во время военных действий шли первыми защищать рубежи нашей Родины! И погибали первыми, потому что брали ответственность на себя, обладая знаниями и воинской культурой. Патриотизм и духовный аристократизм — это основа жизни нации! У апостола Павла где-то есть слова: кто не заботится о своих, тот хуже неверного. Итак, поговорим об аристократии. 

Нужна ли аристократия? Да, аристократия всегда нужна. Она носитель духовных ценностей. Как есть люди носители того или иного живого языка. Она культурна. Ее происхождение онтологично. Она ведет свое начало от Бога, потому что сотворена Им и от Него получила соответствующие качества. Царственность аристократии несомненна. Она как дар судьбы. Она дается не по заслугам и не по наследству, она дается как благодать. Аристократический склад души может быть и у простого человека, рабочего или жителя деревни; в то время как человек из потомственного дворянства мог быть хамом. Кстати, дворянство в России, пожалуй, было лучшей формой исторической аристократии. Оно служило отечеству во всех сферах жизни и государственно-политической, и социальной, и культурной. Сколько удивительных и мощных по красоте произведений искусства дала миру русская аристократия. Сколько ученых с мировым именем вышло из нее. Иван Алексеевич Бунин в «Окаянных днях» заметил, что ни одна страна в мире не имела такого талантливого дворянства. Новая власть, которая уничтожила дворянство, впоследствии подражала дворянству, создавая свою «аристократию», свою элиту. Но эта «аристократия» не создала новой культуры. Все, что создавалось, было отзвуком золотого и серебряного века. Кроме теорий, ничего общего не имеющих с жизнью, и катастрофических разрушений, как в материальном мире, так и в сознании людей, не создала так называемая советская «аристократия». Все это кануло в Лету. 

Интеллигенция не могла быть аристократией, потому что у нее не было послушания. Непризнание Божественного авторитета. Она слишком верила в человека и его разум. Совершенно забывая о его падшей природе. Это состояние собственной гордыни и обожествление личных возможностей. «Блаженны нищие духом» — эта заповедь блаженства никогда не могла быть понята интеллигенцией. Она всегда иронично с притворным сожалением комментировала:

— Не все же могут быть нищими духом.

Это состояние человеческой гордыни называется «непроницаемостью эгоизма», по остроумному замечанию протоиерея Георгия Флоровского.

Путь интеллигенции трагичен и во времени, и для вечности. Наиболее полно это выразилось в русской жизни конца XIX — начала XX (в наш так называемый серебряный век русской поэзии). Когда она, совершенно забыв почти тысячелетний опыт Православной Церкви, давшей народу язык и ставшей основой культурной традиции России, пустилась в поиски нового харизматического возрождения и новой социальной жизни, смешав эти две реальности. И получилась «новая» жизнь с новыми «проповедниками — апостолами»: «Двенадцать» Блока и во главе этой жизни — свой «с белым венчиком из роз впереди Иисус Христос». А в это время обращенные в новую религию и новую жизнь народные массы жгли библиотеку в Шахматово. По существу, опираясь на собственную гордыню, интеллигенция того времени пребывала в интеллектуальном аду. А что может еще предложить сатанинская гордыня и «плотское мудрование». 

Исторической аристократии больше нет, есть жалкие попытки создать клубы, в которые входили бы потомственные князья и дворяне. И сферой жизни этих клубов являются сами клубы, ограничивающие деятельность исторической аристократии. Никто большей арены для действий современной потомственной аристократии не предоставит.

В новое время появилась «аристократия с оттенком олигархичности». Ее породили экономические отношения. Она определяется модным словом «гламур». Это мир денег и роскоши и определенных элитных «аристократических» кругов, со своими условностями и стилем. Этот мир можно назвать антиаристократическим. Это мир антикультурный; мир вульгарности и пошлости, где все позволено, где все возможно; мир псевдоинтеллигентской богемы. Произрастает он в денежном мешке — в Москве, которая уже совсем не похожа на русскую столицу, а скорее напоминает Вавилон.

Аристократия тогда подлинная аристократия, когда она подается даром как талант или гений. И они аристократичны уже только потому, что талант и гений не принадлежат человеку, а являются духовным даром милости Божьей. При правильном понимании вещей от них нельзя стать гордым и тщеславным, они суть Божьи и по рождению, и по происхождению. Поэтому гений и талант по праву принадлежат аристократии. 

Духовная аристократия священного чиноначалия имеет ту же основу, что и историческая аристократия. Она привилегированная раса, получившая даром свои преимущества. Эта раса должна существовать в мире, чтобы выражать природу аристократии, которой является благородство души. Благородство души есть подлинная природа аристократии. Ей чужды низкие движения. Она не испытывает чувств: зависти, гнева, обиды. Она осознает свою принадлежность к аристократии, как высшей иерархической ступени бытия. Совсем не аристократичны душевные состояния обиды и претензии. Это плебейская психология. Для аристократии более свойственно состояние вины, чем обиды. Аристократии свойственна щедрость, а не жадность. Она не занимается самовозвышением, она служит другим. Она жертвенна. 

Да, высшая аристократия — это аристократия духовная. Не верить в Бога не аристократично. Христианство — аристократическая религия. Религия сынов Божиих, даром получающих благодать и милость. Христианство — это религия жертвенной любви, это религия, раскрывающая тайну мира и тайну призвания человека.

Первым аристократом был Адам, получивший власть от Творца над природой и стихиями. Высочайший аристократизм означает иметь власть над всем низменным, что есть в падшей природе человека. Поэтому праведник и святой — аристократы в высшем смысле. Они царствуют над миром. Потому что победили мир с его привязанностями. Они царствуют над стихиями. Потому что они повинуются им. Они царствуют Духом, потому что над ними не властвуют силы тьмы, ничего своего не находя в них.

Поэтому одна из возвышенных форм духовной аристократии — это монашество. Отказ от участия (получение своей части) в жизни и ее разнообразных благ по праву рождения в пользу других людей. Монаху ничего своего не нужно. На нем специальное монашеское облачение (одежда), у него в руках духовный меч — четки, напоминание о непрестанной молитве к Богу, у него простая пища и казенная келья, похожая на гроб. От мира он отделен толстыми и высокими стенами монастыря. Он не имеет свободного времени, кроме сна, он подчиняется монастырскому Уставу и духовнику и не действует по своему произволению, не служит страстным проявлениям души. Его путь к свободе и обретению личной индивидуальности лежит через смирение и послушание. Монах знает, что тот, кто идет к Истине, не должен иметь привязанностей. Монах уступает «пир жизни» другим и не претендует на соперничество в получении благ. Монах благословляет всю природу, испытывая умиление, «возгорание сердца обо всем творении» (Исаак Сирин). Монах уступает жизнь. 

Так один монах решил с сокрушенным сердцем помолиться Богу о спасении всего мира. Он встал на колени на краю скалы и воздел руки к небу. Пролетающие птицы приняли его руки за ветви дерева и сели на его ладони. Затем они стали носить веточки, чтобы свить гнездо, положить в него яйца и высидеть птенцов. Монах не опускал рук, пока дело жизни этих птиц, благословленное Богом, не будет завершено. И когда он увидел, что птенцы выучились летать и оставили гнездо, монах смог опустить руки. 

Вы хотите демократическое общество, где есть власть всех? Такого не будет по природе вещей. Человеческая аристократия не нужна только муравьиной куче. Впрочем, у нее есть своя иерархическая система, без которой она не смогла бы существовать. Не надо потакать низменным, мстительным порывам человеческой природы. Народу нужна аристократия.  

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва