Куликовская–Романова О.Н. (Канада)

«Чудный Саров»

Доклад на XXII Международных Образовательных Рождественских чтениях

В истории России и Дома Романовых имена святых преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского неразрывны и стоят рядом. Не ошибусь, если скажу, что нет ни одного православного храма, где не было бы икон этих великих угодников Божиих. Господь призвал их на общественное служение в трудное, переломное для нашего Отечества время. Чудный Сергий вымолил у Бога освобождение Святой Руси от татарского ига. А служка Богородицы «огненный» Серафим не допустил впадения России в новую смуту после декабрьского бунта 1825 года.

В нынешний год 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского особенно многолюдна будет знаменитая Троицкая дорога в обитель святого. В прежнее время вся Русь во главе с Царями и Императорами прошла по ней, чтобы поклониться мощам Игумена Земли Русской. В некоторых селениях на дороге были воздвигнуты путевые царские дворцы. Один из них стоял в селе Тайнинском. Ныне здесь возведен памятник святому Царю-страстотерпцу Николаю Второму работы скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова. Наш фонд имени Е. И. В. Великой княгини Ольги Александровны заботится о содержании памятника и окружающего ландшафта.

По сложившейся традиции Государь Император Николай Александрович неоднократно посещал Троице-Сергиеву Лавру вместе с членами Августейшей Семьи. Общеизвестен его решающий вклад в дело канонизации преподобного Серафима Саровского. В сам праздник прославления святого Императорская Фамилия прибыла в Саров. Воспоминания о тех незабываемых днях оставила младшая сестра Царя-страстотерпца Великая княгиня Ольга Александровна, моя дорогая свекровь. Эти воспоминания хранятся в нашем семейном архиве. Часть из них вошла в редчайшую книгу об Угоднике Божием, написанную Анатолием Тимофиевичем. Книга была издана к 50-летию прославления святого попечением сестер основанного в 1949 году в США Ново-Дивеевского Успенского женского монастыря. В пасхальном письме 1955 года Великая княгиня Ольга Александровна пишет своей датской знакомой Александре Михайловне Искре: «Читаю чудную книгу о преподобном Серафиме Д-ра Анатолия Тимофеевича, он живет US в монастыре Ново-Дивеевском. Говорят, там такая благодать, чувствуется любовь отца Серафима...». В том же письме автор сообщает, что с сыном Тихоном, членом церковного совета русской церкви в Торонто, ездят «часто в город — к каждой Преждеосвященной обедне». Вообще должна отметить, что все члены великокняжеской семьи были глубоко верующими и церковными людьми, воспитанными на почитании святых Сергия Радонежского и Серафима Саровского.

В августе 2003 года два экземпляра этой неизвестной в России книги о святом я привезла из Канады на торжества, посвященные 100-летию прославления преподобного Серафима Саровского. Один экземпляр книги передала для Святейшего Патриарха Алексия, а другой — во дни торжеств преподнесла настоятельнице Серафимо-Дивеевского монастыря игуменье Сергии (Конковой).

Багрянородная сестра святого Царя-страстотерпца вспоминает:

«Царский поезд остановился где-то в поле, не доезжая до города Арзамаса, виднеющегося слева вдали. Рассевшись по коляскам по два человека, тронулись в путь по пыльной черноземной дороге. Пыль стояла густая всю дорогу почти до леса, там же началась песчаная дорога. Чудный лес и тень показалась нам после зноя раем. Приближалась цель нашей поездки и с ней росло нетерпение увидеть Саров. Вдруг на повороте перед глазами раскрылся чудный вид монастыря, блиставшего своими золотыми крестами над церквами, стенами вокруг него и воротами. Толпы богомольцев, тянувшиеся, как и мы, туда же.

Торжество перенесения мощей и положения в новую раку не стану описывать, так как много уже было написано и рассказано тогда об этом.

Помню, какое великое на меня впечатление произвела толпа богомольцев...

Наш русский народ со всех краев России стекался в эти дни в Саров, как и при жизни батюшки отца Серафима, когда он сам всех принимал, к кому всегда был доступ, слова утешения, добрый прием. Никто от него не уходил, не получив доброго совета и духовной помощи.

Тысячная толпа спала на лугу под открытым небом внизу под горой у реки. Ночью горели костры, по прозрачному ночному воздуху доносилось пение молитв, на темном небе горели звезды и светила луна. Мирно и чудесно.

Днем и ночью беспрерывно двигалась густая толпа богомольцев к собору с умилительной верой. Каких только калек они с собой не вели, несли и тащили в самодельных тележках. Какая великая вера двигала всех этих людей. Один крестьянин из Архангельска, на руках, влача свои парализованные ноги за собой, шел один без посторонней помощи.

...Шли сухие, слепые, хромые, все шли тихо и чинно, и между ними попадались кликуши. Чем ближе к храму, тем труднее было справиться с ними. С усилием их втаскивали по ступенькам наверх; 4 человека не справлялось с одной, начинались дикие крики. Наконец, попавши в собор и там приложившись, крики стихали, и мучавший их дух отходил по молитвам сопровождающих их родных.

Ходили мы и пешком в ближнюю и дальнюю Пустыньки, прикладывались к небольшому плоскому камню, на котором молился некогда Батюшка 1000 дней. В Пустыньке висели еще его рубаха, топор и другие предметы, принадлежавшие преподобному. Везде чувствовалась его близость.

Утром по пути туда встретились богомольцы вдоль реки. Помню, что один молодой парень, поддерживаемый своею матерью, висел как-то на руках, поджав ноги под себя на ветке, и глядел оттуда над головами толпы на Государя. Возвращались мимо того же места. Теперь мать и сын были центром взволнованной толпы богомольцев. Кто-то говорил: "Чудо, чудо случилось!" Крестьянка в радостных слезах рассказывала, как она пошла на источник, зачерпнула воды в свой маленький чайник и стала поливать у сына колени и ноги, и вот его изогнутые ноги стали выпрямляться, он стал на ноги и теперь может хорошо стоять и ходить. Мы все вместе с этой матерью порадовались ее великой радости и счастью быть свидетелями Божественной помощи.

Перед отъездом удалось приобщиться, а накануне вечером и исповедаться в самой келье Батюшки у старца схимонаха (не помню имени). У меня было чувство, что он видит мою душу насквозь, и страх меня разбирал, а он так ласково и трогательно со мной говорил, что стало легко и радостно.

В один из последних вечеров Императрица Александра Феодоровна, Ея сестра В. К. Елисавета Феодоровна захотели выкупаться в источнике, позвали и меня с собой. Был такой теплый вечер и было почти светло, так как луна освещала тропу. С левой ее стороны темнела опушка леса, а с правой стороны речка, вдоль которой мы шли, журчала и кое-где блистала в лучах луны. Вода источника была до такой степени холодная, что как бы обжигала тело, будто кипяток, зато потом оставалось приятное чувство бодрости.

Уезжать не хотелось, и мы с грустью покинули после пятидневного пребывания чудный Саров. Это святое место унесло с собой незабываемые воспоминания».

Спустя сто лет и мне посчастливилось побывать у преподобного Серафима в «чудном Сарове». Особенно запомнилось, как подошли к открытой раке преподобного. Душевные переживания и эмоции были настолько сильны, что слезы удерживала с трудом. Я со страхом Божиим трепетно приложилась к мощам преподобного Серафима Саровского и приложила иконку, которая была у меня на шее. Иконка двухсторонняя, на одной стороне изображен преподобный Серафим Саровский, на другой — образ Божией Матери «Умиление».

В пятницу, 1 августа 2003 года, был главный день торжеств. Именно 100 лет назад, первого августа 1903 года, в присутствии Царской Семьи был торжественно причислен к лику святых преподобный Серафим Саровский. Тогда тысячи верующих со всей России съехались в Дивеево. Ранним утром 1 августа 2003 года тысячи людей занимали лучшие места для того, чтобы увидеть ретрансляцию праздничного Богослужения, которое должен был провести Патриарх Алексий прямо на соборной площади Дивеевского монастыря. Пройдя за ограду монастыря, мы вновь приложились к мощам преподобного, которые теперь были помещены на улице под золоченой резной походной сенью неподалеку от входа в Дивеевский Преображенский собор. Рядом был сооружен импровизированный алтарь, прямо на площади под открытым небом, где вскоре началось праздничное Богослужение. Огромное количество иерархов со всех уголков земли принимали участие в этой службе. Гости произносили некоторые возгласы на литургии на родном языке, отчего служба оказалась особенно торжественной.

После причащения тысячи верующих устремились на главную площадь Серафимо-Дивеевского монастыря. Люди прикладывались к мощам преподобного Серафима Саровского, находившимся прямо на улице, под походной сенью у входа в Преображенский собор. Затем святые мощи перенесли обратно в Троицкий собор. Очередь к раке не прекращалась и утром следующего дня. До обеда оставался приблизительно час и на площади ко мне стали подходить знакомые и незнакомые люди из Екатеринбурга, Нижнего Тагила, Петербурга, Пскова, из Верхотурья и самых разных уголков страны и ближнего зарубежья. Любовь и поклонение святыням неистребима в русском народе.

Много раз молилась у мощей святого угодника Сергия Радонежского. Об этих встречах с великими русскими святыми у меня, как и моей свекрови, остались «незабываемые воспоминания». Главное, что ныне Россия, как и в царское время, вся от мала до велика, притекает в обители Сергия и Серафима. У их святых мощей молимся о мире и благоденствии, о единстве народа, о спасении и благополучии детей и внуков наших. Святая Царская Семья и семья Великой княгини Ольги Александровны — молитвенники и почитатели преподобных Сергия и Серафима — это образец для подражания молодым семьям. Полюбим всем сердцем, как Цари наши, святых Сергия и Серафима — спасем Россию. И передадим ее в крепкие руки молодых русских людей.

 

 



культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва